Рогов в городе

Жить Хорошо 9 марта 2020 0 Просмотров: 4391

В феврале наш город посетил стилист телеканала СТС Александр Рогов. Он приезжал для съемки своей программы «Рогов в городе», в которой дарит преображение жительнице провинциального города. В перерывах между съемками он нашел время, чтобы прогуляться по Калуге, заглянуть на конкурс «Стильная выпускница» и дать нам интервью.

— Александр, расскажите немного о калужском выпуске программы? Что ждет зрителей?

— Приоткрою тайну, в Калуге сразу две героини. У одной девочки, которая не основная героиня, очень интересная история. Надеюсь, наша встреча, какие-то мои слова и подарок повлияют на ее дальнейшую жизнь. А главная героиня… Она — персонаж. О ней интересно рассказать, ее хочется понять. И я пока не знаю, что получится в результате. Часть нашего шоу — это реалити, настоящие чувства людей. И мои в том числе. Я не контактирую с героями до съемки. И на самом деле впервые вижу их, когда мне открывают дверь.

— Что скажете о Калуге? Жить можно?

— Если честно, выбор скудный. Конечно, я понимал, куда еду. Но отсутствие сетевых брендов, больших гигантов дает о себе знать. Второй вопрос: нужно ли это Калуге? Город находится не так далеко от Москвы. Можно ездить в Москву за покупками. И онлайн-шопинг никто не отменял. Правда, для этого нужно понять, чего ты хочешь найти. А очень многие люди не знают, а некоторые забывают даже помыться, о чем мы говорим. Я считаю, что с нашей страной нужно говорить о гигиене. Объяснять, что нужно ходить в душ два раза в день, брить подмышки, мыть голову, чтобы хорошо выглядеть.

— Вы сами жили в поселке Рассвет Тульской области, потом в Туле — это тоже не столицы моды. Откуда у провинциального парня взялось желание заниматься модой?

— У меня было желание делать то, что приносит удовольствие. А удовольствие мне приносит творчество. И то, что мое творчество плавно перетекло в фешн, — это стечение обстоятельств. Думаю, я также мог бы стать художником, актером или журналистом. Мне всегда нравилось наряжаться. Особенно в старших классах школы, когда я начал первые эксперименты в одежде. Институт подкрепил это желание выделяться и привлекать к себе внимание. Параллельно я еще работал на местном телевидении, собственно, откуда меня ­потом и ­пригласили на ТНТ. Поэтому я говорю так: меня профессия выбрала сама. Цепь событий и обстоятельств привели к тому, чем я занимаюсь сейчас. Я такой же, как вы. Я тоже из региона, тоже из обычной семьи. Не было у меня ни протекции, ни наследства, ни спонсоров. Я просто делал, что мне нравится.

Кто я? Мальчик из Тулы, который приехал покорять Москву? Такая история никому не нужна. Другое дело, когда ты говоришь: «Я стилист из Берлина». Мы сами о себе придумали легенду, в которую поверили

2— Читала, что первое время в Москве вам даже пришлось воровать продукты?

— Один раз! Представьте, мы переехали в Москву с моей подружкой, жили на съемной квартире. Иногда у нас просто не было денег на еду.

— Как же в такой момент вы умудрялись выглядеть стильно и модно?

— Кстати, мы очень прикольно выглядели. Во-первых, как любит говорить моя мама, голь на выдумки хитра. Во-вторых, до Москвы я успел уже поработать на ТНТ, ассистентом режиссера в проекте «Голод» — это реалити-шоу, которое снималось в Берлине. Заработал большие деньги, даже по нынешним меркам. И грамотно их инвестировал — в гардероб. Тогда уже я понимал, что надо покупать что-то базовое, универсальное и чудаковатое, и все это миксовать. Поэтому из Германии я приехал с багажом, который потом несколько лет благополучно использовал в Москве.

— Правда, что ваша карьера в Москве началась со скандала?

— Нет. Это была ситуация игровая, в которой мы в тот момент поступили стратегически правильно. Тогда в Москве было «время мифов». Кто-то говорил, что он «король моды», кто-то — «звезда шоу-бизнеса». Мы сами о себе придумали легенду, в которую поверили. Все началось с небольшой подтасовки, и я сам откровенно об этом рассказываю. Конечно, это неправильно, и сейчас я никому такого не посоветую. Но мы просто были двумя людьми, которые приехали из маленького города и использовали любой шанс, чтобы зацепиться. У нас не было возможности работать с крутыми фотографами, крутыми моделями и брать напрокат крутые шмотки. Мы взяли чужие работы из журналов, положили в портфолио и сделали вид, что это наше. Пробрались наглым образом на какие-то модные вечеринки, получили кучу комплиментов от незнакомых людей: «Ой, какие вы прикольные. Вы кто?» Что я мог сказать? Кто я? Мальчик из Тулы, который приехал покорять Москву? Такая история никому не нужна. Другое дело, когда ты говоришь: «Я стилист из Берлина, приехал в Москву на месяц. Если хотите, могу с вами поработать, вот мое портфолио». Я даже с Эвелиной Хромченко встречался с этим портфолио.

— И это сработало?!

— В целом достаточно быстро карьера пошла в гору. В то время специалистов в области моды и стайлинга не было. Поэтому, если ты был запоминающимся, у тебя был талант, коим я, надеюсь, обладаю, и пробивные способности, то в Москве можно было очень быстро подняться. Вообще, я обожаю то время — такое живое, дерзкое, мы не боялись совершать ошибки. Было очень весело.

— Вы чувствуете возраст?

— Вообще нет! Последние десять лет у меня ощущение, что мне 24. Пару раз я даже не мог вспомнить, сколько мне лет. Звонил маме и спрашивал, сколько мне лет. Она говорила: «Саш, ты нормальный? 32», например. Сейчас мне уже 39. Ощущения возраста нет.

— А стиль ваш с годами поменялся?

— У меня нет стиля. Я считаю, что если ты можешь определить свой стиль, это значит, что ты остановился в развитии. То, как я выглядел год назад, совершенно не похоже на то, как я выгляжу сейчас. И не знаю, как я буду выглядеть через год. Когда ты работаешь с внешними атрибутами — с модой, со стилем, нужно держать руку на пульсе. А мода — это то, что меняется постоянно. Несмотря на то, что сейчас новое десятилетие — персонального стиля, и все, наконец, перестают говорить о «трендах сезона». Потому что кому-то идет желтое платье, а кому-то нет, кто-то хочет ходить в спортивной одежде, а кто-то в классической.

Наша страна слишком долго была закрытой. варилась в страхах, в необходимости быть одинаковыми. Люди до сих пор боятся общественного мнения, боятся быть счастливыми. Но времена изменились. Сейчас время свободных людей

— Вы не считаете, что вы слишком нормальный для вашей сферы деятельности?

— Слава богу. Я не бегу за аудиторией, не пытаюсь кого-то удивить, хайпануть, лишь бы меня посмотрели миллион человек. Если вдруг завтра отключат интернет и телевидение, поверьте, мне будет чем заняться. У меня есть собственный бренд одежды. Я сижу в своем свитере и горжусь этим. У меня есть телешоу, которое я сам продюсирую, сам снимаю, монтирую. Я делаю качественно и искренне свою работу. И люди это чувствуют. Мне кажется, время «мыльных пузырей» скоро закончится.

— Сегодня стало очень много стилистов, различных школ. Как вы к этому относитесь?

— Я счастлив, что имею непосредственное отношение к популяризации этой профессии. Многим кажется, что эта профессия легкая, как бокальчик шампанского на вечеринке. Даже в нашем шоу мы создаем сказку. Хотя на самом деле этот проект выматывающий и тяжелый. Работа стилиста прикладная. Поэтому многие, кто приходит в профессию случайно, благополучно из нее выходят.

И к школам я позитивно отношусь. Если там реально преподают классные специалисты, готовые делиться своим опытом, от них можно напитаться полезной информацией. Единственная профессиональная школа, которую я окончил, — 13-дневное обучение в Школе телевидения Познера. И за эти тринадцать дней 20 лет назад мне дали все, чем я пользуюсь до сих пор.

— А факапы у вас были?

— Нет. Но были истории, которые меня чему-то научили. Например, не делать того, что мне не нравится. Я никогда не хотел работать с клиентами, но при этом работал, не получая никакого удовольствия. И однажды случилась история с женой очень богатого известного человека, которая дошла до угроз расправы со мной. И я понял, что сама судьба уже стучит мне по голове: не делай то, от чего ты не кайфуешь.

— Главные правила жизни Александра Рогова?

— Делать, что нравится, быть честным, пунктуальность.

— Александр, а кто вам нравится из звезд в плане стиля?

— Мне нравится Рената Литвинова, и мы с ней неоднократно сотрудничали. Она невероятная. Гудков — супер! Я считаю, что это удивительный человек. И он, конечно, очень точно попал во время.

Многие классно выглядят. Много тех, с кем работают мои коллеги, кого одевают специально, и одевают хорошо. Кого-то намеренно одевают плохо. Потому что это тоже стиль. Меня иногда спрашивают: «А что вы думаете о стиле Анастасии Волочковой?» Он прекрасен! Потому что она в этом органична. Без маленьких трусиков и платья в обтяжку не будет Волочковой. Этот образ приносит ей диведенты, узнаваемость, деньги наверняка.

— А если это надутые губы, грудь?

— Каждый имеет право делать с собой, что хочет. Мне, например, не нравятся татуировки на девушках, особенно большие. Но делать их или нет, каждый решает сам. Татуировка становится частью человека, частью его опыта, мыслей и ошибок. У меня тоже есть татуировки, одна из них — фраза «Я верю в свою звезду», потому что я действительно верю, что кто-то сверху мной руководит или помогает, подбрасывает мне возможности, за которые остается только зацепиться.

— Как вы считаете, почему в России носят так много черного? Есть мнение, что русские плохо чувствуют цвет.

— На самом деле русские люди прекрасно чувствуют цвет. Посмотрите на русские народные костюмы — разноцветные, платки, обилие украшений, декора. Все было уничтожено. Наша страна слишком долго была закрытой. Страна варилась в страхах, в необходимости быть одинаковыми. Естественно, когда ты долго находишься под гнетом, быть не таким, как все, выделяться, — страшно и даже опасно. Вырабатывается определенный инстинкт, и он долго еще будет присутствовать. Люди до сих пор боятся общественного мнения, боятся быть счастливыми. Но времена изменились. Сейчас время свободных людей. И я тот спикер, который говорит: будьте собой, примите себя, любите себя такими, какие вы есть. Делайте, что вам нравится. Жизнь одна, и никто не знает, когда она закончится.

Прокомментировать