Валерий Михалев. Своими силами

Жить Хорошо 9 октября 2017 0 Просмотров: 368

Глядя, как он легко взлетает по лестнице, оживленно рассказывает о событиях жизни своей и завода, попутно цитируя наизусть классиков, сложно поверить в то, что этот человек отмечает весьма солидный юбилей. Судьба его настолько крепко связана с Кировом и заводом, что и имена их стали уже синонимами. Генеральному директору завода «Кировская керамика» Валерию Васильевичу Михалеву исполняется 70 лет. Он сумел не только сохранить старинное предприятие, но и вернуть ему былую славу.

- Валерий Васильевич, вам исполняется 70 лет. Сколько из них вы отдали заводу?

– В 1988 году меня выбрали директором, вот с того времени и маюсь (смеется). А если серьезно, время показало, что я правильно поступил. Мне же предлагали пойти в обком партии, а я отказался. Многие потом спрашивали: «Валерий Васильевич, как вы угадали?» А я не угадал – я видел, что партию разваливают. И когда мне предложили пойти директором завода на выборной основе, согласился. Потому что производство изначально мне близко, я же начинал слесарем, механиком на чугунолитейном заводе. Потом отслужил, работал в горкоме партии… Постепенно поднимался.

– Каким тогда был завод?

– Ни разу никому об этом не говорил: честно говоря, я думал, что у нас все не так уж плохо. Но когда мы поехали по обмену опытом сначала в Волгоград и Екатеринбург, потом в Европу, и увидели их производства… Мы были в шоке! От того, насколько отстали. Там уже тогда все было роботизировано. А нас финансировали по остаточному принципу. Что такое Киров – маленький городишко. Первые деньги на модернизацию с трудом выбил из Министерства промышленности. А после распада СССР уже развивались на заемные средства. Я получил, наверное, первый длинный кредит в области в 99-м году в Калужском Сбербанке. 2,5 миллиона немецких марок. В 1998 году случился дефолт, стремительный обвал рубля, и банкам большое количество кредитов не возвращалось.

Главная роль менеджера – мотивировать людей к работе. Именно благодаря команде профессионалов «Кировская керамика» стала предприятием европейского уровня

– Не боялись?

– Не я боялся – банк! Они сильно рисковали. Спасибо Алексею Демичеву и Геннадию Зарапину, они мне поверили. И мы рассчитались за полтора года, вместо трех лет.

– Вам пришлось учиться бизнесу?

– Знаете, после института я окончил Высшую партийную школу. Нас учили управлению, и еще как учили. В те времена еще нигде не слышали про деловые игры, а у нас были. Мы изучали государство и право, экономику промышленности, сельского хозяйства, и «Капитал» Карла Маркса сегодня вдруг оказался востребованным. Нам тогда, в 83-м году, говорили: если мы пойдем в рынок, 30 процентов населения уйдет в сферу обслуживания. Или говорили, что нормально, когда безработица составляет 4%. Кто тогда говорил про безработицу? Тогда мы мимо ушей это пропускали. Многое дошло уже позже. Я считаю, что благодаря советским «красным» директорам мы до сих пор сохраняем экономику страны. Потому что большинство тех новых «руководителей», кто тогда приходил на производства, в первую очередь старались набить свои карманы. А мы старались спасти производства.

– Сегодня в вашей отрасли много молодых руководителей. Как вы их воспринимаете?

– Академик Скрябин сказал: «Когда у руководства стоит одна молодежь – это комедия, когда одни старики – это трагедия». Надо найти оптимальный баланс. Всеми современными технологиями я спокойно пользуюсь. Единственное – по старинке для оперативного руководства все отчеты, планы, документы смотрю в бумажном виде. Беру карандаш и делаю заметки. Больше того, я вам сейчас интересную вещь покажу. Это ежедневник, куда я выписываю интересные, полезные мысли великих людей. Из книг, журналов, газет, интервью… По бизнесу, экономике, управлению персоналом.

– Какие общие мысли прослеживаете?

– Все в первую очередь говорят о работе с кадрами, с людьми. Вот там, на стене, висит изречение Форда: «Заберите у меня все, но оставьте мне моих людей – и мы вскоре создадим заводы лучше прежних». Ли Якокка, большой менеджер, в своей книге пишет, что главная роль менеджера – мотивировать людей к работе. Я полностью разделяю эту мысль. Мы проводим серьезную кадровую работу. Занимаемся подготовкой специалистов, поддерживаем желание учиться, повышать квалификацию. Осуществляем серьезную социальную поддержку наших работников, производим доплаты к заработной плате, компенсируем оплату детского сада, помогаем нашим ветеранам. Именно благодаря команде профессионалов «Кировская керамика» стала предприятием европейского уровня. Таких заводов, как наш, и в Европе единицы! А по некоторым позициям переплюнули и европейские производства. У нас стоят лучшие английские и немецкие роботы! Недавно к нам приезжали французы, шли по цехам и только говорили «Браво! Браво!» В Испании заходишь на производство: маленький заводик, крыша пробита, на полу грязь…

Мы развиваемся своими силами. За десять лет вложили в производство более двух миллиардов рублей. Каждый год примерно 200 миллионов инвестируем. Каждый год я говорю коллективу: «Все, в следующем году ничего покупать не будем»

– Почему же тогда их изделия так ценятся на мировом рынке?

– Умеют качественно делать. Потому что они от технологии никогда не отступают.

И если смотреть по эксплуатационным качествам, то наша сантехника ни в чем не уступает европейской. А в Швейцарии, когда впервые увидели наши изделия, не поверили, что это делают в России. При этом мы держим цены в среднем ценовом сегменте.

Нашим мастерам я говорю: «Вы как «Отче наш» должны знать технологию, передавать ее рабочим и требовать исполнения». И сам требую. Не дай бог мусор попадет в мешалку. Эти мелкие частицы при обжиге дают брак. А чистота в керамике – первое дело! Вообще, керамика – очень капризная. Не любит температурных рывков, поэтому мы никогда не гасим печь, и завод работает круглосуточно без выходных.

– Сколько же вы производите при таком режиме?

– В мире делается порядка 300 млн единиц сантехники, в России – где-то 14-15. Доля «Кировской керамики» составляет примерно 14% всего российского производства, по керамической плитке пока – 1,6%. Три года подряд мы занимали первое место в отрасли. И в этом году тоже на это рассчитываем.

– А что, кризис вас не затронул?

– В прошлом году было падение спроса на сантехнику в связи со строительным спадом. Мы стали сокращать производство, зарплаты… А потом вдруг рынок очнулся, все-таки жилье надо вводить, и мы не успевали за спросом! В этом году наши специалисты предложили такой ход – производить про запас. Я был против, говорю: «Ребята, погубим себя!» Впервые мы заполнили склад. И, слава Богу, в июле месяце произошел всплеск, и теперь уже понятно, что мы это продадим. Но очень было тревожно. Я это пережил все в 90-х годах, больше не хочу. С тех пор я привык каждый день спрашивать, сколько машин зашло под погрузку. Сейчас мы по десять-одиннадцать машин грузим в день. Значит, жизнь продолжается!

– Расскажите, пожалуйста, что производите.

– Ассортимент изделий включает более ста наименований: 59 видов умывальников, 18 видов унитазов, более 20 видов бачков, биде, пьедесталов. Использование нового оборудования позволило нам расширить ряд мебельных умывальников всевозможных геометрических форм и увеличить размеры до 1,5 метра!!! Это очень красиво и удобно. Мы в месяц продаем более 2000 умывальников длиной более метра.

– 59 видов умывальников, 18 видов унитазов?!

– Вы не представляете, насколько производство керамики – интересное, сложное дело. Мы регулярно принимаем участие в международных отраслевых выставках, смотрим, что делают наши коллеги в других странах, анализируем тенденции… Модельщики придумывают новые формы. Изделие отливается, сушится, глазуруется, обжигается при температуре 1200 градусов. Я часто шучу: «Прежде чем садиться на унитаз, подумайте какую сложнейшую технологическую цепочку он прошел!» Мне один товарищ из оборонной промышленности сказал: «Ой, что стоит кастрюлю сделать – тьфу». А я ему ответил: «Кастрюлю надо сделать такую, чтобы ее купили! А вы если ракету сделаете и она не взорвется, ну, пожурят немного и дальше будете работать».

– А вам государство помогает?

– Никто! Ни копейки. Мы вкладываемся и развиваемся своими силами. За десять лет мы вложили в производство более двух миллиардов рублей. Каждый год примерно 200 миллионов инвестируем в производство. Каждый год я говорю коллективу: «Все, в этом году сделаем новою линию, и в следующем году ничего не будем покупать. А они мне отвечают: «Мы слышим это последние 15 лет».

– Не устаете от этой постоянной гонки?

– Устаешь, когда безвыходное положение. Когда не знаешь, что делать. Когда тупик. А от работы, от движения, когда ты внедряешь, развиваешься, с людьми работаешь – от этого, наоборот, оживаешь. В этом году мы опять вкладываем в модернизацию 300 с лишним миллионов рублей. Осваиваем выпуск унитазов с инновационной системой слива.

– Это что за инновации?

– Сегодня уже ободок унитаза уходит в прошлое, уступая место душевому сливу. И нужно так разогнать поток воды, чтобы работал смыв. Ведь в санитарной керамике главное – чтобы она работала! Или есть американский открытый слив. Правда, я считал, что в России он не приживется. Но вот стали брать их. А арабы говорят, что им нужно, чтобы в бачке было не более четырех литров воды и чтобы он смывал! Они экономят воду. Сейчас наши конструкторы решают эту задачу. Уже разработан бесконтактный сенсорный смыв, который реагирует на присутствие человека! Это все надо осваивать и внедрять.

По эксплуатационным качествам наша сантехника ни в чем не уступает европейской. А в Швейцарии, когда впервые увидели наши изделия, не поверили, что это делают в России. При этом мы держим цены в среднем ценовом сегменте

– Что нового в производстве керамической плитки?

– Сейчас в моде имитация камня, дерева – натуральных материалов. Недавно освоили технологию цифровой фотопечати и теперь любое изображение можем напечатать на плитке. Например, фотографии.

Буквально сегодня мы запустили линию по производству крупномасштабной керамической плитки. Теперь мы можем делать плитку практически любой длины. Это существенно расширяет область ее применения в отделочных работах. От облицовки стен и полов до фасадов зданий.

– А сырье откуда?

– В России есть глина, но не нужного качества. Тут глины красные, типа майолики. Мы покупаем сырье в Украине, Финляндии, Германии. Лучшие глины в Англии – чистейшие, но они очень дорогие. Вообще, рецептуру и секреты глазури все держат в тайне!

Рецепт отдать – значит отдать свой бизнес. Сегодня наши люди сами разрабатывают рецептуру, составляют формулы, думают, что подойдет, что нет. В каждом цехе есть своя лаборатория, приборы стоят дорогостоящие.

– Чего еще можно желать, к чему стремиться, если вы и так «впереди всей планеты»?

– Быть лучшими – это значит делать качественный товар, который бы покупали! Хочется достигнуть стабильности. Но чем дальше, тем сложнее становится. Мне один итальянец говорил: «Знаете, что такое рынок? Проснешься ночью и не уснешь!» В советские времена мы 200 вагонов грузили и не думали, куда они пойдут. А сегодня мы упаковываем каждую единицу, внедрили технологию, с помощью которой прослеживаем каждое изделие от его положения при погрузке до пункта назначения.

– Куда отправляется ваша продукция?

– В Грузию, Армению, Азербайджан, Прибалтику и даже в Западную Европу. По всей стране, от Краснодара до Новосибирска и Владивостока. Надо сказать, нашу продукцию любят. Мне с Нижнего Новгорода прораб говорит: «Когда мы вашу сантехнику ставим, ее жильцы никогда не выбрасывают». На Сахалине перинатальный центр полностью был обустроен нашей продукцией от плитки до сантехнических изделий.

Мы постоянно находимся в поиске новых партнеров. Нужно зарабатывать и обеспечить людей, которые у нас работают. У нас трудится более тысячи человек. Кроме завода есть еще «Керамик Агро» – собственное сельхозпредприятие: 200 коров, 800 голов крупного рогатого скота. Сейчас расширяемся, дорогу туда ведем, газ провели. Там работает всего около 40 человек. За прошлый год они заплатили 4,5 миллиона рублей налогов!

В Кирове я окончил школу, начал свой трудовой путь. Здесь родились мои дети. Может быть, в этом и есть мое предназначение – служить родному краю, земле, где я родился и вырос, трудился и прожил жизнь

– Для чего вам это нужно? Вы делаете это ради страны?

– Вы хотите сказать, что я патриот?

– Разве нет?

– Я просто делаю свое дело. Надо сказать, что мыслей про заграницу у меня никогда не было. Даже в 90-е. Не так там все хорошо, как кажется. Благоустроено – да. Но и проблем хватает. Если Россия будет развиваться, если очистится от коррупции, то страна наша будет самой прекрасной.

– Вы родились в Калужской области?

– Да, в деревне Падерки Куйбышевского района. В 50-м году мои родители уехали в Карелию на восстановление Беломоро-Балтийского канала. Я тогда не понимал, зачем. Уехали, потому что здесь после войны была нищета, голод, а там был хлеб. Отец спас этим не только нашу семью. Но и семью моей матери. Потом мы вернулись в Киров. Здесь я окончил школу, начал свой трудовой путь. Здесь родились мои дети. У меня два сына, две внучки и внук. В принципе я жизнью и судьбой доволен. Были у меня неприятности, у кого их нет. А так, чего лукавить, не каждый деревенский мальчишка становится директором завода. Может быть, в этом и есть мое предназначение – служить родному краю, земле, где я родился и вырос, трудился и прожил жизнь.

– Вы с детства жили рядом с этим заводом. Знали вы его историю?

– Нет. Уже позже я стал поднимать архивы, искать материалы о нем! Это был Нижний железоделательный песоченский завод. Основан он был в 1752 году. Потом промышленник Мальцов перепрофилировал его. А Матвей Кузнецов сначала арендовал эту фабрику, а затем в 1911 году выкупил ее. Это был производитель керамики номер один по всей России. У него были заводы в Риге, в Харьковской области.

Он почувствовал перспективу в керамике. Тогда только-только началась мода. В Росссии до XIX века ели же из деревянной посуды и ложек. Он насытил рынок недорогой керамической посудой. При нем в пять раз здесь выросло производство, был построен четырехэтажный корпус. Кстати, изучая семейное дело промышленников Кузнецовых, я наткнулся на любопытное сообщение. Оказывается, завод в 1911 году тоже покупал оборудование у Дорста!

– Как вы оцениваете перспективы завода?

– На наш век хватит работы. Главное, чтобы Россия строилась. Тогда и промышленность строительных материалов будет работать, и другие сопутствующие производства. У нас до сих пор люди живут без удобств. В XXI веке! Вот, купили люди квартиру: ковер нужен, линолеум нужен, плитка, сантехника, карнизы, шторы, мебель… России нужно благоустраивать жизнь людей.

– Вы мудрый человек, прошли большую жизнь. В чем вы видите смысл жизни?

– В труде. А в чем еще?

– Кто-то скажет в Боге, или в любви.

– Вот Даниил Гранин сравнивает: «Если совести нет, значит, все дозволено». Из Достоевского: «Если Бога нет, значит, все дозволено». Совесть она как бы малое представительство Бога. Мне священники говорят, вот вы помогаете церкви, поэтому у вас в бизнесе успех. Да, мы восстанавливаем городской храм в честь святого благоверного князя Александра Невского. Но Бог должен быть в сердце.

– Что вы можете назвать своим самым большим достижением?

– Предприятие, которое я создал. Которое считается одним из лучших в нашей большой стране и служит людям. Ради этого стоило жить.

текст: Анна Большова
фото: Сергей Деньгин
и из архива АО «Кировская керамика»

Прокомментировать

От редактора

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов