Сергей Иванкин. Всё должно быть интересно

Жить Хорошо 18 июня 2012 0 Просмотров: 2570

Супругам Сергею Владимировичу и Ирине Борисовне Иванкиным есть чем гордиться: они стали первопроходцами новой российской экономики и входят в число тех, кто сделал особенно много для становления калужского бизнеса. Кофейня на Театральной, сеть магазинов «Мишка», бар «Русское пиво», ресторан «Славянский базар», «ЮКИС-мебель»… – они создавали первые частные предприятия, не имея наследства, примера и опыта, и, часто рискуя, добились успеха собственным трудом. О том, как им это удалось, мы попросили рассказать Сергея Владимировича Иванкина.

– Сергей Владимирович, с чего начиналась ваша бизнес-карьера? Как это произошло, что вас побудило и чем вы
занимались до этого?

– Это началось настолько давно, когда в СССР понятия такого – бизнес – еще не было. Мой первый бизнес вырос из моего любимого занятия – фотографии! Я с детства занимался фотографией, а когда возникла необходимость кормить семью, я это дело из разряда хобби перевел в разряд зарабатывания денег. Уже здесь, в Калуге, после института, работая инженером во ВНИИМЭТ.

– Так вы не из Калуги?

– Нет. Я родился в Советском Союзе. Семья много переезжала, и теперь трудно сказать, откуда я. Во ВНИИМЭТе была собрана команда людей со всей страны, которые занимались наукой и производством. Начальник нашей лаборатории – кореец по национальности, Борис Ефимович Нам, – был из Казахстана.

– Начало вашего бизнеса связано с концом страны?

– Нет, коммерческой фотографией я начал заниматься гораздо раньше, в 83-м году. А первое предприятие мы с друзьями зарегистрировали в 1991 году, когда стало все рушиться. Моё первое предприятие «Юкис» было создано в 1993 году. А расшифровывается, кстати, просто: «Юра, Катя, Ирина, Сергей» – по первым буквам имен сына, дочки, супруги и моего имени.

– Вы так рассказываете, будто это все плавно, спокойно произошло. Не было у вас терзаний, сомнений?

– Ничего такого не было. Во-первых, потому что по-другому жить уже было нельзя. И, во-вторых, по-другому было неинтересно!

– И супруга вас поддержала в этом?

– Да. Она в бизнесе со мной с 1994 года. Ирина является моим равноправным, полноценным бизнес-партнером. Более того, благодаря ей у нас и появился один из видов бизнеса.

– Случаются у вас с Ириной Борисовной разногласия?

– Конечно. Она такой же опытный бизнесмен. У нее даже богаче опыт работы с людьми, чем у меня. Но споры у нас возникают не часто, потому что мы контролируем разные направления бизнеса. Как в анекдоте: «Банк Америки не торгует семечками, а я не даю деньги в долг». Я создавал новое направление в бизнесе, организовывал его и на определенном этапе развития передавал его в управление Ирине.

– Кроме супруги, у вас были ещё партнеры в бизнесе?

– Как я уже сказал, самое первое предприятие я создавал вместе со своими старыми друзьями. К сожалению, оно не долго проработало… Это очень сложный вопрос: можно ли в России строить совместный несемейный бизнес. Совместные предприятия, созданные в начале 90-х, почти все рассыпались! Из известных мне примеров лишь одно предприятие до сих пор благополучно существует и развивается.

– С чем это связано?

– Когда создаются предприятия без денег, «с нуля», несмотря на то, что все прописано на бумаге, потом очень сложно разделить полученную прибыль. Обычно у предприятия есть несколько направлений, и когда по одному из видов деятельности начинает появляться прибыль, человек, который занимался им, считает это именно своей заслугой, и заработанные деньги считает только своими. Каждый считает, что его вклад больше, и по-человечески это можно понять.

– А у вас позиция какая?

– Считаю, что объединяться возможно только материальными ресурсами и пропорционально вкладу получать свою долю прибыли. К сожалению, в России пока не существует реальных форм нематериальной собственности. «Идеи принадлежат всем»… Ещё во времена ВНИИМЭТа одно из газетных интервью со мной назвали «Клондайк инженера Иванкина». Я тогда сказал: «Ребята, идеи валяются под вашими ногами, наклонитесь и поднимите!»

– Как думаете, тот Клондайк себя не исчерпал?

– Незначительно. Просто теперь гораздо сложнее «нагнуться и поднять» идею. Принципиально старт поменялся. Многие рыночные сегменты, которые не требовали серьезных вложений, заняты. Сейчас рынок требует более серьезного, фундаментального подхода к созданию практически любого предприятия по любому направлению. Сейчас открыть магазин и тогда открыть магазин – принципиальная разница. Уровень вложений принципиально другой! И каждый вновь входящий в рынок поднимает эту планку. Начало девяностых было в этом плане гораздо легче. На тот момент возможности были для всех приблизительно одинаковые, хорошие. Примерно с 95-го года началась уже реальная конкуренция. Борьба за рынки сбыта. Я прошел это по всем своим бизнесам. В очень жесткой форме, иногда…

– Бизнес – это действительно борьба?

– Борьба, конечно! В первую очередь борьба за умы потребителей. Потому что любой бизнес – это продажа услуг или материальных ценностей. Вложить в голову потребителю, что именно это ему надо, – пустая трата времени и средств. У каждого человека есть своя лестница приоритетов, поменять в ней что-то местами сложно и дорого. Надо догадаться, что в голове будущего потребителя, и понять, на какую ступень этой лесенки ты можешь положить свои продукты. Сейчас гораздо труднее стал бизнес в России, гораздо жестче, безжалостнее, умнее стал.

– С высоты своего 20-летнего опыта скажите: каково это – делать бизнес в России?

– Интересно. Не всегда прибыльно. Но если это действительно бизнес, где ты, часто рискуя многим, решаешь реальные маркетинговые и экономические задачи, это всегда интересно. Мне кажется, что тем, кто приходит сюда делать бизнес из других стран и миров, сложновато работать. Не потому, что они «загадочную русскую душу» не понимают. У нас многие процессы происходят вопреки здравому «западному» смыслу и логике. Западные преподаватели, с кем мне довелось пообщаться, учили, что надо концентрироваться на одном направлении, заниматься и развивать только то, что у тебя хорошо получается, не распыляться. Но если бы у меня в 98-м году было только одно направление, мы сегодня с вами не говорили бы об успехах в бизнесе.

– То есть нужно диверсифицировать бизнес?

– Бизнес, совершенно не связанный между собой, снижает риски. Сложно, конечно, всё контролировать. Нужны грамотные помощники. Мне очень повезло с помощниками.

– Как вы выбирали свои бизнес-направления?

– Наш бизнес стал многопрофильным очень естественно. Сама жизнь направляла нас. Началось с того, что я поставлял в Калужскую область французскую небьющуюся стеклянную посуду оптом. Торговали весьма успешно. В один прекрасный момент магазины перестали наращивать объемы закупок по причине того, что им некуда выставлять нашу красивую посуду. И мы сделали для них красивые витрины – первые «стеклянные кубики», которые оказались очень востребованы. Так началось наше мебельное направление.

Организовать производство витрин, имея опыт организации производства своих ВНИИМЭТовских разработок, мне было нетрудно. Потом кубики эти всем надоели, мы их постепенно убрали, стали делать комбинированные витрины: стекло, дерево, металл… Некоторые магазины решили вместе с установкой нового торгового оборудования изменить старый советский интерьер на более современный, и мы помогали им в этом. Кстати,
именно одна из наших фирм сделала первый полный ремонт магазина «Восток» на улице Ленина в Калуге, тогда же была изготовлена в первый раз офисная мебель.

Следующее направление нашего бизнеса – оптовая торговля кондитеркой – развилось благодаря уже имеющейся у нас репутации и известности среди заведующих магазинами. Позже мы подумали: «конфеты возим, оборудование для магазинов делаем, а почему бы нам не создать свои магазины?» Так за год с небольшим мы открыли сеть кондитерских магазинов «Мишка» по всей Калуге.

Чуть позже нам предложили купить готовый бизнес – магазин «Чай-кофе на Театральной». Вместе с ним у нас появилось достаточно много поставщиков, и от них поступила идея открыть кофейню. И в 1998 году появилась наша первая «Кофейня от Иванкиных» на ул. Театральной.

После кофейни появился интерес сделать что-то ещё в этом направлении. Огляделся и понял, что в городе нет нормального места, где можно выпить хорошего разливного пива. Демократичного приличного места. И мы сделали «Русское пиво». Это было хорошее на тот момент пивное место.

– Что вами двигало тогда?

– Я всегда придерживаюсь того мнения, что любой мой бизнес должен быть таким, чтобы мне не стыдно было признаться, что это – НАШ бизнес. Наверное, извлечение прибыли не является для меня главным приоритетом в бизнесе. Если кто-то скажет хорошее слово о том, что я делаю, оно тоже имеет огромное значение для меня и ценность. Бизнес – это, конечно, зарабатывание денег. Но есть принципиальный момент: если зарабатывание денег не приносит морального удовольствия и не вызывает интереса, я считаю, не стоит этим бизнесом заниматься. Ничего хорошего не добьешься.

– Интенсивное развитие! А дома вы бывали в тот период?

– Бывал… Наши дети росли достаточно самостоятельными людьми, например, дочка уже в семилетнем возрасте сама ездила с пересадками с Правого берега в спортшколу «Юность», чтобы заниматься художественной гимнастикой. А мы с женой работали в то время в ПО «Гранат».

– Своих детей к бизнесу не привлекаете?

– Дочь по образованию хореограф, человек искусства. Сын тоже занимается своим делом. Вообще я считаю, что до определенного этапа детей вообще нельзя близко к своему бизнесу подпускать. Я сторонник того, чтобы ребенок учился у других. А когда он чему-то уже научится, тогда, если потребуется, его знания можно использовать в семейном бизнесе. Естественно, мы многое обсуждаем и с сыном, и с дочерью. Но, я убежден, заставлять детей не то что не надо, нельзя! Можно только воспитывать своим примером, честно отвечать на их вопросы, объяснять, подсказать и… дать возможность ребенку самому принимать решения. Если у ребенка все получается, значит, он все правильно делает, так пусть идет своей дорогой! Естественно, я за детьми присматриваю по-родительски, но до сих пор, к счастью, не требовалось кардинального вмешательства в их жизнь.

– Сергей Владимирович, по-вашему, существует универсальная формула успеха?

– Думаю, нет. Я могу назвать себя счастливым человеком, практически с самого начала своей трудовой деятельности мне все было интересно. Мне было учиться интересно, интересно было делать диплом. Потом приехал сюда и попал в интересную лабораторию, занимался очень интересными разработками. Являлся одним из родителей совершенно нового направления для Калуги и для СССР. Мы же в Калуге сделали те приборы, которыми сейчас пользуется каждый второй. Это первые советские стереотелефоны, вкладываемые в ухо. Наши стереотелефоны ТДС-22, по экспертной оценке, превосходили японские аналоги по качеству звучания. Мы запустили крупносерийное производство этой разработки на Правобережном заводе «ЭЛМАТ». Для меня это было настолько интересным, что я жил этим.

– Вы трудоголик?

– Нет, мне интересно создавать что-то новое, новое для себя.

– Как вы считаете, какова в жизни роль удачи, везения?

– Заметная. Не надо только забывать, что везет тому, кто хочет что-то полезное сделать. Элемент счастливой случайности тоже имеет большое значение.

– А вы верующий человек?

– Сложный вопрос. У меня есть диплом по дисциплине «научный атеизм», и по убеждениям я, скорее, материалист. Бабушка, которая меня воспитывала, рассказывала мне про Иисуса Христа, говорила, что это был реальный человек, который заботился о других людях и погиб ради людей. А уже церковь слепила этот образ. Я оцениваю религию как самый удачный бизнес-проект всех времен и народов. Но это не доказывает того, что нет всевышней силы. Слава Богу, до сих пор я не почувствовал этого. Но то, что человек произошел не от обезьяны, – я в этом почти убежден! Ну, не может быть, чтобы все это мироздание было выстроено само собой! Не могу себе представить, кто и как это создал. Я с трудом представляю, что такое электроны, а это еще более высокая материя, которая требует гораздо более высокого уровня сознания.

– Вы все годы поддерживаете фестиваль «Мир гитары».

– Естественно. Во-первых, я люблю и знаю музыку в меру своих возможностей. Когда я окончил музыкальную школу, у меня было два варианта: поступать или в музыкальное училище, или в Суворовское. И моя мама выбрала для меня Суворовское. В нашей семье никто никогда не был военным. Я пытался воплотить мечты моей мамы. До Суворовского училища у меня об армии представления были исключительно по фильмам типа «Офицеры». А армейская действительность была принципиально другая, дальше я служить не пошел. Для меня это перестало быть интересным.

Наверное, «Мир гитары» – это некая ностальгия по музыкальному прошлому… Олег настолько обаятельный человек, его не поддержать просто невозможно. И если он предлагает что-то разумное, любой нормальный человек его поддержит. Один из его главных козырей – он увлечен своим делом, и это передается окружающим.

– Как вы отдыхаете?

– У меня нет давно уже таких понятий: отпуск, выходные, рабочие дни… Чаще всего делаешь, что надо. Могу работать две-три недели без перерыва. Но стараюсь, чтобы работа не создавала серьезных напряжений — ни физических, ни моральных. Если предполагается «длительный забег», то просто надо сделать это в соответствующем темпе. Должно оставаться время на себя, на близких. 

Начинаешь понимать, что не жизнь ради работы, а работа ради жизни. И насколько хорошо у тебя получается
работать, настолько хорошо у тебя получается жить. Для меня это аксиома. Стараюсь, конечно, планировать работу. Не всегда это получается, даже следуя всем жестким канонам организации труда, тайм-менеджмента. Все это я знаю, изучал на тренингах. Любые тренинги – это бизнес для тех, кто проводит тренинги. Они умудряются продать нам наше желание узнать новое. Наверное, надо меньше работать. Наверное, у кого-то это получается. Пусть расскажут, как. Но если удается заниматься бизнесом, который является любимым делом, то и отдыхать не от чего. В этом смысле мне очень повезло.

– Бизнес Иванкиных сегодня – это?..

– Это сеть кондитерских ма-газинов «Мишка». Это производство мебели для офиса и дома. Недавно мы начали работать по новому направлению – делать корпусную мебель класса «люкс». Мы умеем делать недорогую хорошую мебель, а теперь хотим попробовать себя в новом сегменте. Это три точки общепита. Две из них со специализированной кухней «а-ля Япония». Это направление мне интересно и как бизнесмену, и как потребителю.

Кстати, сам палочками не ем, у меня вилкой хорошо получается… Если это можно есть вилкой, то почему не есть вилкой?

Посетители наших суши-баров – на улице Ленина напротив Концертного зала и на улице Кирова слева от памятника Кирову, под общим названием «МИЯБИ» – чаще оставляют хвалебные отзывы о нашей работе, и это очень приятно всем нам! Хотя бывают и замечания…

Кофейню нашу на улице Театральной мы возродили. Теперь она стала полноценным кафе с достаточно полным меню. Командует кухней Ольга Степановна, которая заправляла в «Славянском базаре». Есть и салаты, и первые блюда, и горячее. И кофе, конечно, остался: и из аппарата, и турка на песке. И выпечка. Интерьер мы изменили, заменили мебель. Теперь там можно проводить небольшие дружеские встречи, вечеринки, банкеты. На новых столах там изображение трёх кошек, и даже была мысль назвать заведение «У трёх котов». Но как-то засомневались – работают там одни женщины…. И пока оставили название «Театральная, 7».

– А вот дурацкий вопрос можно задать: у вас есть любимое направление?

– «Любимый сынок» – обычно последний. Сейчас это малоэтажное домостроение. История тривиальная. Когда мы с Ириной решили построить свой дом, в силу любопытства я решил разобраться, какую технологию выбрать для нашего строительства: что лучше, что мы можем себе позволить с нашими финансовыми возможностями. И оказалось, что есть технология, которая позволяет недорого построить очень качественное жилье с точки зрения эксплуатации, затрат на содержание, с точки зрения нашего климата. Эта технология как будто создана для людей, которые умеют считать не только сегодняшние денежные затраты, но и будущие. Обыкновенная экономия: зачем тратить больше, если можно потратить меньше! Для меня вопрос псевдопрестижа: «У нас кирпичный дом!!!» – не существует.

Хотя наша технология, часто называемая канадской, в России уже около 10 лет используется, почему-то до сих пор считается инновационной.

– Почему вы сами начали заниматься этим бизнесом?

– На тот момент не было адекватных производителей на рынке. И я решил заняться производством канадских домов. Я и позиционирую себя не как строитель, а как производитель материала для строительства. Производитель готовых для сборки домокомплектов.

– А собирает кто?

– Конечно, у нас есть специально обученные бригады. Но наши дома хороши ещё и тем, что их может собрать сам покупатель, конечно, не без помощи своих друзей и родственников – надо 3-4 человека. Этот дом на самом деле можно подарить, как конструктор, и человек сам его соберет. Наш с Ириной дом собирали люди, которые делали это в первый раз в жизни! Основные штатные специалисты были заняты на строительстве «Швейцарской деревни», а новая бригада «репетировала» на нашей площадке.

– То есть вы лично участвуете в сборке домов?

– Достаточно редко. Для себя я выбрал наиболее интересную часть работы – я сам занимаюсь проектированием домов. Каждый раз это что-то новое, неповторимое, общение с новыми заказчиками. Слушая человека, который заказывает дом, я стараюсь сделать проект под его понимание того, как он будет в нем жить. У каждой семьи свое представление о том, каким должен быть их дом. Поэтому понятие «типовой проект дома» мною не применяется. Конечно, мы используем весь наш опыт в проектировании и строительстве. Я стараюсь убедить заказчиков принципиально не использовать чужие проекты. Люди все разные, и дома должны быть
разные.

До начала проектирования и строительства дома надо прежде всего понять, кто и как будет жить в этом доме. Чем вы будете заниматься, сколько к вам будет приходить гостей, как часто, какие традиции у вашей семьи уже сложились, как вы привыкли есть, спать, жить до этого момента. Чем подробнее вы себе это представите, тем будет лучше! Надо сесть и ручкой на бумаге записать, что я хочу иметь на каждом этаже. Это единственно верный способ, чтобы дом был действительно свой!

На этапе проектирования я разговариваю только с обоими супругами. У нас был прецедент, когда мы переделывали полдома по причине того, что согласовали проект только с мужем…

И только после этого мы начинаем проектировать дом. А потом это уже быстро делается: два-три месяца с момента заключения договора. И отделку можно будет начать буквально сразу после монтажа коробки дома. Человек даже не успевает «устать» от строительства… Я до сих пор инженер, а не бизнесмен. И, видимо, до конца жизни им и останусь.

– Сергей Владимирович, о чем вы мечтаете сегодня? Во что верите, на что надеетесь?

– Надеюсь, что буду долго жить и работать в этой стране. Мечтаю понянчить правнуков – внучка уже есть! Верю в себя и своих близких людей, которые всегда будут со мной. Верю, что благоразумие людей победит. И в светлое будущее, которое мы построим все вместе, обязательно!

Беседовала Анна Большова
Фото Дмитрия Демидова

Прокомментировать

От редактора

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов