Елена Слепец. По следам Кукрыниксов

Жить Хорошо 23 апреля 2018 0 Просмотров: 403

Елена Слепец – профессиональный художник, талантливый портретист, педагог. Одна из граней ее творчества – дружеский шарж. Этот «легкий» жанр не так прост, как кажется: важно не только уметь рисовать, но и обладать фантазией, интуицией. Многое зависит от  характера самого художника и его отношения к модели.

- Шарж и карикатура – это близкие жанры?

– В чем-то эти жанры близки, но у них разные задачи. Шарж – это портрет, выполненный в забавной, немножко курьезной манере. Задача художника-шаржиста – создать человеку хорошее настроение. А в карикатуре главное – сатирический подтекст. Вспомните, например, Кукрыниксов. Есть политическая и социально-бытовая карикатура – они всегда «на злобу дня», художник обращает внимание на политическую ситуацию, проблемы общества, социальных групп. А вот философская карикатура – это абстрактный юмор, он не привязан к текущему моменту. Художник осмысливает вечные вопросы бытия. Изошутка показывает общечеловеческие проблемы в оптимистическом ключе, их много на развлекательных сайтах.

– А какие бывают шаржи?

Шарж может быть просто веселым портретиком, который художник быстро рисует на мероприятии. В качестве подарка чаще заказывают сюжетные шаржи: художник обыгрывает профессию героя, его увлечения или какую-то историю из его жизни. Можно нарисовать человека в виде какого-то персонажа, например капитана корабля, царя или Бабы-яги. Влюбленные пары, молодожены любят романтические и свадебные шаржи. На групповых шаржах рисуют сразу нескольких героев – это могут быть друзья, коллеги, члены семьи.

– Насколько этот жанр популярен и востребован? Можно ли сказать, что шаржи сейчас в моде?

– В Москве это направление популярно и модно, а в Калуге пока не очень развито. Шаржистов часто приглашают торговые центры, рестораны, автосалоны — на открытие, праздники, презентации. Участвуют художники и в корпоративных праздниках, свадьбах, юбилеях. Шарж – это подарок гостю, благодарность за то, что пришел, и память о событии.

Иногда мне кажется, что я нарисовала почти всех калужан, хотя это, конечно, не так

– Как люди реагируют на свои шаржи?

– Почему-то многие позируют серьезно. Приходится просить людей улыбнуться или самой додумывать, как бы это выглядело. Обычно, получив портрет, люди благодарят, и вот тут наконец-то появляются на лицах улыбки. Очень приятно, когда говорят: «О, вы профессионал!»

Я не высмеиваю своих героев, не стремлюсь их «откарикатурить». Если карикатурю, то мужчин – они обычно воспринимают это очень позитивно. Чувство юмора у них развито лучше, они всегда готовы посмеяться и над собой, и над своими друзьями. Женщины к своей внешности относятся более серьезно и трепетно, поэтому их я никогда не карикатурю, напротив, стараюсь приукрасить.

– Елена, вы называете себя доброжелательным шаржистом, почему именно такое амплуа вы выбрали?

– Я рисую «миленькие» шаржи. Наверное, это мое мироощущение. Когда начинаешь рисовать человека, понимаешь, что в нем есть что-то прекрасное, и появляется желание это «вытащить» и запечатлеть. Хочется верить, что если ты нарисовал человека красивее, чем он есть в реальной жизни, то в будущем он сам и его жизнь изменятся к лучшему.

Иногда срабатывает интуиция, и я могу что-то угадать о человеке. Однажды я рисовала девушку лет 20 и по какому-то наитию изобразила ее с короной на голове. Подошли ее родители: «Как вы узнали, что наша дочь — принцесса?!» Оказывается, отец с рождения называл ее именно так — Принцесса, ни разу не назвал по имени.

– Сколько времени у вас уходит на один шарж? Сколько всего шаржей вы нарисовали?

– На мероприятии надо рисовать быстро, чтобы успеть охватить как можно больше гостей и люди не уставали позировать. За час можно нарисовать примерно 6-7 шаржей, то есть на один шарж уходит 10 минут или меньше. А шарж по фото можно делать не спеша, в цвете, акварелью или пастелью.

Бывает забавно прийти в гости к друзьям и увидеть там свой шарж на кого-то из членов семьи. Поэтому иногда мне кажется, что я нарисовала уже всех калужан, хотя это, конечно, не так. Если подсчитать, получится порядка 1000 шаржей за шесть лет жизни в Калуге и еще немного – за время учебы в Перми.

– Были какие-то забавные случаи?

– Однажды я рисовала на свадьбе. Заранее изобразила, слегка откарикатурив, жениха, а в течение вечера ко мне сел позировать его отец. Подошла его жена, посмотрела шаржи и говорит: «И что же ты удивляешься, в кого у мальчика такие уши? Вот, сразу же видно – в тебя!» Я рисовала в потоке, не задумывалась, кто передо мной, и отразила характерные фамильные черты отца и сына, не отдавая себе в этом отчета.

Был любопытный случай, когда меня пригласили на корпоративный праздник. Оказалось, что сотрудники компании – китайцы. Сначала я испугалась: как же я буду их рисовать, они же все «одинаковые». Но это совсем не так, они совершенно разные, у каждого своя индивидуальность, свои особенные черты! Я удивилась и обрадовалась этому открытию, а им очень понравились шаржи.

– Нужно ли художественное образование, чтобы рисовать хорошие шаржи? Какие качества, навыки необходимы шаржисту?

– Образование иметь необязательно, достаточно просто уметь рисовать. Есть отличные шаржисты-самоучки, в том числе известные. Нужен хороший глазомер, способность видеть индивидуальность человека. Чем больше тренируешься, тем быстрее улавливаешь характер модели, линии и черты лица. Мне пригождаются все навыки художника, которые у меня есть.

Шарж отражает характер не только модели, но и самого художника. Например, я сразу вижу, кто рисовал – женщина или мужчина. У мужчин более резкие, быстрые линии, а женщины все сглаживают, скругляют, «прилизывают».

Рисовать человека, у которого яркая индивидуальность, легко — не надо выдумывать ничего лишнего

– Как вы сами начали рисовать шаржи?

– Я училась в Пермском государственном институте искусства и культуры. Иногда преподаватели просили нас, студентов, поработать на институтских выставках, порисовать шаржи и портретики. Мы относились к этому скорее негативно, считали, что настоящий художник не должен заниматься такой «ерундой». Но постепенно втянулись и даже стали соревноваться, кто нарисует лучший шарж. И, конечно, это был для нас дополнительный заработок.

Переехав в Калугу, я устроилась в реабилитационный центр для детей-инвалидов. Это нужная, благородная работа, но на зарплату было не прожить. Пришлось вспомнить свои навыки шаржиста. Сначала я думала, что это временно, не воспринимала себя в этом амплуа. Но, когда появилась обратная связь от людей, когда я начала чувствовать их положительные эмоции и энергию, появилась радость от того, что я делаю. Шаржи – это весело. А еще это свободное творчество, в котором у художника практически нет ограничений.

– Когда получаются самые удачные шаржи?

– Многое зависит от настроения художника. А что касается модели, проще рисовать человека, если у него яркая индивидуальность. Тогда можно не выдумывать ничего лишнего. Если человек обычный, да еще и не улыбается, надо очень постараться, чтобы добиться хотя бы сходства. Очень трудно бывает «карикатурить» красивых людей. Подсаживается ко мне очаровательная девушка, хорошенькая, как куколка, ну зачем ей шарж?! Он не будет милее ее.

– Легко ли вам было нарисовать шарж на себя?

– Свои собственные черты уловить непросто. Я работаю над своим автопортретом, а вот с шаржем было сложнее. На меня в принципе сложно нарисовать шарж. У меня обычные, типично европейские черты лица, людей с такой внешностью много. Шаржисту просто не за что «зацепиться».

– Что вы любите рисовать больше всего? Какой стиль и жанр вам особенно близки?

– Больше всего люблю писать предметы и людей. Всегда чувствовала, что я портретист, но это надо постоянно себе доказывать. Мне нравится работать крупными мазками, немного утрировать оттенки, на чем-то сделать акцент, а что-то не дописать – так портрет получается более выразительным и живописным. А людям обычно нравится, чтобы на портрете все было сглажено, зализано, тщательно прописаны все мелочи. Поэтому большая радость, когда заказчик полностью доверяет мне в плане выбора стилистики, или когда я сама выбираю модель для портрета. Тогда получается по-настоящему творческая работа.

Когда часто рисуешь шаржи и переходишь к портрету, есть риск невольно из портрета сделать шарж. Я не могу сразу перестроиться, мне надо «включить» в себе художника-портретиста. И наоборот, надо помнить, что шарж – это не портрет. Нужно эту грань всегда чувствовать.

– Вы профессиональный художник. Каким вы видите свое будущее, о чем мечтаете?

– Я мечтала, что после института стану серьезным художником, буду заниматься только станковой живописью, воплощать свои замыслы, творить историю в картинах. Этот идеал появился во времена передвижников и даже раньше: художник живет одной жизнью с народом, осмысливает то, что происходит вокруг, сопереживает людям, и свои мысли и чувства переносит на холст. Вы смотрите на картину – и как будто читаете книгу.

Я и сейчас мечтаю об этом и, конечно, о собственной мастерской. Всерьез задумываюсь о выставке. А еще мне было бы интересно попробовать себя в жанре карикатуры, сотрудничать со СМИ.

Беседовала: Екатерина Шевелева.
Фото: Дмитрий Мамяс (Демидов)

Прокомментировать

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов