Андрей Никишин. Мужской подход

Жить Хорошо 15 декабря 2015 0 Просмотров: 2158

Он уже три года стоит у руля управления экономики и имущественных отношений Калуги. За плечами – столичная карьера экономиста в Центробанке и работа в протоколе Президента. Об инвестиционном потенциале Калуги и о том, как спорт научил полностью отдавать себя работе, нам рассказал Андрей Никишин. 

- Андрей Викторович, после успешной столичной карьеры вы оказались в довольно маленьком городке. Как случилось, что вы приехали в Калугу?

– Я решил сменить направление в работе. До Калуги долгое время работал в Центральном банке. Попал туда еще студентом по распределению и прошел от азов: экономиста второй категории до главного экономиста. Потом шесть лет в администрации президента: три года в протоколе, три года в экспертном управлении. Засиделся на бумажной работе, захотелось быть ближе к людям. Начал искать такую работу, где я могу применить уже имеющийся опыт и развиваться. Так и попал в Калугу.

– На что сейчас направлена деятельность возглавляемого вами управления?

– Управление экономики создает благоприятную инвестиционную среду в городе. Все, кто хочет наладить бизнес, приходят к нам. Здесь они узнают о наличии помещений, налоговых льготах и прочих преференциях. Для этого мы в управлении специально создали реестр свободных площадей, так называемых «гринфилдов» и «браунфилдов».

Все, кто хочет наладить бизнес, приходят к нам.  Здесь они узнают о наличии помещений, налоговых льготах и прочих преференциях. Для этого мы в Управлении специально создали реестр свободных площадей, так называемых «гринфилдов» и «браунфилдов» 

– Это термины из области привлечения инвестиций?

– Да. Как раз в этом году к нам зашли две итальянские компании. Мы предложили им площади «КАДВИ», они им подошли. Cellino S.r.l. является одним из крупнейших в Европе производителей компонентов для грузовых автомобилей, и не только, а «Джерази-Восток» выпускает кузова для грузовиков Volvo. И это чистый пример «браунфилда» – высвобождения уже имеющихся площадей. Земля в этом случае имеет подходящий юридический статус. 

А «гринфилд» – это как раз наши технопарки, где в чистом поле инвестор получает площадку с подведенными коммуникациями для своего производства. 

– Как вы оцениваете инвестиционный потенциал Калуги?

– У Калуги огромный инвестиционный потенциал. Все видят, как масштабно развивается регион. А Калуга – его ядро, к тому же огромное по площади. В других субъектах есть центр и район, а у нас муниципальное образование «город Калуга», в которое входят территория города и прилегающие районы. Близость к Москве, необходимая инфраструктура, много «краевых» территорий для застройки, железнодорожная ветка, скоростная дорога (в процессе реконструкции), аэропорт – все это создает инвестиционный потенциал.

– А есть, на ваш взгляд, в нашей экономике слабые стороны?

– Нефти и газа нет (смеется). Зато потенциал такой, что смогли создать крупные предприятия и сделать инвестиционные отчеты без нефти и газа. 

Большинство предпринимателей Калуги занимаются торговлей. Город же нуждается  в производствах – это могут быть вторая и  третья линии 

– Существует мнение, что в кризис только успешная работа малого и среднего бизнеса поможет удержать экономику на плаву? Как в Калуге обстоят дела с работой этих сегментов бизнеса?

– Да, есть такое мнение. Но для этого бизнес должен по большей части что-либо производить. А в Калуге, если говорить, к примеру, о малом бизнесе, 60 процентов приходится на торговлю. Только 18 процентов – на добычу полезных ископаемых, а остальное – на строительство. 

Хорошо, что в Калуге маленькая безработица – всего 0,3 процента. Это официальные показатели Центра занятости населения. По сравнению с другими городами, у нас дела обстоят неплохо. Много ВПК: КАДВИ, Турбинка, «Тайфун». Да и средняя зарплата по Калуге – порядка 35 тысяч на промышленных предприятиях.

– Как человеку, желающему открыть свое дело в Калуге, правильно сориентировать бизнес?

– Я уже говорил, что большинство предпринимателей Калуги занимаются торговлей. Город же нуждается в производствах – это могут быть вторая и третья линии, то есть мелкие предприятия, которые изготавливают компоненты для крупных. По примеру итальянцев с КАДВИ. У нас существует Фонд поддержки малого и среднего предпринимательства. Есть три бизнес-инкубатора. И, конечно, сориентировать свой бизнес можно, придя к нам в управление. Мы в этом плане работаем как связующее звено. 

– У вас как у начальника управления весь бизнес на ладони. Как считаете, какого сегмента бизнеса не хватает в Калуге?

– Хороших заведений. Да, может это странно прозвучит. Но я говорю о заведениях, в первую очередь подразумевая качество питания и обслуживания.

Кстати, у нас в Калуге мог открыться настоящий итальянский ресторан. После создания двух итальянских предприятий к нам в управление обратились специалисты из Италии – хотели подобрать подходящее помещение для ресторана. Даже нашли его на площади Старый торг. Однако возникли сложности с ввозом продукции – безусловно, они хотели поставлять продукты прямо из Италии.

– А как сейчас обстоят дела с торговлей в целом? 

– В первом полугодии будущего года мы должны достроить новый большой рынок на Грабцевском шоссе. Он станет альтернативой Центральному рынку, на месте которого, как известно, разобьют парк. Уже построен рынок на 15 тысяч квадратов на Правом берегу. 

Большая работа проведена и по палаточной торговле. Мы полностью убрали незаконно установленные палатки, их было 126. Кстати, в этой работе самое активное участие приняли территориально-общественные советы. Совместно мы определили, в каких районах палатки оставить для обеспечения шаговой доступности и удобства жителям. 

– Управление экономики все это время активно боролось с незаконно установленными рекламными конструкциями. Как успехи? 

– Это была целая война с билбордами. Могу с уверенностью сказать, что мы в ней победили. Теперь незаконной рекламы на муниципальной земле нет. Я работу своих коллег по этой части уже завершал. Однако, когда мы поняли, что с билбордами справились, кинули силы на незаконно установленные информационные конструкции. И если билбордов было порядка двух тысяч, то этих конструкций – десятки. Это и вывески магазинов, и таблички с услугами адвокатов, часовщиков, аренды и т.д. 

Мы создали реестр, разработали предписание по единому стилю конструкций. Опыт переняли столичный. Безусловно, наложили на наши калужские реалии. И начали проверку. В реестр уже внесли около полутора тысяч конструкций, около 500 заставили снять. Мы понимаем, что объем работы большой, и местные производители информационных конструкций, даже если предприниматели к ним дружно разом обратятся, не справятся с потоком, поэтому мы используем довольно лояльный подход. Каждому предпринимателю устанавливаются реальные сроки, а если повторная проверка выявляет нарушения – тогда штраф. Но надо понимать, что ресурсы управления ограничены, поэтому процесс приведения конструкций к единому стилю будет долгим.

– В Калуге работает много строительных компаний. Один микрорайон Правобережье чего стоит! Какой самый масштабный проект застройки, по мнению управления экономики?

– Безусловно, «Кошелев проект». И это не просто наше мнение – это реальный факт. Застройка масштабная, но главное даже не это. Главное, что «Кошелев проект» действительно помогает решить проблему дефицита доступной жилой недвижимости. 

– В одной публикации «Муниципальные заметки» для «Российской газеты» Вы обозначили семь шагов для эффективной работы власти в муниципалитетах. И среди прочего вы сказали: «Чиновник не должен засиживаться на одном месте более трех лет». Вы в Калуге уже как раз три года. Что за теория такая про «три года»?

– Это не просто теория, она подкреплена собственным жизненным опытом. Как я обозначал в этой публикации, только три года ты можешь отдавать себя работе. В первый год для тебя все в новинку. Ты погружаешься полностью, оцениваешь все своим взглядом, понимаешь, что идет по накатанной, а что нужно исправить, подкорректировать. И вот наступает момент, когда ты все знаешь, умеешь и отдаешься процессу целиком. Но так только три года. Дальше – ты либо работаешь на износ, либо налаживаешь процесс до мелочей, и нужно двигаться дальше. Может, в параллельной сфере, но с другим уклоном.

– Это же не стабильно. Только руководитель становится «всезнающим» драгоценным кадром, как собирается и уходит. Вспоминается известное русское «на кого ж ты нас оставляешь»?

– На самом деле это как раз стабильно. А еще честно и профессионально. Если ты как начальник наладил работу, то первый год она будет функционировать и без тебя. На твое место приходит новый человек со свежим взглядом, идеями, багажом за плечами. Новый руководитель привносит новый стиль. 

– Пожалуй, такой новый стиль привнес в Городскую Управу Константин Баранов. В эти годы вы работали под его началом. Как можете охарактеризовать его стиль управления и команду?

– Стиль был жесткий. Ставилась задача, и нужно было любой ценой ее достичь. К тому же был постоянный контроль. Константин Викторович многое проверял лично. Часто по собственной инициативе выезжал на улицы города с проверкой. Как-то в ходе такого «рейда» он осмотрел подсветку зданий. Потом пришел и сказал: «Так, чтобы город был красиво подсвечен». Никогда такого требования ранее не предъявлялось. И это подействовало не только на руководителей управлений. Даже сами предприниматели, владельцы магазинов начали соревноваться в этом деле. 

Команда, которую привел Константин Викторович, очень сильная. Я поработал в разных коллективах, и мне есть с чем сравнивать.

Только три года ты можешь  отдавать себя работе. Дальше – ты либо работаешь на износ, либо налаживаешь процесс до мелочей, и нужно двигаться дальше 

– Вы также как и Константин Викторович, приехали из Москвы на руководящую должность. Какое у вас было первое впечатление от города? 

– Небольшой город, центр малоэтажный – в Европе много подобных городков. Я успел в них побывать во время работы в протоколе президента. Сразу отметил, что город зелёный и вокруг много воды: Ока, Яченское водохранилище, Угра. Я сам вырос на селе, воду всегда любил. 

– И где же прошло ваше детство?

– Родился я в селе Вороново Подольского района. Там и учился в сельской школе. Хотя, если говорить о детстве до школы, то провел его именно в Калужской области. В деревнях Кричина и Булатово Козельского района. Отец и мать родом с Калужской земли. 

– Как вы сейчас оцениваете сельское образование, которое получили? Вы же сразу после школы поступили в государственную финансовую академию при правительстве РФ.

– Я был отличником в школе. Одна четверка по литературе, и та за изложение. Отец был требовательный, царство ему небесное. Я всегда учился, чтобы не обидеть родителей. Понимаете, сам не хотел их расстраивать. 

Как-то раз я в разговоре с отцом слово неправильно просклонял. Что-то в духе «нет кина». Отец посмотрел на меня и сказал: «Ну-ка иди сюда, неси учебник». Он взял учебник по русскому языку и попросил показать страницу, на которой мы остановились. Потом пролистнул назад и по порядку начал спрашивать правила. Я отвечал невпопад… Он заставил меня выучить весь материал до этого листа и постоянно проверял. 

Что для мужчины счастье? Ты ставишь себе какую-то цель, идешь к ней. Добиваешься. Снова ставишь цель. У любого мужчины должна быть цель и внутреннее «я достиг» 

– А в студенческие годы у вас не было какой-то ломки характера, бунта, периода, когда не хотелось хорошо учиться?

– Не было ни ломки, ни бунта, ни дури, ни времени заниматься всякой ерундой. Я, кстати, связываю это со спортом. В 12 лет начал осознанно заниматься борьбой и пять лет посещал секцию: соревнования, тренировки, сильная команда единомышленников. Появлялось свободное время – мы на турники. Теперь для этого есть какое-то модное слово. Воркаут, кажется.

Спорт дает многое, если парня направить. Вспоминаю себя и вижу своего 14-летнего сына. Он – отличник, гордость школы. Выигрывает олимпиады, в прошлом году на России стал, по-моему, третьим по математике.

– Сын и в спортивном плане пошёл по вашим стопам?

– Знаете, в девять лет я впервые отвез его на борьбу. Но он тогда не увлекся. А через два года сам попросил отвести на бокс. Походил осознанно, посоревновался, сейчас говорит – хочу на борьбу. 

Днем учеба, вечером – занятия спортом. Я сам так вырос, мой сын сейчас так растет. Это и есть та работа, к которой себя нужно приучать. Грубо говоря, спорт – «наркотик», только полезный, рабочий. И если в институте тебя компания не свернула с пути, то всё пойдет правильно.

– Вас было не свернуть?

– Да. Я и спиртное-то попробовал первый раз в 23 года, когда сын родился. Даже шампанское не пил. Не интересовался ни гулянками, ни дискотеками. 

– Даже не слушали группу «Кино»?

– Не слушал. Да и нет у меня особых предпочтений в музыке. Люблю нашу эстраду, не зарубежную. Могу и шансон послушать. Михаил Круг мне нравится. 

– Чем вы еще увлекались в юности, помимо спорта? 

– На мотоцикле ездил. Была у меня «Ява» в 18 лет. С ней, конечно, помогли родители. По тем временам «Ява» стоила бешеных денег: 650 рублей при средней зарплате в 250. 

– Спорт и мотоцикл вы оставили в прошлом или находите для них время в Калуге? 

– От спорта у меня остался КМС по самбо. Пока жил в Москве, постоянно тренировался. В Калуге – буквально несколько раз. Не получается по времени. С мотоциклом такая же история. Сейчас у меня Yamaxa FJR 1300, но хорошо, если раз десять выехал за прошлый сезон. Здесь совсем другая рабочая загрузка. Я шесть дней в неделю провожу в костюме. 

– Как к вашему плотному рабочему графику относится семья?

– С пониманием. Мужчина сам решает, как строить свою жизнь. А женщина, как правило, под него подстраивается, и это естественно – ведь она выбрала этого мужчину. Можно ведь вообще сидеть дома, ничего не делать, а жену на работу послать. 

Любой руководитель должен на своей личной жизни немного крест поставить. Меня насильно на этой работе никто не держит, я просто констатирую факт. 

– Но вы можете назвать себя счастливым человеком?

– Да, могу. У любого мужчины должна быть цель и внутреннее «я достиг». Ты ставишь цель и идешь к ней. Добиваешься. Снова ставишь цель и идешь к ней… Нужно отдавать себя делу полностью, чтобы внутри с самим собой быть в мире. 

текст: Юлия Чупрова
фото: Дмитрий Демидов (Мамяс), из архива журнала «Жить хорошо» и Городской Управы

Прокомментировать

От редактора

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов