10 историй лицедейства от папаши Роберта

Жить Хорошо 17 апреля 2016 0 Просмотров: 2154

 

Известный российский мим, клоун, фокусник, иллюзионист, эксцентрик, циркач, лицедей, шут, скоморох, фигляр, полишинель, актер с большой буквы и автор легендарного номера «Blue Canary» Роберт Городецкий дал мастер-класс актерам Калужского драматического театра и рассказал много поучительных историй.

Про легендарный номер. Идея номера «Канареек» пришла в 81-м году. Я покупал грампластинки с красивыми этикетками в «Мелодии» на Невском. Пластинка пролежала три дня, пока мы не купили проигрыватель. И я услышал мелодию «Blue Canary» …

Я тут же придумал номер, подошел к зеркалу и говорю: «Городецкий, а вы гений». Пришла идея и осталась на всю жизнь.

Про деньги. С Илюшей Авербухом была такая история. Я увидел по телевизору, как на лед выехали три клоуна под эту музыку. Они делали немного другое, но ассоциации с этим номером возникли. Я позвонил. Представился. Спросил Илюшу: «А не могли бы вы в авторскую компанию написать, что я автор». «Вы знаете, а этот номер нам поставил хореограф», – ответил мне Илюша. «Не в этом дело, – говорю. Халявные деньги, почему не получить n-ую сумму».

Еще раз про деньги. Звоню Гальцеву, который стал художественным руководителем Театра эстрады. «Алле, Юра. Возьми меня в штат». «А зачем?» – интересуется Юра. «Чтоб деньги получать». «А у нас штата нет», – отвечает Гальцев. «Ну нет и не надо».

Про маску. Бастер Китон – грустный клоун, который постоянно попадает в какие-то ситуации и всегда выходит из них победителем. Это для меня герой. Фрак у меня появился, когда я сделал номер на свободной проволоке. Я еще работал эквилибристом. Надел фрак, и появился образ. И я иду по сцене в шикарном фраке, читаю газету и натыкаюсь на фонарь. У меня был грим в кармане, и я себе после «удара» синяк ставил. И когда человек встает в шикарном фраке и у него синяк под глазом… В этом что-то есть. Очень важно найти маску и в ней существовать. Тогда можно выйти на сцену и ничего не делать. Происходит невидимый контакт. Это история. Это дело. И деньги идут… это главное.

Про одесского карманника. В Ленинграде был иллюзионист Лев Борисович Бендиткес – огромный еврей с шикарным фраком, безукоризненной грудкой и огромными ладонями. Он вообще одессит, и когда был маленьким, то был одесским карманником, но не говорят о покойниках плохо. Все смотрели на его огромные ладони и ждали чуда. У него был фокус с кульком из бумаги. Лев Борисович наливал туда молоко и выбрасывал на публику. Вместо молока оттуда вылетал голубь, а на сцену возвращались три голубя. Красивый был фокус. У него в зале помощник сидел, который добавлял двух голубей.

Про Федора Шаляпина. Федор Иванович Шаляпин приехал в компанию после концерта, где его ждали. «Вы знаете, я понимаю, что вы все ждете, что Федя споет что-нибудь, но Федя петь не будет. Федя так устал, я вам лучше сыграю что-нибудь», – говорит. И он стал играть на этих бокалах русскую народную песню, когда ямщик уехал куда-то в степь далекую… Он играл, а самого текли огромные слезы. Истинно русский человек был. Великий актер.

Надо быть оптимистом. Вот висите в петле, знайте и верьте в то, что веревка оборвется. Тогда у вас  в жизни все будет получаться

Про маму и Нью-Йорк. Маме моей 95 лет, и она живет в Нью-Йорке. Она звонит и спрашивает: «Роберт, когда ты приедешь? Я уже откладываю для тебя деньги». В Нью-Йорке очень хорошие магазины для фокусников. Есть один демократичный «Абра-кадабра». Там два продавца – черный и белый. Я купил у них эти ботинки. На ботинках были красные звездочки, я говорю: «О, no, no! Я уже прошел этот период». И мне их перекрасили. За 75 долларов отличные клоунские ботинки. Я сейчас стараюсь на сцену выходить только в хорошем фраке, еще надевать хороший цилиндр, хорошие ботинки, хорошие носки и хорошие трусы. 

Про гастроли в Штатах и Людмилу Павловну. В апартаментах в Штатах мне директор наш говорит: «Приходи в такой-то номер – у нас день рождения». В номере была Людмила Павловна с переводчицей Наташей, очень приятной женщиной еврейских кровей. А Людмила Павловна – она не еврейских кровей, даже по имени-отчеству. Ну, знаете, – гнусная баба. Дело не в том, что она работала в КГБ. Но вот характер у нее! Она оказалась любительницей абсента, и я ее весь вечер «подкачивал», а она говорила: «Роберт, я за вас за всех отвечаю. Я 30 лет работаю в этой организации». И она в конце поездки такую телегу на нас накатала, что все артисты проститутки, пьяницы, алкоголики. И когда мы вернулись в Ленинград, у нас была новая поездка. Мы все уехали, а Людмила Павловна уже не поехала.

Про гастроли в Штатах и Людмилу Павловну № 2. Людмила Павловна с Наташей ушли к атташе по культуре. А мы все – в бассейн. Мы там купались, прыгали с подкидной доски. Нам подносили подносы с едой и ставили их на узкие мостики. Видим, идет Людмила Павловна в маленькой вьетнамской шляпке, а за ней Наташа. Под Наташей аж мостик проваливается, как хороша. Наташа несет портфель с документами и деньгами. Людмила Павловна проходит, а Наташе я симпатизирую. Я выныриваю и говорю: «Наташенька». А она так тянет ко мне ручки. Я взял и тихонечко на себя потянул, чуть-чуть. Наташа упала в воду, с портфелем. Вода, конечно, вышла из берегов. На ночь глядя я слышу, как Людимила Павловна Наташу поносит за документы и деньги, и снова – «я за вас за всех отвечаю». Я позвонил в номер и предложил ей положить деньги и документы на ламинат, чтобы к утру они высохли. 

Про самое главное. Дело в том, что надо по жизни быть оптимистом. До последней секунды. Вот висите в петле, знайте и верьте в то, что веревка оборвется. Тогда у вас в жизни все будет получаться.

Прокомментировать