От простого к сложному

Жить Хорошо 5 ноября 2018 0 Просмотров: 1791

«Воин, сражающийся за истину» – так можно трактовать его псевдоним. BURITO – один из самых ярких и загадочных артистов современной российской сцены – выступил в Калуге на дне города. Перед концертом он дал эксклюзивное интервью нашему журналу и ответил на самые откровенные вопросы. Благодарим за организацию встречи РА Prospectr и лично его директора Ирину Бутрову, за помощь в проведении интервью спасибо отелю Hilton Garden Inn.

– Извините, но мало кто знает ваше настоящее имя. Могу я попросить вас представиться полным именем?

– Мое имя Игорь Юрьевич Бурнышев, ударение на первый слог. Имя Игорь – для семьи, для узкого круга людей, для родственников. Друзья, с того момента, как я оказался в Москве, называют меня Гариком, а сейчас и зачастую просто – Гар. Для зрителей я Burito. Не то чтобы я разделяю жизнь на сцене и вне сцены, но так сложилось, и я вижу в этом гармонию. Та философия, смыслы, что несет имя Burito, полностью меня устраивает.

– Пожалуйста, расскажите, кто ваши родители и как они отнеслись к тому, что вы выбрали артистическую стезю?

– Девичья фамилия мамы – Русских, ее предки-староверы жили в Удмуртии, вышли из глубокой тайги. Мама приехала из села Орлеть в Ижевск, училась в техникуме, познакомилась с папой. Папина фамилия Бурнышев распространена в Татарии и Мариэл. Родители долгое время работали вместе на радиозаводе, мама монтажницей, папа – фрезеровщиком. Мои родители мудрые люди, они никогда не подталкивали меня к выбору. Они дали моей душе окрепнуть, выбрать свое направление и встать на него. За что я им очень благодарен.

– Как вы решились из Ижевска уехать в Москву?

–1996 год, мне 19 лет, я уже отучился 2 курса в училище культуры в Ижевске и понял, что режиссура драматического театра мне неинтересна. Поехал в Москву с четкой целью и желанием заниматься современными формами творчества – режиссурой театрализованных представлений и шоу-программ. Возможно, так встали планеты – я даже уверен в этом.

– То есть, вы считаете, что будущее предопределено?

– Это мое полное убеждение. В основе всего – смирение, но, несмотря на это, есть и свобода воли. Можно прикладывать усилия для того, чтобы изменить какие-то основные параметры.
Мужчина работает во внешний мир, поэтому для него необходимо испытание себя, исследование, продвижение. А это всегда прорыв, преодоление препятствий. Тяжело, но надо. Мне помогают практики внутренних убеждений, навыки, приобретенные в занятиях айкидо, скалолазанием.

3– В столице вы когда-нибудь чувствовали свою некую провинциальность?

– Мы говорим о вещах, которые абсолютно условны и субъективны. Я не делю людей, у меня нет сегрегации – ни внутренней, ни внешней. Понимаю, о чем вы спрашиваете — это присутствует в нашей жизни, но сам я с этим не сталкивался, хотя живу в столице уже 21 год. Возможно, мне помогла учеба в училище культуры и работа на радио, где обязательно есть сценическая речь. И тот круг людей, близких мне по духу, с которыми мы дружим до сих пор.

4– Был ли тот день, когда вы почувствовали себя звездой, популярным, успешным артистом?

– Нет. Все это условно. Популярность, успешность кратковременны. Это настолько все… неправда. Не про жизнь.

– А в чем жизнь, по-вашему?

– Для любого артиста – это встреча со зрителем. Это и есть квинтэссенция всего творчества – встреча с публикой, здесь и сейчас. Как в театре: время–место–действие. И ради этого – ежедневный труд.

Я ежедневно пишу. Во мне постоянно что-то живет, бродят слова и музыка.

В жизни я научился двум вещам: налаживать процессы и идти от простого к сложному. Процесс создания песни отработан от идеи в голове до перенесения в студию и выпуска. Для этого есть специальные музыкальные программы в телефоне, виртуальные синтезаторы. Потом материал переносится в лэптоп. Потом в студию, которую я собирал много лет. Все деньги, которые зарабатывал в «Банд’Эрос», я потратил на создание студии. И теперь у нас есть база для экспериментов.

– Есть ли песни других артистов, которые вы хотели бы исполнить? Или о которых думаете: «Почему не я ее написал?»

– Песни я пишу сам. Есть любимые песни других авторов, и всегда есть возможность встретиться с ними и сделать замечательный дуэт. Так нам удалось коснуться песни «Зурбаган» Володи Преснякова, «Разведи огонь» Константина Меладзе. Интересно подойти к ним совершенно по-новому.

В жизни я научился двум вещам: налаживать процессы и идти от простого к сложному. Я ежедневно пишу. Во мне постоянно бродят слова и музыка

– Что поменялось в вашей жизни с рождением ребенка?

– Поменялось всё. Моей старшей дочери уже 19 лет. Софья – состоявшаяся личность, удивительно гармоничная, знающая, куда идет. А рождение сына расставило все точки над «i». Это осознание, которое включает в себя продолжение рода, понимание цикличности жизни, кармических связей, ответственности, свободы воли. Это колоссальный эмоционально-чувственный спектр. Как только вы переводите ощущение от рождения ребенка в слова, они превращаются в банальность, в набор штампов: «дети – цветы жизни», «дети меняют Вселенную». Но это и есть правда.

– Можете назвать главные правила отношения к миру?

– У правил божественная природа, поэтому один человек не должен навязывать их другому. Каждый в этой жизни сам для себя их создает и постигает. Если нет – возвращается сюда снова, чтобы пройти и усвоить эти уроки. Поэтому мы говорим о кармичности, бесконечном числе перерождений. Есть люди, которые думают о том, чтобы прервать круг перерождений, и для этого занимаются духовными практиками, правильно питаются, правильно мыслят. А кому-то все это непонятно и не нужно, он об этом даже не задумывается. Другие находят ответы в религии.

– Во что вы верите?

– Каждому человеку свойственно искать Бога на том или ином жизненном этапе. Я православный, крещеный человек, но интересуюсь разными знаниями. И говорить о понимании Господа нашего в узких религиозных традициях я бы не стал. Уважаю все религии абсолютно, у меня есть друзья из самых разных конфессий. Главное для меня – воспринимать людей такими, какие они есть, с их миром и их мировоззрением.

– Ваши татуировки несут какой-то смысл?

– Татуировки сакральные, конечно. В определенный момент, уже в зрелом возрасте, у меня появилось желание их делать.

– Если к вам больше не придет ни одна строчка и нота, чем вы будете заниматься?

– Если не идут слова и музыка, значит, Господь говорит: «Все, дружище, ты отработал, переключись». Значит, пора завязывать. У меня большой опыт работы с людьми в разных сферах. Не думайте, что я всегда пел: я преподавал сценическое движение, танцевал, работал диджеем, ведущим свадеб. Я могу заниматься многим. Буду больше посвящать времени семье… Скажу: «Спасибо за этот прекрасный опыт» – и пойду дальше.

Фото: Дмитрий Демидов (Мамяс), Александр Фролов

Прокомментировать