Ольга Копышенкова. Чужих детей не бывает

Жить Хорошо 30 октября 2014 0 Просмотров: 8467

Мать троих детей, хрупкая женщина, self­made woman, награжденная почетной медалью II степени за бескорыстный труд в деле защиты детей – все это она, Ольга Копышенкова. Свою карьеру она начала тогда, когда у нее было двое детей. «Дети – это огромный стимул, который заставляет женщину развиваться». Копышенкова – уполномоченный по правам ребенка по Калужской области, а через неделю после интервью – председатель координационного совета уполномоченных по правам ребенка в ЦФО. Дело ее жизни – дети. Свои и… а, впрочем, чужих, как известно, не бывает.

- Ольга, позвольте вам выразить свое восхищение: вы всегда отлично выглядите! Что позволяет вам быть в тонусе?

– Моя мама всегда хорошо выглядела, и до сих пор она держит себя в форме, и я думаю, что это мне досталось по наследству. Кроме того, помогает здоровый образ жизни. Я никогда даже не пробовала курить, употребляю алкоголь в очень разумных пределах и, конечно же, занимаюсь спортом. Встаю в 5.30 утра, готовлю завтраки и обеды для нашей большой семьи и даже пироги иногда успеваю испечь. И каждое утро стараюсь делать небольшую разминку. Не всегда удается выспаться, учитывая еще и то, что у меня маленький ребенок, который просыпается по ночам, но через всю мою жизнь проходит девиз «Не позволяй себе расслабляться». А еще в тонусе держат дети: моему сыну уже почти 17 лет, дочери – 12 лет, и со свойственной им прямолинейностью они могут сказать мне: «Мам, что ты на себя напялила?!» Я стараюсь не подводить их. Да и в целом я считаю, что человек, который занимает ответственную должность, не может вести за собой людей, если он плохо выглядит.

– Трое детей – это серьезная нагрузка, кто вам помогает в их воспитании?

– У нас нет няни, нам с мужем помогают только близкие люди – бабушки и дедушки. Но помогать же можно по-разному! Можно это сделать разово, а можно создать такой распорядок и такую атмосферу, при которой справляться с детьми будет легче. Например, бабушки и дедушки никогда не забирали к себе детей с ночевкой. Когда у нас родился первый ребенок, я в глубине души обижалась из-за этого, очень хотелось, чтобы мне позволили отдохнуть. Но потом, когда я родила второго, я поняла, что счастье – это когда дети погостили у бабушки с дедушкой и хотят идти домой. Мы же, родители, выполняем функцию воспитателей: не только гладим по головке, но и ругаем, поэтому дети любят ходить к бабушкам и дедушкам, которые их балуют. И счастье в том, что твой ребенок, несмотря ни на что, все равно хочет после гостей возвращаться домой, в свою кроватку. И спасибо нашим родителям, что они нас не расслабили.

Папа нас с детства приучал к порядку. В 7 утра он открывал дверь в нашу комнату и командовал: «Рота, подъем! К уборке территории приступить!»  

– Тем не менее, на вас лежит серьезная нагрузка. Бывает ли так, что вы устаете до слез?

– С позиции прожитых лет и с позиции своей должности я могу сказать, что самое счастливое время в моей жизни было тогда, когда я находилась в отпуске по уходу за вторым ребенком. У меня был полноценный режим дня и, помимо всего прочего, я успевала не только заниматься фитнесом, но и преподавать в фитнес-центре. У меня тогда не было машины, везде приходилось добираться самостоятельно, но я умела себя увлечь и развлечь, и мне было хорошо и комфортно. И поэтому, когда молодые девушки начинают жаловаться, плакать и говорить, что они с детьми ничего не успевают, мне не понять их. Каждый сам двигатель своей судьбы, и свою жизнь нужно обустраивать самостоятельно.

– Расскажите про свое детство.

– Мое детство прошло в Обнинске. У мамы единственная запись в трудовой книжке – «Физико-энергетический институт», а папа был военно-служащим. И еще у меня есть младшая сестра Юля. Мы жили в обыкновенной двухкомнатной квартире, в которой до сих пор живет мама. Наш дом всегда был заполнен друзьями,  мама готовила что-нибудь вкусненькое, а папа организовывал в большой комнате светомузыку, мы устраивали дискотеки, было очень весело и здорово.

– Были ли особенности воспитания папы-военного?

– Папа с детства приучал к порядку. У нас с сестрой было большое счастье, если в субботу он был ответственным на службе и его не было дома. А если у него был выходной, то каждый раз в семь утра он открывал дверь в нашу комнату и командовал: «Рота, подъем! К уборке территории приступить!» Дальше он раздвигал   шторы, и, конечно, уже никакого сна у нас не было. Мы вставали и убирались: у каждого были свои обязанности – сестра выносила мусор, я убирала за всеми кровати, пылесосила, мыла полы. Так что мы с детства приучены к чистоте и порядку.

– Сильный характер вам передался от папы?

– Мама очень властная женщина, а в детстве всеми командовал еще и дедушка по папиной линии. Он участник Великой Отечественной войны, был танкистом, у него очень много медалей, орденов, у меня до сих пор хранится шкатулка с его наградами. К сожалению, его уже нет в живых, но каждое 9 Мая мы всей семьей с детьми обязательно приходим на кладбище. Я думаю, что это является важным моментом воспитания патриотизма моих детей. Для нашей семьи это великий человек, огромная личность.

– Ваша сестра младше вас, не испытывали ли вы ревности, которая часто бывает у старших детей?

– Ревность, конечно, была, но быстро прошла, и я очень заботилась о младшей сестричке. Как-то раз нас от школы повезли в Тверь, там в одной из лавочек я увидела удивительной красоты кружевной фартук. И я потратила все деньги, которые мне дали с собой родители, на этот фартук и на вешалку для него. Очень хотелось, чтобы моя первоклассница была самой красивой.

– А сами вы были модницей?

– Модницей! (Смеется.) Конечно, мы переносили все мамины туфли. И платья носили модные, и волосы у меня были длинные. А еще я очень любила посещать школьные вечера.

Когда я заканчивала школу, все учителя говорили, что мне нужно стать учительницей  

– Думали ли вы тогда, что у вас будет много детей?

– Я думала, что будет не меньше двух. Для меня наша семья всегда была примером для подражания.

– А кем вы хотели стать в детстве?

– Когда я заканчивала школу, все учителя говорили, что мне нужно стать учительницей. И я сама очень хотела стать преподавателем русского языка и литературы, но все в нашей семье по женской линии имели экономическое образование и меня также направляли учиться по этой стезе. Я плакала и не хотела быть экономистом, но мама настояла. В итоге я поступила во Всероссийский заочный финансово-экономический институт и с отличием закончила его.

– А что привело вас к государственной службе?

– После окончания вуза я работала в ФЭИ под руководством своей мамы. Но когда у тебя мама начальник – это очень сложно. Если я что-то делала хорошо, это воспринималось всеми как заслуга моей мамы, а если оступалась, то на это указывалось пальцем: «Посмотрите, это же дочь главного бухгалтера!». В определенный момент я поняла, что никогда здесь не сделаю имя, я всегда буду дочерью своей мамы. Тогда я решила подать документы на конкурс, который проводило Управление федерального казначейства по Калужской области. Там я проработала два года, получила новый опыт, узнала, что такое госслужба. До этого я понятия не имела, что такое бюджет, как работают государственные органы. Когда создалось региональное министерство спорта, туризма и молодежной политики, я прошла по конкурсу на должность заместителя министра. Через полгода меня назначили министром. Так и получилось, что я пришла во власть. Но у меня никто, кроме папы-военного, не имел отношения к госслужбе и никто не выступал в качестве протеже.

– Министерство, которое вы возглавили, курирует три больших направления – спорт, туризм и молодежную политику, в этих вопросах, наверное, нужно было хорошо разбираться…

– В молодых управленцах я очень ценю честность. Когда я стала министром, я собрала руководителей всех спортивных учреждений и попросила: научите меня. Ведь спорт – это специфика, в двух остальных сферах я разбиралась намного лучше, чем в этой. И я считаю, что руководитель не должен быть самодуром, он должен уметь слушать, прислушиваться и стараться не навредить. Сломать-то все можно очень быстро.

– Как вы стали Уполномоченным по правам ребенка в нашей области?

– Мою кандидатуру предложил губернатор Анатолий Дмитриевич Артамонов, когда пришло время создания органа Уполномоченного по правам ребенка в регионе. Депутаты Заксобрания практически единогласно проголосовали за меня, мне доверили это направление, и нужно было создать этот орган с нуля.

– Каким образом вы выстраивали работу? Вы ведь не были профессионалом в этой сфере?

– Не была, и это означало, что нужно было либо стать профессионалом, либо уступить место другому. И я выбрала первый путь. Для меня большим примером стала Светлана Юрьевна Агапитова, она уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге. Со своей командой мы ездили в Питер, смотрели, как работает уполномоченный, знакомились с документооборотом, структурой органа, и так далее.

– Расскажите, в чем заключается работа вашего органа?

– Мы разделили всю работу на два больших блока – это правовое просвещение и рассмотрение обращений, защита прав и интересов граждан. Юристы нашего аппарата одни из немногих, кто участвует в судебных заседаниях, в основном коллеги из других регионов работают по досудебному разрешению конфликта. Наши же юристы выступают на судах, и у каждого из них по 2-3 заседания в неделю. И результаты этой работы очень хорошие, в подавляющем большинстве случаев мы выигрываем судебные процессы.

– С какими проблемами чаще всего к вам обращаются?

– Жилищные проблемы детей и конфликты в школе. К сожалению, в калужских  школах чаще всего конфликты предпочитают решать  одним способом – переводом ребенка в другую школу. Мы предлагаем другие варианты.

–  Открылись ли для вас какие-то вещи с новой стороны с тех пор, как вы стали работать в этой сфере?

– Я стала очень много общаться с другими детьми, слышать их проблемы и видеть их. Когда я вступила в должность, мне на мобильный позвонила восьмилетняя девочка и спросила, как можно заставить маму купить куклу. Честно говоря, я растерялась и не знала, что ей сказать, и в итоге решила ответить не как чиновник, а как мама. С этой девочкой у нас завязалась целая переписка по смс, я подсказывала ей, как себя вести в тех или иных случаях, и все больше начинала понимать, как рассуждают дети, что их волнует. И сейчас у меня другое отношение к моим детям. Если раньше я ругала их за плохие оценки и была достаточно строгой, то теперь, когда я увидела те беды и те проблемы, которые существуют у детей-сирот, у их приемных родителей, я превратилась из строгой мамы в маму-друга.

– Планируете ли вы и дальше расширять семью, заводить четвертого ребенка?

– Пока нет. У меня детей зовут Денис, Даша, Демьян, и мы говорим, что они у нас «Дети Добрых Дел». Я очень хотела, чтобы была еще Дуняша, но время идет, и сейчас надо ставить детишек на ноги, скоро уже и внуки могут появиться. А с другой стороны – сколько Бог даст, столько и будет детей. Это ведь огромное счастье! Все мы приходим в этот мир голыми и уходим голыми, и что от нас остается? Квартиры и машины? От меня останутся дети, внуки, и я настолько богатая в этом плане, богаче любого богача!

– Где вы рожали своих детей? Остались ли вы довольны роддомом?

– Двоих первых детей я рожала в Обнинске, Демьян появился на свет в областной клинике в Анненках. И я очень благодарна врачам из Анненок, когда я говорила им слова своей признательности, меня душили слезы – настолько сплоченную команду я видела в первый раз.

Приходится видеть и сталкиваться с разными судьбами, с разными детишками. И ты ведь не всегда можешь помочь им и изменить ситуацию! А иногда они и сами не хотят принять помощь  

– Вы ставите «тройку» существующему положению вещей в вопросах вашей сферы. А чего не хватает для того, чтобы поднять эту оценку? Бюджета? Кадров?

– Кадры играют самую большую роль. У нас острая нехватка небезразличных, квалифицированных воспитателей, учителей. Ведь многие формально относятся к своим обязанностям педагога, а нужно относиться к работе как к делу своей жизни. Только тогда будет результат. А финансирование стоит уже на втором плане. Мой сын, например, сначала ходил в престижный детский сад, и каждый день он возвращался со слезами на глазах. А когда мы переехали в другой район и перевели его в самый обычный садик, без бассейна и модного ремонта, но с хорошими воспитателями, он с удовольствием стал ходить туда.

– Вы часто общаетесь с коллегами из других городов, перенимаете их опыт. А каким опытом можете похвастаться вы?

– Наша гордость – это Детский общественный совет. Это совещательный орган, состоящий из 22 человек, и все его члены – это дети. Они собираются вместе, решают актуальные для них проблемы, поднимают важные вопросы: например, вопросы ЕГЭ, летней занятости, распространения наркотиков в молодежной среде. На такие совещания мы приглашаем руководителей тех министерств, чей вопрос озвучивается, чтобы они могли ответить детям, объяснить, как обстоит дело, и понять, чем они могут помочь. Нас, взрослых, госслужащих, дети заставляют ещё более серьезно относиться к проблеме детей.  Кстати, из-за того, что у нас активно работает такой совет, именно в Калуге было решено провести первый Всероссийский форум «Дети! Россия! Будущее!», который прошел в сентябре.

Мне на мобильный позвонила восьмилетняя девочка и спросила, как можно заставить маму купить куклу. решила ответить не как чиновник, а как мама  

– Расскажите об этом форуме.

– Мероприятие такого масштаба для детей впервые проходило на Калужской земле, участниками стали более 700 человек, в том числе 400 детей из всех субъектов РФ. Форум вошел в историю нашей страны как знаковое событие. В его подготовке приняли участие специалисты разных министерств и организаций Калужской области, и мы благодарны всем, кто помогал нам. В первый день после пленарного заседания все участники разделились по десяти площадкам, на которых рассматривались самые разные вопросы: гражданского и правового воспитания, инклюзивного образования, информационной безопасности, самоуправления, развития семейных и духовных ценностей. Мы хотели, чтобы дети выразили свое мнение по этим вопросам, заявили о своей жизненной позиции. Второй день проходил в «Этномире», там же состоялось и закрытие форума. По его итогам дети подготовили несколько важных документов и в том числе обращение в ООН, которое касается вопроса спасения детей беженцев из Украины. В целом я считаю, что мероприятие было очень нужным и плодотворным.

– Насколько ваша работа является эмоционально тяжелой?

– Очень тяжелой! Приходится видеть и сталкиваться с разными судьбами, с разными детишками. И ты ведь не всегда можешь помочь им и изменить ситуацию! А иногда они и сами не хотят принять помощь. Например, однажды я поймала за руку попрошайку около «Макдональдса» на Кирова. Спасибо охраннику торгового центра, который меня узнал  и вызвал полицию, а ведь никто другой больше не помог мне. Мы вызывали родителей этих детей, разбирались с ними, приглашали на разные встречи, дарили подарки и даже нашли социального педагога для этой девочки, так как у нее была проблема с речью. Результата – ноль. Они не захотели принять нашу помощь, не захотели пересмотреть свои жизненные позиции. К сожалению, бывают и такие случаи.

– Вы выглядите очень мягким и добрым человеком, а какой вы руководитель?

– Я очень терпеливая и могу долго ждать, просить изменить свое поведение, пересмотреть свою жизненную позицию, но если мое терпение заканчивается, то это «сабли наголо»! В то же время я всегда отношусь к своему статусу как к временному явлению: сегодня ты уполномоченный по правам ребенка, а завтра можешь стать домохозяйкой. И тогда твой специалист, к которому ты хорошо относилась, протянет руку помощи. Я не хочу, чтобы меня боялись, мне важно, чтобы меня уважали.

– Как вы считаете, что важнее для успеха: упорная работа или удача?

– Мне кажется, что удача – это точно не про меня! Мне никогда ни в чем не везло просто так, я не выигрывала никаких лотерей, у меня не было полезных связей. Я добилась того, что у меня есть, благодаря упорному труду. Я даже порой страдаю от синдрома отличницы – я могу делать что-то либо хорошо, либо не делать вообще. Но есть и то качество, которое я бы пожелала всем, – я абсолютно не злопамятный человек. И это большой стимул к развитию, потому что я никогда не оглядываюсь назад и ни на чем не зацикливаюсь.

Все мы приходим в этот мир голыми и уходим голыми, и что от нас остается? От меня останутся дети, внуки, и я настолько богатая в этом плане, богаче любого богача!  

– И напоследок, чего вы в жизни никогда не сделаете?

– Я никогда не предам своих детей. Что бы они в этой жизни не совершили, я до самого конца буду их защищать. Пусть это будет ценой моей должности, тех достижений, к которым я пришла маленькими шагами или даже ценой собственной жизни. Мне не жалко будет этого отдать ради спасения жизни моих детей. Для меня, как и для любого нормального человека, дети – это самое главное в жизни.

текст: Анастасия Давыдкина
фото:  Дмитрий Демидов (Мамяс) и из архива семьи Копышенковых 

Прокомментировать