Алексей Кузнецов. Командирская закалка

Жить Хорошо 15 октября 2012 0 Просмотров: 3168

Никому не дано знать, какие сюрпризы готовит судьба. Думал ли 18-летний парень с Урала, что станет военным моряком и увидит полмира? Или что после того как отслужит 21 год на Балтийском флоте, выберет Калугу местом для дальнейшей жизни? Наверное, такое трудно предвидеть – сама жизнь показывает верный путь. Такова история директора ООО «КАЗМИН» Алексея Федоровича Кузнецова.

– Алексей Федорович, вы родились и выросли вдали от шумных мегаполисов. Как вы считаете, это как-то повлияло на ваш характер?

– Жизнь в глубинке сделала меня сильным. Мое детство прошло на южном Урале, а именно в поселке Кропачево Челябинской области. Отец всю войну проработал машинистом паровоза, заболел туберкулезом и рано умер. Старший брат, закончивший военно-морское училище, тогда служил на Тихоокеанском флоте, а средний учился в Челябинске в политехническом институте. Мы с мамой остались вдвоем. Именно тогда, в 11 лет, мне пришлось в полной мере познать крестьянский труд: огород, дом и пчелы – дело отца. А еще учеба и занятия лыжами, легкой атлетикой и, конечно же, футболом – это моя страсть до сих пор. Не было времени думать о трудностях, просто жил и старался заниматься тем, что интересно.

– О чем вы тогда мечтали? Кем видели себя в будущем?

– Хотел связать свою жизнь со спортом, которому посвящал все свое время. После школы поступал в Челябинский педагогический институт на отделение физического воспитания по специальности «Лыжи». Успешно сдал экзамены, ждал зачисления, и тут вмешался случай. В то время шестикратная олимпийская чемпионка Лидия Скобликова тренировала юношескую сборную Челябинской области по конькам и одновременно преподавала в институте. Всю ее команду зачислили, а группу лыжников сократили. Предложили ехать в Алма-Ату в институт физкультуры, но это так далеко! Вернулся в поселок, устроился на работу. Первая запись в трудовой книжке – слесарь по ремонту электровозов депо Кропачево. Друзья разъехались кто куда. Чтобы я окончательно не оставил желания добиваться серьезных целей, старший брат позвал меня к себе. Я стал матросом второго класса на вспомогательном транспорте Тихоокеанского флота.

– Не жалели, что мечта стать спорт-сменом не осуществилась?

– Я не то, что не жалел, я даже не думал об этом! Мне 18 лет, а я за полгода увидел столько, сколько за всю жизнь не видел! Все Тихоокеанское побережье прошел, побывал во Владивостоке, на Сахалине, в Магадане и на Курильских островах, в Петропавловске-Камчатском. На нашем корабле мы перевозили боезапасы, в том числе и крылатые ракеты для атомных подвод-ных лодок, производили перезарядку. Бывало, подходишь к причалу: там пирс и голые скалы и больше ничего. А наутро вдруг скалы раздвигаются, выезжают транспортеры, краны, вылетают самолеты. Можете представить тот восторг, который я тогда испытал!

Но больше всего меня поразило море. Стоишь на руле, идешь ночью по Японскому морю, а оно все светится. Это японские и китайские рыбаки ловят сайру, опускают в воду прожектор – приманивают. Такое ощущение, что ты в городе, а улица освещается тысячей фонарей. Или идешь в море, солнце светит, в небе ни облачка, и вдруг дельфины начинают играть перед носом корабля. Глядя на эту красоту, ни о чем не жалеешь.

– Получается, что решение остаться на флоте пришло само собой?

– Скорее, это был осознанный выбор. Как только мне исполнилось 19 лет, пришла повестка в армию. У меня было два варианта: сначала отслужить, а потом получать высшее образование или же сразу поступать в вуз. Не хотелось терять время в армии, так как срок службы на флоте составлял четыре года. Да и от моря я уже не смог отказаться – это и определило выбор профессии. Подал рапорт в Тихоокеанское военно-морское училище во Владивостоке, поступил на минно-торпедный факультет по специальности «Противолодочное оружие». Из 120 человек закончило только 87 – остались лучшие.

– В вашем кабинете висят фотографии боевых кораблей, которыми вы командовали. Страшно было брать на себя такую ответственность?

– Поначалу, когда служил на малых кораблях, никакого страха не было. Молодые были, ничего не боялись! Гонки устраивали с рейсовыми «Метеорами». Однажды моего товарища вызвали к командиру базы, спрашивают: «Зачем все лодки расколотил?» Нам за прещалось идти по каналу на большой скорости – происходит сначала подсос воды, а потом появляется большая волна, и лодочки, стоящие у берега, буквально разлетались от этой силы. Командир не удержался – захотелось пройти красиво. Когда стал взрослее и командовал большим кораблем, становилось не по себе от того, что мы вытворяли.

– Как вы считаете, за счет каких качеств вы смогли стать командиром корабля?

– В большей степени за счет упорства и трудолюбия, ведь на корабле ты не сидишь за столом, перебирая бумаги. Ты как деталь огромного механизма: перестанешь работать – все остановится. Понимая это, я добросовестно выполнял свои обязанности. После учебы в училище мы с друзьями по разнарядке отправились на Балтийский флот, где я в должности лейтенанта принял командование противолодочным катером. Фактически мы были хозяевами Рижского залива. Через год командир базы предложил стать командиром малого противолодочного корабля с командой 60 человек. Честно говоря, я не поверил: лейтенанта назначают на должность капитана 3-го ранга. Недолго думая, я согласился и через неделю уже был на базе в Лиепае.

– Кажется, что решение далось вам легко…

– Да мне терять было нечего. Для того чтобы что-то узнать, нужно попробовать. До сих пор помню нашего командира дивизиона, мы его «батькой» звали. Он нам помогал во всем. После пяти лет службы и учебы на высших офицерских классах меня назначили на сторожевой корабль «Туман», 170 человек команды. Здесь задачи были намного серьезнее. Мы несли боевую службу на фареро-исландском рубеже, где с помощью гидроакустических станций засекали американские подводные лодки, следующие из Атлантического океана в Ледовитый. Вспомните географию – именно там зарождается погода северного полушария. Что там творилось с ноября по март! Шторма, непрерывные проливные дожди… иногда происходящее вокруг напоминало кошмарный сон. С «Туманом» связано много воспоминаний, поэтому рисунок корабля, сделанный моим товарищем по памяти, который я храню до сих пор, очень мне дорог.

После службы на «Тумане» было командование эскадренным миноносцем «Спешный». Закончил службу офицером штаба дивизии ракетных кораблей.

– Скучаете по тем временам?

– Вы не поверите, но мне до сих пор снится море, служба и самые сложные моменты.

– А друзья с того времени остались?

– Со своим лучшим другом, Виктором Александровичем Усирковым, я сдружился еще в родном поселке, когда нам было по пять лет. Сидели за одной партой: как сейчас помню, средний ряд, последняя парта. Никто не занимал наше место – могли и щелбанов надавать. Вместе занимались спортом, успевали заглянуть и в драмкружок – все было интересно.

Так получилось, что воинская часть, в которой служил Виктор, оказалась рядом с нашим училищем во Владивостоке. После службы он вернулся в Кропачево, а я стараюсь каждый год к нему ездить. В позапрошлом, например, осуществили давнюю мечту детства – сплавились по реке Юрюзань.

– Что вы цените в людях?

– Преданность – это самое главное.

– Как судьба привела вас в Калугу?

– Однажды мне поручили возглавить группу, которая поехала в Тульскую область проводить занятия с офицерами запаса, приписанными к военно-морскому флоту. Как-то вечером пошли в ресторан, где за соседним столиком девчата отмечали окончание сессии. Так я познакомился с будущей женой. Мы поженились и почти сразу переехали в Балтийск. В 1993 году начался вывод войск из Литвы и Латвии. Зарплаты не было, офицеры разных национальностей конфликтовали между собой, люди крали оружие с кораблей. Эти события совпали с моим выходом на пенсию, и мы с женой решили поехать в Калугу. Честно говоря, я даже не представлял себе, где она находится. Приехав однажды на электричке, вышел на перрон, смотрю – два дома стоит. Думаю: «И это вся Калуга?!» Оказалось, приехал на Калугу-2.

– Как и по всей стране, здесь не было работы. В тех условиях создать свое дело было единственным выходом?

– Каждый сам решал, что делать дальше. У меня семья, маленький ребенок, я не мог опустить руки. С моей военной специальностью я оказался никому не нужен: на завод не брали, а я больше ничего не умел. В то время в Калуге открылся первый риэлтерский центр. Кроме меня, военного моряка, там работали: кандидат философских наук, кандидат исторических наук и инженер-металлург. В 1996 году я познакомился с Анатолием Владимировичем Комаровым, который работал в компании «Сбербанк инвестстрой». Он по специальности строитель, а у меня в активе – налаженные связи с партнерами и инвесторами. А когда отношения с руководством не заладились, мы с Анатолием Владимировичем организовали свою фирму «КАЗМИН» – «Калужское агентство по земле, маркетингу и недвижимости».

– С какими трудностями пришлось столкнуться?

– Первый дом, построенный нашей компанией, расположен на перекрестке сквера Мира и улицы Баумана, где раньше стояли три развалившихся ветхих домика. Этот проект можно назвать самым трудным, поскольку мы только начинали работу, искали ответственных подрядчиков, рабочих. Когда связи были налажены, а дом сдан, появилась еще одна проблема – нехватка строительных площадок, но этот вопрос также решили. Сегодня наши дома стоят на ул. Баумана, Георгиевской, Тульской. Затем перешли в район Правобережья, начали строительство трех домов по улице генерала Попова. Условия были ужасные – грязь, отсутствие освещения, полная разруха. Однако стоило появиться новым домам и облагороженным территориям, как сюда потянулись другие строительные компании, стали открываться магазины, сделана транспортная развязка. Правобережье преобразилось и сегодня является одним из самых перспективных районов Калуги.

– Алексей Федорович, вы чувствуете себя строителем?

– Для того чтобы понять специфику работы и разговаривать с сотрудниками на равных, я изучил огромное количество законов, кодексов, СНИПов, научился разбираться в проектах. А сколько времени я провел на стройке! После всех трудностей, которые мне пришлось преодолеть, я действительно чувствую себя строителем.

– Конкуренция в строительной отрасли довольно высокая. За счет чего вам удалось завоевать доверие клиентов?

– Мы строим качественно и в срок – это главный принцип работы ООО «КАЗМИН». Одними из первых в Калуге мы стали использовать систему индивидуального отопления, которое позволяет снизить стоимость коммунальных платежей в два-три раза. Оборудование приобретаем у итальянской фирмы «Риелло». Мы нашли свою нишу, сдаем по одному дому в год. Мы гордимся результатами своего труда. В то время, когда дом существует лишь на бумаге – в виде схем и чертежей, – к нам уже приходят покупатели, чаще всего по рекомендации родственников или друзей. Люди приезжают из Мурманска, Камчатки, Магадана.

– На ваш взгляд, открыть бизнес сегодня сложнее, чем 20 лет назад?

– Могу сказать одно – ситуация не улучшается. Многие строители, с которыми мы начинали работать в 90-е годы, сейчас уходят, говорят, что все надоело. И я их прекрасно понимаю. Каждый день готовит новые препятствия: трудно получить участок, наладить поставку строительного материала, поскольку в Калужской области практически нет собственного производства. Месяцы уходят на то, чтобы согласовать и утвердить строительную документацию. Новых СНИПов нет, мы до сих пор пользуемся советскими. В России ликвидировано министерство строительства, в то время как в США там работает свыше 5 тысяч человек. Выживает тот, у кого сильнее нервы. НИИ практически исчезли, проектные институты работают вполсилы и чаще всего представляют собой небольшие проектные мастерские. Да и молодые специалисты, получившие образование в Московском строительном институте, не хотят приезжать в Калугу. Увеличивается число строительных компаний из других регионов, которые зачастую строят не совсем качественное жилье. И это не удивительно – им здесь не жить. Чтобы ситуация изменилась, нужно делать ставку на региональные строительные компании и всячески их поддерживать.

– Слаженный трудовой коллектив – основа успеха любой компании. Как вам удалось решить вопрос с кадрами?

– У нас работают целыми семьями, а секрет прост – нормальные условия и достойная заработная плата, которая напрямую зависит от объема выполненных работ.

– Каково это, когда в подчинении не матросы, а строители?

– За годы службы на флоте и работы в строительной отрасли мой стиль руководства не поменялся. Бывает, строю всех, когда вижу, что ничего не сделано. Главное здесь – не перегнуть палку. С одним нужно просто поговорить по-дружески, а по отношению к другому нужно применять серьезные меры, например, дать испытательный срок. Но при всей, казалось бы, строгости я не просто общаюсь со всеми сотрудниками компании. Я знаю, кто за какую футбольную команду болеет, кто каким спортом занимается. Есть мечта организовать свою футбольную команду и выступать в первенстве Калуги.

– Насколько я знаю, у вас уже взрослый сын. Он не пошел по вашим стопам?

– Признаться честно, я бы очень этого хотел. В какой-то момент мне казалось, что он будет строителем. Денис всегда был со мной: каждое лето подрабатывал на стройке, поступил в Калужский филиал МГТУ им. Баумана, защищал диплом по кранам, проходил практику у нас. Но, видимо, потом понял, что это не его призвание. В своем увлечении автомобилями, наверное, пошел в дедушку. Первую машину, ВАЗ 12-й модели, сын переделал до неузнаваемости. Тогда я узнал, что такое автомобильный тюнинг. Денис все время при деле, и друзья у него такие же. Ночи напролет могут сидеть в гараже: что-то точить, выпиливать, припаивать. Конечно, не обходилось без ночных гонок. Могли собраться вечером и устроить соревнование – кто быстрее доедет до Красной площади. Сейчас он стал взрослее, серьезнее, да и нельзя по-другому – он уже и сам отец. Работает мастером по гарантийному ремонту в компании «Ситроен». Я горжусь им.

– Семья – главная ценность в вашей жизни?

– А как по-другому? Если нет семьи, зачем тогда жить? Я пережил трудные времена только благодаря семье.

– Вы ощущаете свой возраст?

– Мне кажется, что каждый человек в душе остается молодым, и я не исключение. Мне еще столько нужно сделать! Хочу построить еще не один десяток жилых домов, чтобы видеть, как оживают пустые помещения с приездом новых жильцов. Хочу помогать сыну, видеть, как растет внук и оберегать женщину, которая прошла со мной многие испытания. Кстати, в этом году мы с женой отметили серебряную свадьбу. Когда впереди много планов, силы появляются сами собой.

Беседовала Надежда Якимова
Фото Дмитрия Демидова
и из личного архива А. Ф. Кузнецова

Прокомментировать