Любовь не умирает

Жить Хорошо 21 декабря 2012 0 Просмотров: 4752

В этом году после тяжелой болезни ушла из жизни талантливая певица, любимица калужской публики Анжела Вервейн.

4 января ей исполнилось бы 40 лет. Анжела очень хотела отметить свой день рождения сольным концертом. Друзья и коллеги решили осуществить ее несбывшуюся мечту.

11 января в концертном зале областной филармонии состоится концерт памяти Анжелы Вервейн и презентация ее сольного альбома. Весь сбор от продажи билетов и дисков пойдет на установку памятника певице. Программа называется «Любовь никогда не умирает».

В память об Анжеле сегодня мы публикуем текст архивного интервью газете «Калужский перекресток».

Сегодня мы в гостях у Эйнж – бывшей солистки группы «Плач Ярославны», игравшей музыку в стиле постфолк, а ныне увлеченной собственным сольным проектом. Она имеет вид очаровательного капризного ребенка, ведет себя так же, а вот говорит вполне взвешенные взрослые вещи.

Эйнж: – До «Плача Ярославны» у меня не было возможности реализоваться настолько, насколько получилось в этом проекте. Когда ты работаешь живым составом – это же вообще ни с чем нельзя сравнить! Ведь даже сам факт тусовки много значит – когда тебе есть чем заняться «с группой единомышленников»… Среди которых, кстати, потом и мужья обнаруживаются: мы ведь в «Ярославне» познакомились, когда он пришел к нам играть… (муж Эйнж, Виталий Вервейн, – музыкант, аранжировщик – сидит рядом с нами и принимает живейшее участие в нашей высокохудожественной беседе).

Что касается нынешнего проекта «Эйнж», то он родился внезапно и опять же благодаря Виталику. Ну недаром же мы вместе – очень многое нас связывает. Я и первую свою песню написала под впечатлением наших отношений… Серьезно! До этого у меня даже и рифмы-то никакой не складывалось, а тут вдруг поперло! Естественно, когда появились песни, Виталик стал делать аранжировки и постепенно стал вырисовываться проект «Эйнж».

Лариса Северина: – Ты вроде достаточно жизнерадостная девушка, откуда столько мистики в твоих текстах?

Э.: – Я об этом думаю очень часто… При том, что, может быть, я кажусь экстремалкой, я глубоко сентиментальный человек.

Виталий: – А все маньяки сентиментальны…

Э.: – Я, например, очень люблю читать любовные романы и даже не скрываю этого.

В.: – Объем прочитанного настолько велик, что скрывать уже просто невозможно… Хотя я до сих пор не могу понять, как у нее сочетаются любовные романы с Ницше и Томасом Манном…

Э.: – Просто я всегда любила сказки, а хороший любовный роман – это вроде сказки про Золушку… И некий момент инфернальности, присутствующий в моих песнях, – это тоже оттуда, от пристрастия к сказкам. Хочется чего-то такого, что не существует в реальной жизни.

Л. С.: – И чего же тебе не достает в реальной жизни?

Э.: – Честно? Денег! Потому что, если бы у меня были деньги, я бы могла все свои мечты воплотить в жизнь. Есть столько всего, что я хочу попробовать, я ведь экстремал по натуре! А Виталик лишний раз не дает мне даже на американских горках прокатиться!

В.: – Я просто ортодоксальных устоев и не позволю вот этого всякого! (Смеется.) Я когда даже просто смотрю на все эти центрифуги, меня начинает мутить. А она выходит оттуда и говорит: «Слабовато, слабовато, не то..» – мало ее приплющило… Она вот такая, а я нет, я – домашний…

Л.С.: – Как же вы уживаетесь? Бывают у вас сцены, выяснения отношений бурные?

Э.: – Веришь, ни разу. Я даже припомнить такого не могу. Иногда я думаю, что это плохо. Дамочки вот когда рассказывают о домашних сценах – у них такая удовлетворенность на лицах… Это ведь подпитка какая! Потом они бурно мирятся… А у нас даже зацепиться не за что, иногда и охота поскандалить, а потом думаю: ну что уж из пальца высасывать… да и лень.

Л. С.: – У тебя есть большая мечта?

Э.: – И не одна. Я хочу в конце концов стать богатой, знаменитой, узнаваемой, чтобы песни мои звучали, чтобы их хотели слушать. Хочется реализоваться, наконец.

Л. С.: – Твоя основная работа сейчас – ресторан?

Э.: – Да, и работу эту я люблю – говорю совершенно честно. Во-первых, это неплохой заработок. Во-вторых, я занимаюсь любимым делом, потому что единственное, что я люблю и умею делать в этой жизни, – это петь. И, в-третьих, моему графику работы можно только позавидовать. Спать я могу сколько захочу – просыпаюсь в два часа дня, в три… не совершая над собой этого кошмарного утреннего насилия…

Л. С.: – Свои песни ты поешь в ресторане?

Э.: – Нет, свои песни я пою только в концертах. А в ресторане меня что-то останавливает.

Л. С.: – Получается, ты застенчивая девушка?

Э.: – Чрезвычайно, просто до безобразия. Я считаю, что если бы я была менее застенчивой, я бы уже давно добилась того, чего хочу добиться. Я, например, не могу даже обратиться к готовым мне помочь людям, потому что стесняюсь. Просить я не умею – это большой минус. Была бы я такой стервой, как Мадонна, – уже давно всего бы добилась.

Л. С.: – А тебе хотелось бы что-то в себе изменить?

Э.: – Начинать что-то в себе менять – это прямой путь в психушку. Вот все привыкли думать, что я человек веселый и даже разбитной. А ведь у меня частенько бывает плохое настроение или просто не прет общаться… А люди ведь ждут от тебя чего – привычного, знакомого. И когда ты пытаешься вести себя так, как ждут от тебя люди, – ничего хорошего не будет. Надо, напротив, не изменять себе. В принципе, я считаю, что я человек гостеприимный. Просто я не люблю людей, которые приходят без предупреждения. Когда ты ждешь гостей, ты как-то настраиваешься, причешешься хотя бы. Еще суеты не люблю. Все знают, что я никому ни в чем не откажу: идите, сами все находите, ешьте, пейте, хоть живите тут…

Л. С.: – Семья для тебя много значит?

Э.: – Мой муж для меня значит, наверное, все в этой жизни. Потому что я его люблю, потому что я его уважаю, потому что он принимает большое участие в моей жизни. Его мнение для меня – самое главное. На все мои вопросы у него есть ответ. Мне просто повезло, потому что только такой человек, как он, способен со мной жить. Ему приходится много терпеть – мою работу и мое отсутствие вечерами. Он знает, что я чумоходная и мне надо постоянно где-то гаситься и развлекаться… Мне необходимо шоу, я люблю быть в центре внимания, люблю, когда меня окружают мужчины, люблю флирт – без этого я просто не смогу нормально себя чувствовать…

Л. С.: – Вот Виталик говорит, что ревнует…

Э.: – А его ревность меня страшно радует!

Виталий Вервейн

– Сказать, что Анжела суперпевица – нельзя, но мы много хороших певцов знаем, на которых смотреть не хочется. Анжелочка – артистка и была такой всегда. У нее был постоянный нерв и душа нараспашку. Но в жизни она была очень стеснительной, переживала, как выглядит, как поет… Когда я просил ее спеть какую-либо партию, она сразу отказывалась и говорила, что не может сделать этого, но потом выяснялось, что ей не составляет труда вообще. Планку свою она сильно занижала. Я понял, что потенциала у нее очень много. Заметил, что она пишет стихи, и просто заставил ее писать песни. Для нее это взрыв был, и она тогда очень много сразу написала: фактически все, что вышло на пластинке, написано в конце 90-х – начале 2000-х годов. Конечно, она хотела сделать карьеру певицы, на серьезном уровне, но, к сожалению, у нас в городе так завелось, что все свои песни мы пишем для друзей. А ведь любому художнику нужна публика. При этом в ресторане ей очень нравилось петь. Это было легко и естественно, там она могла раскрыться полностью.

Наши отношения – это любовь, страсть, дружба, я иногда к ней как к ребенку относился. Она слишком наивная правдорубка. В период жизни с Анжелой я мог сказать, что я счастливый человек, но сейчас понимаю, что не ценил этого, ведь планировалось, что так будет всегда, и мы будем жить вечно…

Павел Селезнев

– Еще полгода назад мы с ней думали, как концерт сделать, но судьба, увы, распорядилась иначе… Анжела была талантлива не только как певица, но и как автор. У нее был готов материал для сольного альбома еще в 2003 году. Об этом мало кто знал, потому что она всегда стеснялась петь свои песни. Такой вот казус: скромная артистка, несмотря на экстравагантность. В концерте будут звучать именно ее песни в исполнении друзей, и думаю, многие откроют Анжелу для себя заново.

Кстати одна из песен – «Лужи» – была сделана лишь месяц назад. Она существовала в демо-версии, которую Анжела лет семь назад записала на скорую руку, чтобы кому-то показать. Когда мы искали фото, аудио и видео с ней, то наткнулись на эту песню и решили, что надо ее доделать, и включили в диск.

Анжела по-прежнему у меня есть… Сказать, что она была другом – мало, коллегой – мало. Я доверял ей и любил ее безгранично. Анжела честна была в жизни и в работе, а это редкое качество. Она много света давала. Даже когда ей самой было плохо, она все же отдавала больше, чем брала… И этот концерт – самое малое, что мы можем сейчас для нее сделать. Мы признаемся в любви человеку, с которым работали и дружили и который дарил радость нашему городу.

Мы хотим, чтобы ее голос по-прежнему звучал.

Прокомментировать

От редактора

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов