Илона Алексеева. Устойчивый прием

Жить Хорошо 29 октября 2015 0 Просмотров: 3062

«Радио 40» – настоящий медийный феномен. Созданное в Калуге пять лет назад, «первое рок-н-ролльное» не только успешно конкурирует с федеральными радиостанциями, но стало одним из самых любимых калужанами. Уникально и то, что «радио с характером» все эти годы возглавляет женщина — главный редактор «Радио 40» Илона Алексеева.

 - У вас такое оригинальное имя – Илона. С ним связана какая-то история? 

– Меня часто спрашивают об имени: это в честь Илоны Броневицкой? Или Илоны Давыдовой? На самом деле история такая: в Калуге снимали фильм «Белый Бим, Черное ухо». Моя бабушка тогда работала в круглосуточном детском саду. И из съемочной группы привели туда девочку, которую звали Илона. Моя мама узнала, что есть такое имя, и влюбилась в него. После она назвала так меня. Всю жизнь я «мучаюсь». Как меня только не называли: и Эллона, и Элеонора, и Элла. Я уже привыкла. 

– Значит, вы калужанка? 

– Да. Я родилась в Калуге. Мама моя калужанка. По маминой линии все калужане. А папа мой из Алексина Тульской области. Но и по папиной линии у меня большая родственная ветвь из деревни Никола-Ленивец. А я, к своему стыду, там ни разу не была и мечтаю съездить. 

Мы жили долгое время в Алексине. С моих пяти лет и до окончания школы. Мои родители – химики. Соответственно, работали на алексинском химкомбинате. Потом папа пошел преподавать. По папиной линии вообще все ближайшие родственники – учителя. Бабушка по папиной линии была учительницей начальных классов, а дедушка – русского языка и литературы. А у отца не было педагогического образования. Хотя у него два образования – химическое и экономическое, в конце концов, педагогика в нем все равно проснулась. И когда я оканчивала школу, вопрос о вузе не стоял, потому что я обязательно должна была пойти в педагогический. 

– А вы сами этого хотели? 

– То, что я могу быть учителем, – я знала. И мне хотелось этого. Но на какой факультет пойти, думала до последнего момента. И поняла, что больше всего мне нравится литература. Два последних года школы у меня был прекрасный преподаватель русского языка и литературы – Юрий Борисович Сухорученков, который перевернул мое представление об учителях. Я была влюблена в предмет, в то, как он преподавал, и действительно с удовольствием поступила на филфак КГПУ. Я сказала родителям, что не вернусь в Алексин. Я понимала, что мне там делать нечего, а в Калуге можно хоть как-то себя реализовать, и приехала в Калугу, к бабушке с дедушкой. 

И что мне больше всего нравилось в Москве – так это скорость принятия решений. То, что в Калуге приходится ждать неделями, там решалось за несколько часов, если не минут 

– Кто занимался вашим воспитанием? 

– Мне кажется, я была золотым ребенком и не доставляла родителям никаких хлопот. Однажды только папа разозлился, когда мы с подружкой в девятом классе написали матерные частушки на музыку песни «До свидания, мама» группы «Моральный кодекс». А папа нашел тетрадку с текстами и провел со мной серьезный разговор. Тетрадь, конечно, была уничтожена.

– Вы учились музыке? 

– Нет. Хотя очень хотела. У меня очень музыкальные родители, в нашем доме всегда звучала музыка. Папа мой меломан, мама тоже всеядна. У нас был проигрыватель и тысяча виниловых пластинок. Помню, мама приходила с работы, включала Риккардо Фольи, Аллу Пугачеву, а я качалась на качелях, которые висели между дверей. Потом приходил папа, и у нас начинались «Лебединое озеро», «Щелкунчик». Группы «Браво», «Битлз»…

– А в юности кем были, рокершей? Чьи плакаты у вас висели на стенах?

– Мне нравилась разная музыка: «Аэросмит», Тина Тернер, Фил Колинз. Но, по-моему, в каком-то классе со своими одноклассниками мы и «Ace of Base» слушали, и еще, что тогда было модно… Западная музыка мне больше все-таки нравилась. По-моему, в 1993 году по телевизору показали вручение премии «Грэмми». Для меня это стало потрясением… А на стене у меня висел огромный плакат человека, которого я до сих пор люблю и уважаю, – это Стинг.

– Как же вы попали на радио?

– Надо сказать, что темой радио я интересовалась с раннего возраста. После уроков слушала радио «Юность», радио «Свобода», Севу Новгородцева с «Рок-посевом»… А когда приехала в Калугу учиться в институте, узнала, что здесь работает офигенная станция – «МС-радио». Весь первый курс я его просто слушала. Была активной фанаткой, звонила в эфир, в хит-парады… А на втором курсе выяснилось, что три моих сокурсницы там работают! И я упросила их отвести меня на радио, чтобы посмотреть, как это все происходит. Они меня пригласили в программу «Безумное чаепитие». В ней Любовь Камырина, сейчас известная тележурналистка, Клара Прозоровская, Катя Сидорова и Ольга Егорова обсуждали в эфире разные темы. Я была в диком восторге. После этого не могла уже спокойно жить, мечтала работать на радио! Решилась пойти напрямую к Павлу Селезневу, который тогда был программным директором «МС-радио». Паша мне сказал: «Напиши текст какой-нибудь программы, и мы подумаем». Я пришла с текстом, он спрашивает: «Тебе кто-то это писал?» Говорю: «Нет. Сама». Павел сказал: «Ну, здорово. Теперь прочитай». Начала читать, он сказал: «Так, иди, занимайся дикцией и приходи через две недели». Две недели я честно работаю, скороговорки всякие, орехи за щеками, как в фильме «Карнавал». Прихожу, Павел снова меня слушает и говорит: «С дикцией все нормально. Теперь работай над интонацией и приходи еще через две недели»… Короче, первый мой визит на «МС-радио» был в ноябре, а 16 марта я все-таки вышла в эфир с программой. Всего полчаса в воскресенье, но на это время откладывалось и отменялось все, потому что это было самым важным для меня.

Была потребность в нашем городе иметь не просто рок-н-ролльную станцию, а радио со своей историей. Потому что в Калуге многое связано с роком 

– Это было ваше первое место работы?

– Честно говоря, «МС-радио» – это был скорее «клуб по интересам». Феномен! В провинции открыть коммерческое радио – это было что-то нереальное. Там не было никакой системы, но царила творческая атмосфера. Кто-то день рождения отмечал, у кого-то любовь, у кого-то депрессия. Кто-то на эфир приходил, кто-то уходил. Все время что-то происходило. Но из «МС-радио» вышла целая когорта крепких профессионалов. В 2000 году произошла покупка радио другими людьми. И, конечно, первый состав развалился. Кто-то сам ушел, кого-то попросили уйти. Остались только я и Сергей Сычев. На этой частоте запустили радио «Шансон», куда мы с Сергеем плавно перетекли. Параллельно я нашла другую работу, потому что на те деньги жить было невозможно. Но приходила в свое эфирное время. Потому что не могла расстаться с радио. Так продолжалось до 2004 года. Мне хотелось изменить что-то, поменять свою жизнь. И судьба предоставила мне такую возможность. 

– О чем вы говорите? 

– Я встретила своего будущего мужа, он москвич. Не могу сказать, что я очень хотела уезжать. Но у меня всегда была установка на семью, и я, конечно, уехала с мужем в Москву. Надо сказать, что столица нормально меня приняла. Со мной не было никаких печальных историй. Я человек открытый. У меня там появились хорошие друзья. В Москве хотела продолжать работать на радио. И когда моему первому сыну исполнилось 6 месяцев, стала обзванивать все радиостанции Москвы на предмет вакансии для меня. Выяснилось, что на радио «Шансон» как раз ищут двух людей: на эфир выходного дня и на ночные эфиры. Меня собеседовал Артур Вафин, программный директор радио «Шансон», сейчас он занимается «Весна FM». Мы с ним поговорили, он сказал: «Мы вам перезвоним». И буквально через пару дней раздается звонок: «Выходи в ближайшую пятницу». Я-то рассчитывала, что буду работать на выходных, а остальное время посвящать ребенку. Но в Москве так нельзя. Если ты на что-то подвязываешься, то будь готов впрягаться по полной программе. Либо отказываешься, и на тебе ставят крест. Второй раз ничего не предложат. Конечно, я согласилась, и уже через три месяца мне предложили влиться в ряды утреннего шоу «Хорошее Начало». Сначала я была там звукорежиссёром, а потом меня попробовали как редактора и одну из ведущих. Позже стала редактором программ «Живая струна» и «Шансон года». 

– Никто сейчас не шутит по поводу вашего шансон-прошлого? 

– Да я нормально это воспринимаю. Если кто-то подшучивает, могу ответить строчкой из песни. Например, из « Темной ночки». (Смеется.) Кстати, на радио «Шансон» приходило много интересных людей: Игорь Демарин, Михаил Танич, Александр Новиков… Даже в этом жанре есть профессионалы, которые делают это качественно, на хорошем уровне. А есть те, кто «около стоит». 

Радио «Шансон» стало уникальной школой для меня. Я попала в первую волну, когда там работали такие профессионалы, как Олег Булгак (сейчас он делает «Бизнес-FM»), Юра Абросимов, Катя Михайлова (сейчас главный редактор радио «Шансон»), Роман Шахов. Мы до сих пор сохранили дружеские отношения. С ними было по кайфу работать, мы ставили интересные задачи, искали новые формы, идеи… Что мне больше всего нравилось в Москве – так это скорость принятия решений. То, что в Калуге приходится ждать неделями, там решалось за несколько часов, если не минут. 

– Почему же вы вернулись? 

– По семейным обстоятельствам. Когда уезжала из столицы, многие крутили пальцем у виска. Потому что я была в декрете со вторым ребенком. Мне говорили: «Ну, ты посиди еще немного и выходи на работу. Зачем уезжать?» Но я приняла решение, и здесь уже поняла, что в Москву не вернусь. Мне здесь комфортно, хорошо. Калуга – МОЙ город.

Конечно, я стала искать работу по медиахолдингам, поскольку ничего, кроме радио, не умею. Мне везде сказали, что вакансий нет. В конце концов, я пришла на «Нику», там требовались только журналисты и новостийщики. Но намекнули, что, возможно, скоро что-то новое откроется. И через пару месяцев мне позвонил Дмитрий Ченцов: «Ты слышала про «Радио 40»? Приходи». Я быстро втянулась, потому что эту музыку знаю и люблю. Мы разработали некую концепцию, с Михаилом Соловьевым придумали «Городские сороки». Через месяц работы мне предложили стать главным редактором, которого до этого не было. Изначально я решила, что мы должны тесно сотрудничать с музыкантами. Чтобы можно было общаться со звездами напрямую. К некоторым я сама обратилась, списывалась с ними, созванивалась. С другими у нас было сотрудничество по концертам в Калуге. И я очень рада, что, придя к нам один раз, человек хочет вернуться. Александр Ф Скляр был у нас уже три раза, и ему нравится. И когда он на концерте говорит: «У вас здесь такое классное радио!», мне лично это очень приятно. Одно дело – какой-то там московский эфир. А другое дело, когда здесь, в Калуге, к нам в студию, например, приходит сам Шевчук! Конечно, он меня поразил до глубины души.

– Чем? 

– Вообще, я фанатка «ДДТ». Юрий Юлианович умнейший человек. Он расположен к людям, прост в общении. Он вышел из автобуса и пошел пешком по городу. Поговорил с женщиной, которая стояла с коляской, про ее ребенка, про ее жизнь. Потом поднялся к нам в студию. Это единственный человек, которому я позволила курить в студии. И мы проговорили час. Он потрясающий! Вообще, я в людей влюбляюсь. Влюбляюсь в личность, когда понимаю, что человек поцелован богом, когда у него есть принципы, точка зрения. И еще я очень ценю в людях внутреннюю свободу. Стараюсь и детей своих в этом плане воспитывать. Чтобы они были свободными людьми, но думали, что делают, и отвечали за свои поступки.

– Илона, расскажите, что такое «Радио 40»? 

– У «Радио 40» две главные ипостаси: во-первых, это музыка. «Радио 40» и появилось в Калуге, потому что эта ниша не была занята. Но, кроме того, была потребность в нашем городе иметь не просто рок-н-ролльную станцию, а иметь станцию со своей историей. Потому что в Калуге многое связано с роком. Все знают, что Доца здесь играл в «Кукушке». У нас «Ария» в филармонии начинала! Была попытка Жени Горина сделать калужский рок-клуб. И эта вся история вела к тому, что в Калуге должно было появиться такое радио. Идея эта родилась у бывшего учредителя Благодарова Станислава Викторовича. И во-вторых, «Радио 40» – это общение. Людям нужна возможность высказать свою точку зрения или услышать ее. Когда-то на радио были прекрасные дикторы, такие как Левитан, Кириллов, которые информировали. Потом радио должно было увлекать разговором и говорить какие-то красивые вещи, радовать слух. А не так давно все радиостанции поняли, что просто говорить красивые фразы и ставить музыку недостаточно. Сейчас важно общение.

Я никогда не пойду «по головам» и по людям. Это мой принцип. Считаю, что это со всех сторон неправильно  

– Расскажите, каких исполнителей любят калужане?

– В нашем городе очень любят рок-музыку. А это показатель! Чаще всего заказывают классику русского рока – «Чайф», «Сплин», «ДДТ», «Алиса», «Пилот»… И мировые хиты: AC/DC, Metallica, The Doors, Aerosmith, U2…

– Так сложилось, что вас окружают мужчины: коллеги, слушатели, сыновья. Каково это – быть в мужском кругу?

– Ну, не только мужчины. У меня есть замечательные боевые подруги, с которыми мы вместе много лет. Но с мужчинами мне проще. Я понимаю их юмор, их позицию. Мне легко общаться с ними и решать какие-то вопросы. Наверное, поэтому я и сама стала жестче. 

– Насколько вы принципиальны? 

– Имея двух детей, я понимаю, что могут быть ситуации, когда мать может поступиться любыми принципами. Ради детей. Но я никогда не пойду «по головам» и по людям. Это мой принцип. Считаю, что это со всех сторон неправильно. 

Есть люди-колодцы, из которых можно черпать до бесконечности. А есть люди-ведра, люди-лужи, из которых взял, и ничего не осталось. Хочется быть «колодцем»  

– Сложно ли быть сильной женщиной? 

– У меня нет такого образа. Я обычная женщина. Бывает, накапливается усталость, и я заметила, что в такие моменты заболеваю. Мне сказали йоги: это значит, что в тот момент нужна была пауза и отдых. Когда мне нужна перезагрузка, я уезжаю в горы. Семь раз я была в Абхазии, всё там облазила, даже в Кодорском ущелье была несколько раз и с пастухом сама делала сыр. Вообще люблю путешествовать, и новые места, и людей новых. Но по большей части я домашний человек, после работы я иду домой. Меня редко можно увидеть на тусовках. На первом месте у меня дети, родители – семья. Дома с сыновьями я кайфую. Приучаю к тому, чтобы они умели все делать сами, без моего участия. Мужчина должен уметь все: уметь выживать в любых ситуациях, приспосабливаться, ему должно быть интересно жить и семью еще за собой подтягивать. Как мой папа. Как мой дед, герой войны, летчик. Он был награжден за взятие Берлина и Кенигсберга. Дедушка был моим самым любимым человеком в жизни. Для меня он и папа – эталон мужчины. 

– Илона, примерно год назад слушатели «Радио 40» были взволнованы, когда с утра услышали в эфире шипение. Потом несколько дней на вашей волне просто играла музыка? Что случилось? 

– Действительно, в прошлом году на «Радио 40» случился кризис – произошла смена собственника. Я в этот момент была в отпуске, в отъезде. Конечно, это был шок. То, что ты создавал, то, что ты по кирпичику выстраивал, вкладывал свои мысли, душу, идеи – все это рухнуло в один момент. Станция была на грани закрытия. Будущее было туманно. Но я решила дождаться все-таки окончания этой ситуации. Я не могла вот так бросить свое радио, не представляла, как буду жить без него. Какое-то время программы для эфира записывались просто у меня дома. И не ожидала, что столько людей нам предложат помощь. Предлагали и офис, и какие-то услуги, просто звонили, писали слушатели. Хорошо, что все решилось по-честному. И мы, к счастью, попали в рекламный холдинг «Интервидео» под руководством Якова Казацкого. И я очень благодарна ему, что он в нас поверил. Наверное, мы были с таким желанием работать и все вернуть, что в нас нельзя было не поверить. 

– Как изменилось «Радио 40» с того момента?

– За что надо сказать спасибо «Интервидео». Это такие люди… Как вам объяснить?.. Как будто я вернулась обратно в Москву. Люди, которые решают вопросы быстро и делают невозможное возможным! Всего за месяц нам полностью собрали студию, чтобы можно было приглашать музыкантов. Мы сразу вернули программы, которые нравились слушателям, в частности «Городских сорок». 

Конечно, мы пересмотрели эфир, концепцию, добавили еще западной музыки в ротацию, и теперь русского и западного рока примерно 50 на 50. У нас новый слоган: «Радио 40» – радио с характером». У нас новый музыкальный редактор. Я давно видела на этом месте Михаила Соловьева. Теперь он является не только ведущим, но и занимает эту должность. Без него новое «Радио 40» быть не могло. Человек чувствует и понимает, что он ставит в эфир, и главное – зачем он это делает. Если ты работаешь в эфире и в этом не разбираешься, тебя аудитория вмиг раскусит. На «Радио 40» нет случайных людей, сейчас у нас отличная команда. 

Мы включились в систему «Безопасный город», и прямо в студии можем отслеживать видео с камер, расположенных на улицах города. И еще много позитивных изменений произошло. 

– Получается, не было бы счастья, да несчастье помогло. А вы лично на каком жизненном этапе сейчас находитесь?

– Мы недавно с подругой говорили об этом. Она спросила: «Ты столько лет занимаешься одним и тем же, неужели тебе не скучно?» Мне совсем не скучно. Я считаю, что радио – это мое. Я на своем месте и занимаюсь своим делом. На работу не то, что бегу – лечу! Мне интересно, что еще можно сделать, и что будет дальше. 

У меня есть свои личностные задачи. Нужно же себя отдавать людям. Есть люди-колодцы, из которых можно черпать до бесконечности. А есть люди-ведра, люди-лужи, из которых взял, и ничего не осталось. Хочется быть «колодцем», работать над собой, своим образованием, развивать себя в духовном плане … Не знаю, как сложится дальше моя жизнь, все течет, все изменяется, загадывать не стоит. Но сейчас я счастлива. 

текст: Анна Большова 
фото: Дмитрий Демидов (Мамяс) и из архива семьи Алексеевых
Благодарим за помощь в организации съемок  магазин Rolada (ТРЦ XXI век) и лично Н.Н. Силадий

Прокомментировать