От простого к сложному

Жить Хорошо 5 ноября 2018 0 Просмотров: 43

«Воин, сражающийся за истину» – так можно трактовать его псевдоним. BURITO – один из самых ярких и загадочных артистов современной российской сцены – выступил в Калуге на дне города. Перед концертом он дал эксклюзивное интервью нашему журналу и ответил на самые откровенные вопросы. Благодарим за организацию встречи РА Prospectr и лично его директора Ирину Бутрову, за помощь в проведении интервью спасибо отелю Hilton Garden Inn.

– Извините, но мало кто знает ваше настоящее имя. Могу я попросить вас представиться полным именем?

– Мое имя Игорь Юрьевич Бурнышев, ударение на первый слог. Имя Игорь – для семьи, для узкого круга людей, для родственников. Друзья, с того момента, как я оказался в Москве, называют меня Гариком, а сейчас и зачастую просто – Гар. Для зрителей я Burito. Не то чтобы я разделяю жизнь на сцене и вне сцены, но так сложилось, и я вижу в этом гармонию. Та философия, смыслы, что несет имя Burito, полностью меня устраивает.

– Пожалуйста, расскажите, кто ваши родители и как они отнеслись к тому, что вы выбрали артистическую стезю?

– Девичья фамилия мамы – Русских, ее предки-староверы жили в Удмуртии, вышли из глубокой тайги. Мама приехала из села Орлеть в Ижевск, училась в техникуме, познакомилась с папой. Папина фамилия Бурнышев распространена в Татарии и Мариэл. Родители долгое время работали вместе на радиозаводе, мама монтажницей, папа – фрезеровщиком. Мои родители мудрые люди, они никогда не подталкивали меня к выбору. Они дали моей душе окрепнуть, выбрать свое направление и встать на него. За что я им очень благодарен.

– Как вы решились из Ижевска уехать в Москву?

–1996 год, мне 19 лет, я уже отучился 2 курса в училище культуры в Ижевске и понял, что режиссура драматического театра мне неинтересна. Поехал в Москву с четкой целью и желанием заниматься современными формами творчества – режиссурой театрализованных представлений и шоу-программ. Возможно, так встали планеты – я даже уверен в этом.

– То есть, вы считаете, что будущее предопределено?

– Это мое полное убеждение. В основе всего – смирение, но, несмотря на это, есть и свобода воли. Можно прикладывать усилия для того, чтобы изменить какие-то основные параметры.
Мужчина работает во внешний мир, поэтому для него необходимо испытание себя, исследование, продвижение. А это всегда прорыв, преодоление препятствий. Тяжело, но надо. Мне помогают практики внутренних убеждений, навыки, приобретенные в занятиях айкидо, скалолазанием.

3– В столице вы когда-нибудь чувствовали свою некую провинциальность?

– Мы говорим о вещах, которые абсолютно условны и субъективны. Я не делю людей, у меня нет сегрегации – ни внутренней, ни внешней. Понимаю, о чем вы спрашиваете — это присутствует в нашей жизни, но сам я с этим не сталкивался, хотя живу в столице уже 21 год. Возможно, мне помогла учеба в училище культуры и работа на радио, где обязательно есть сценическая речь. И тот круг людей, близких мне по духу, с которыми мы дружим до сих пор.

4– Был ли тот день, когда вы почувствовали себя звездой, популярным, успешным артистом?

– Нет. Все это условно. Популярность, успешность кратковременны. Это настолько все… неправда. Не про жизнь.

– А в чем жизнь, по-вашему?

– Для любого артиста – это встреча со зрителем. Это и есть квинтэссенция всего творчества – встреча с публикой, здесь и сейчас. Как в театре: время–место–действие. И ради этого – ежедневный труд.

Я ежедневно пишу. Во мне постоянно что-то живет, бродят слова и музыка.

В жизни я научился двум вещам: налаживать процессы и идти от простого к сложному. Процесс создания песни отработан от идеи в голове до перенесения в студию и выпуска. Для этого есть специальные музыкальные программы в телефоне, виртуальные синтезаторы. Потом материал переносится в лэптоп. Потом в студию, которую я собирал много лет. Все деньги, которые зарабатывал в «Банд’Эрос», я потратил на создание студии. И теперь у нас есть база для экспериментов.

– Есть ли песни других артистов, которые вы хотели бы исполнить? Или о которых думаете: «Почему не я ее написал?»

– Песни я пишу сам. Есть любимые песни других авторов, и всегда есть возможность встретиться с ними и сделать замечательный дуэт. Так нам удалось коснуться песни «Зурбаган» Володи Преснякова, «Разведи огонь» Константина Меладзе. Интересно подойти к ним совершенно по-новому.

В жизни я научился двум вещам: налаживать процессы и идти от простого к сложному. Я ежедневно пишу. Во мне постоянно бродят слова и музыка

– Что поменялось в вашей жизни с рождением ребенка?

– Поменялось всё. Моей старшей дочери уже 19 лет. Софья – состоявшаяся личность, удивительно гармоничная, знающая, куда идет. А рождение сына расставило все точки над «i». Это осознание, которое включает в себя продолжение рода, понимание цикличности жизни, кармических связей, ответственности, свободы воли. Это колоссальный эмоционально-чувственный спектр. Как только вы переводите ощущение от рождения ребенка в слова, они превращаются в банальность, в набор штампов: «дети – цветы жизни», «дети меняют Вселенную». Но это и есть правда.

– Можете назвать главные правила отношения к миру?

– У правил божественная природа, поэтому один человек не должен навязывать их другому. Каждый в этой жизни сам для себя их создает и постигает. Если нет – возвращается сюда снова, чтобы пройти и усвоить эти уроки. Поэтому мы говорим о кармичности, бесконечном числе перерождений. Есть люди, которые думают о том, чтобы прервать круг перерождений, и для этого занимаются духовными практиками, правильно питаются, правильно мыслят. А кому-то все это непонятно и не нужно, он об этом даже не задумывается. Другие находят ответы в религии.

– Во что вы верите?

– Каждому человеку свойственно искать Бога на том или ином жизненном этапе. Я православный, крещеный человек, но интересуюсь разными знаниями. И говорить о понимании Господа нашего в узких религиозных традициях я бы не стал. Уважаю все религии абсолютно, у меня есть друзья из самых разных конфессий. Главное для меня – воспринимать людей такими, какие они есть, с их миром и их мировоззрением.

– Ваши татуировки несут какой-то смысл?

– Татуировки сакральные, конечно. В определенный момент, уже в зрелом возрасте, у меня появилось желание их делать.

– Если к вам больше не придет ни одна строчка и нота, чем вы будете заниматься?

– Если не идут слова и музыка, значит, Господь говорит: «Все, дружище, ты отработал, переключись». Значит, пора завязывать. У меня большой опыт работы с людьми в разных сферах. Не думайте, что я всегда пел: я преподавал сценическое движение, танцевал, работал диджеем, ведущим свадеб. Я могу заниматься многим. Буду больше посвящать времени семье… Скажу: «Спасибо за этот прекрасный опыт» – и пойду дальше.

Фото: Дмитрий Демидов (Мамяс), Александр Фролов

Прокомментировать

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов