Ди-Ди дуэт

Жить Хорошо 23 октября 2013 0 Просмотров: 4654

С помощью аэрографа они способны превратить в шедевр самые обычные вещи. И, уверяю вас, работа эта настолько тонка и искусна, что диву даешься. Знакомьтесь: основатели студии аэрографии в Калуге – Дмитрий Хамракулов и Дмитрий Чеботарев.

- Ребята, желание заняться аэрографией пришло к вам не случайно?

Дмитрий Хамракулов: – Если глубоко копать, то впервые мы занялись этим делом лет десять назад. Каждого из нас в отдельности мучил вопрос, каким образом можно нанести изображение на автомобиль. Тогда информации об этом было не так много. А что такое аэрограф – мы даже не догадывались. Начинали творить мы порознь.

– То есть вы где-то это увидели и попытались повторить.

Д. Х.: – Получается, что так. Я в то время жил на Дальнем Востоке и увидел там автомобиль, привезенный из Японии. Он был очень оригинально оформлен. Но поразил тот факт, что на ощупь это была не наклейка, под лаком не выбивался фон, и не было высоких граней. Вот тут я и задался вопросом, как люди способны подобное сотворить? С Интернетом тогда было очень туго, и информацию почерпнуть было ровным счетом неоткуда. Уже потом я приехал в Калугу, устроился на работу. У меня появился доступ к Интернету – и понеслось…  Мы познакомились с Дмитрием на одном предприятии. Я устроился туда, когда он уже работал. Дима занимался больше творческой работой, ведь у него есть художественное образование.

– А у вас нет?

Д. Х.: – У меня как такового специализированного художественного нет. Я скорее самоучка.

– Получается, чтобы подобными вещами заниматься, специальное образование не нужно?

Дмитрий Чеботарев: – Главное – желание. Базовые знания, конечно, необходимы: цветоведение, работа с тенью и светом. Основы я получил в училище, а дальше стал набираться опыта. На помощь художникам-аэрографам зачастую приходят подручные средства: карандаши, кисти, губки. Подобные мелочи позволяют добиться желаемого результата.

 На помощь художникам-аэрографам зачастую приходят подручные средства: карандаши, кисти, губки 

– Как давно вы купили свой первый аэрограф?

Д. Х.: – В 2003-м. Я заказал его по Интернету в Москве за бешеные деньги. В то время в Калуге ничего похожего не было. Мой первый китайский аэрограф стоил 3 тысячи рублей. Помню, тогда я возомнил себя крутым аэрографистом и пошел ваять. (Смеется.) Пришел в гараж, нашел старую дверь, налил краску, подключил компрессор… и был полностью разочарован через пять минут.

– Почему?

Д. Х.: – Так ничего же не получилось! Мне казалось, что если я все подготовительные работы провел правильно, то и результат должен быть. А тут… Но я руки не опустил. Понемногу стал собирать информацию, покупал через Интернет обучающие программы. Десять лет назад в Москве уже работали курсы подготовки аэрографов, но за две недели обучения просили баснословную сумму.

Д. Ч.: – Сегодня смотрим в Интернете обучающие видео и понимаем, что если бы нас так учили, мы точно ничему не научились бы.

– Получается, что вы не жалеете о том, что никаких специализированных курсов не окончили?

Д. Ч.: – Ни капли. В 2006 году, когда мы с Дмитрием познакомились, начали делиться друг с другом опытом. На тот момент у меня было уже два аэрографа, но как их правильно применять, я тоже не знал. Мы стали искать ответы на интересующие нас вопросы вместе.

Д. Х.: – Дима занимался постройкой и обустройством студии. Все, что вы видите вокруг, – его рук дело. Я больше занимался решением организационных моментов и поиском информации.

– И сегодня вы уже работаете в тесном контакте?

Д. Ч.: – Это настоящий симбиоз, мы в одном направлении и творим, и мыслим. В прошлом году оба уволились с работы, чтобы сделать аэрографию нашим общим и основным занятием. Сейчас мы больше ориентируемся на выставки. В следующем году планируем отправиться в Москву со своим очередным проектом. Хотим сделать кабриолет из 24-й «Волги» и придумать оригинальный дизайн. Засветиться хочется. (Смеются.)

Д. Х.: – В прошлом году мы выставлялись здесь, на Автостраде. Это была Honda Jazz, выполненная по заказу друга. Мотоцикл еще был.

– А можно ли применять аэрографию для росписи других поверхностей, не только автомобилей?

Д. Х.: – Конечно, здесь полет фантазии безграничен. Мы расписывали стены одной из калужских квартир. Сейчас готовим еще один проект жилого помещения.

Д. Ч.: – А еще мы детский сад расписывали во Мстихино. И это, кстати, была наша самая первая совместная работа. Для нас она стала своеобразной притиркой, до того момента мы чаще работали врозь.

– Мы в редакции восхищались вашим совместным творчеством, просматривая фото с сайта. Особое восхищение вызвал шлем с изображением памятника 600-летию Калуги.

Д. Х.: – Эту работу мы выполнили по заказу сотрудников одного из автопредприятий города. Это был подарок для иностранца.

– Сегодня заказов у вас хватает?

Д. Ч.: – Их количество растет – сарафанное радио делает свое дело. Тратиться на рекламу мы пока не готовы. Деньги, полученные за выполнение первого заказа, мы потратили на развитие предприятия – купили компрессор, пистолеты.

– С чего обычно начинается работа?

Д. Х.: – Клиент приходит к нам и высказывает свое пожелание, мы начинаем делать эскизы, на создание которых уходит тоже немало времени. И лишь после того как картинка одобрена заказчиком, мы приступаем к ее воплощению на заданной поверхности.

– Сколько времени уходит на создание одной работы?

Д. Ч.: – Все зависит от сложности. Дизайн может быть абсолютно разным – замысловатым и не очень. В среднем около месяца уходит на один автомобиль. А работа над грузовиком заняла у нас две недели – рисунок был черно-белый. Очень много времени уходит на подготовительные работы, если автомобиль старый. Нужно сделать поверхность матовой, восстановить сколы, царапины, вмятины, окрасить в родной цвет. Процесс в любом случае не быстрый.

– Сегодня люди уходят от стандартных изображений?

Д. Х.: – Если раньше лидирующие позиции занимали анималистичные принты, то сегодня, вы правы, люди начинают мыслить шире. Хотя очень часто заказчик ставит нас в тупик. Например, в тех случаях, когда не может высказать определенных пожеланий. Формулировка «хочу что-нибудь интересное» слишком размыта. Когда совсем человека не знаешь, сложно предложить ему что-то. Есть у нас один потенциальный клиент, которому мы предложили уже «миллион» вариантов, но до сих пор не смогли угодить.

Мы в одном направлении и творим, и мыслим. Это настоящий симбиоз  

– Можете припомнить свою самую необычную работу?

Д. Ч.: – Мы делали четырехметровую стелу, которая сейчас установлена в Белоусово. В мастерскую мы заносили ее вчетвером. Красили, наносили газо- и нефтепровод. Лакировали. Главное, что работу нужно было сделать еще позавчера. Как всегда, мы не знали ни сна, ни еды.

– Если бы вы свое дело не любили, наверное, не стали бы им заниматься.

Д. Ч.: – Мы бы спали тогда. (Смеются.) Нам хочется чего-то добиться, а для этого нужно вкалывать. Иного пути к успеху мы не знаем.

Беседовала: Ирина Личутина.
Фото из архива студии аэрографии «DIDI»

Прокомментировать

От редактора

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов