Илья и Арина. Запах глины

Жить Хорошо 26 мая 2017 0 Просмотров: 331

Гончарное дело – это своего рода магия. Когда глина постепенно начинает плавно следовать за движениями рук, приобретая новые черты и формы, можно ощутить, как она оживает. В мастерской калужских гончаров Ильи и Арины даже самая простая керамическая посуда приобретает не только душу, но и характер.

- Расскажите, как к вам пришла идея открытия собственной мастерской?

Арина: – Все началось довольно просто. Десять лет назад мы с Ильей сходили на мастер-класс по гончарному мастерству. И нам настолько понравилось работать с глиной, что постепенно это хобби полностью нас захватило.

В какой-то момент мы осознали, что нам хочется заниматься керамикой на более серьезном уровне. Тогда и задумались о собственной мастерской. Шаг за шагом мы начали ее обустраивать, устанавливать оборудование, осваивать новые техники… И вот уже больше трех лет мы работаем здесь, в Калуге.

– Из чего состоит ваша мастерская?

Илья: – У нас есть все необходимое оборудование. Частично профессиональное, частично созданное своими руками. Мы собрали сами печь для обжига, причем из тех же материалов, из которых делают заводскую продукцию. Круги у нас профессиональные, ибо это основной инструмент для гончара.

Любой мастер должен пробовать что-то новое. Только так его мастерство становится чище и больше

А.: – У нас две печи – электрическая и газовая. И в этом у нас преимущество перед многими другими мастерскими, так как с помощью последней можно обжигать изделия на улице. Кроме того, мы можем сделать два абсолютно одинаковых изделия и поставить их на обжиг в разные печи – результат будет очень сильно различаться. По-другому раскроется глазурь, по-другому будет выглядеть черепок…

– Глазурь вы покупаете или готовите сами?

А.: – Составление глазури – достаточно интересный и кропотливый процесс. Проще их покупать, но только при умелом использовании можно и с их помощью добиться интересных результатов.

И.: – Если глазурь делать самим – это эксперименты, эксперименты и еще раз эксперименты. Здесь гончар превращается в химика. Нужно высчитывать пропорции, что можно смешать, а что не стоит, делать пробники… У нас уже есть свои рецепты, которые мы активно используем, но все равно стараемся добавлять в них какие-то новые ингредиенты.

– Вообще тяжело научиться гончарному делу?

И.: – Есть технологические процессы, которые нужно понять и достичь самому. Некоторые вещи можно посмотреть в Интернете, можно спросить у мастера, но многое нельзя узнать ни от кого. Часто бывает так, что приходится очень долго буквально биться об стену, страдать, что ничего не получается, а потом – раз! – так вот он, выход, рядом.

– И все же как вы пришли к авторской посуде?

А.: – Мы начали с традиционной керамики: крынки, кувшины, чашки. И в какой-то момент поняли, что делать только традиционку и ничего больше – тупиковый путь. Надо чему-то постоянно учиться. Мы просто искали картинки с интересными изделиями из керамики и пытались понять, как та или иная вещь была сделана. Отсюда начали изобретаться свои техники. Любой мастер должен пробовать что-то новое. Ведь мастерство растет, его надо оттачивать. Так мастерство становится чище, больше.

И.: – Когда мы только начали заниматься чем-то своим, то это были одни эксперименты. Делались сотни пробников, прежде чем найти идеальный вариант. Ведь многое зависит от тонких технических моментов, которым нет места в масштабе крупного производства. Это и есть отличительная черта авторской керамики. Когда мы только начали, то мы все свободные деньги вкладывали в развитие своего дела. Самая большая статья расходов была именно глазурь. У нас даже была такая фраза: «Люблю – глазурь куплю».

В авторской керамике многое зависит от тонких технических моментов, которым нет места в масштабе крупного производства

– Как люди оценивают такую необычную посуду?

А.: – Люди все разные, и нравится им разное. У нас есть друзья, которые обожают посуду из «Икеи», а от нашей у них шок. Но даже если наше творение хорошо продается, то это не значит, что оно самое лучшее. Изделия ручной работы не должны быть у всех. Кто хочет иметь такую посуду, либо делает ее сам, либо платит мастеру. Людям приходится объяснять, почему это стоит так дорого.

И.: – Всегда хорошо продаются кружки, кувшины и крынки. Кстати, у традиционки есть и свои плюсы. Очень часто люди останавливаются, особенно старшее поколение, засматриваются, а потом начинают рассказывать какую-то историю. О бабушках, которые в таких же крынках топили молоко, о своем далеком детстве. Приятно, что наши изделия будят в людях эти теплые воспоминания.

– Вашу посуду можно встретить во многих кафе, барах и ресторанах Калуги. Тяжело ли работать с такими большими заказами?

А.: – Тут все зависит от энергии человека, который заказывает. Мы работаем непосредственно с шеф-поварами. У них, как правило, уже есть идея подачи того или иного блюда, а мы должны дать ей обрамление. Мы должны работать в тандеме. В нашей мастерской мы не будем делать что-то обычное, что можно купить в магазине. Все моменты очень важны, потому что посуда – это фактически лицо заведения.

И.: – Бывает так, что приносишь сырое изделие, а заказчики начинают его мять, крутить, вертеть. В итоге, когда уже изделие обретет идеальные формы, стоишь и думаешь: «А как теперь таких 30 штук сделать?»

– Есть ли какие-нибудь вещи, которые вам очень нравится делать?

И.: – Нельзя выбрать что-то одно. Иногда есть настроение лепить крынки. И я ухожу в творческий запой и целый день леплю крынки. Потом, правда, Арина на меня ворчит, зачем я столько их налепил, но зато они у нас всегда есть. Или так же с кувшинами, или чайниками.

А.: – Чайники – это уже определенный уровень мастерства. Более половины чайников, которые можно купить в магазине посуды, сделаны плохо. У вас будет плохо идти струя или вываливаться крышка. Он будет безумно красивый, то технологически бездарно выполненный. Чайник – это сложная геометрия. Есть формулы, статьи на эту тему. Мы даже находили целые диссертации о том, под каким углом нужно лепить носик. Мы вымеряем все до миллиметра, поэтому за качество отвечаем головой.

– Какие у вас планы на будущее?

А.: – Двигаться вперед, постигать новое. Просто сейчас немного не хватает времени на все, что задумано. Но мы обязательно докупим новое оборудование, расширимся. И, кто знает, может быть, доберемся и до фарфора.

Текст: Наталья Которева 

Прокомментировать

От редактора

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов