Мария Майорова. Канал культуры

Жить Хорошо 13 апреля 2018 0 Просмотров: 494

Всего год назад мы беседовали с Алексеем Майоровым, а сегодня о новых проектах мы говорим с Марией Майоровой. Совсем недавно они всколыхнули Калугу открытием Галереи современного искусства M-gallery. Кто-то скажет – сумасшедшие. Безумству храбрых поем мы песню.

- Зачем в такие нелегкие времена в Калуге галерея искусств?

– Во-первых, в Калуге нет ни одной независимой частной галереи, которая показывала бы актуальное искусство. В других регионах, например Воронеже, Смоленске, Самаре, такие галереи давно функционируют. Мы пытаемся догнать эволюцию. Во-вторых, это нужно нам самим. Нам не хватало этой деятельности, сопричастности к искусству. Раньше у нас уже был опыт художественных выставок на площадке нашего мебельного салона. Но теперь мы вывели галерею в отдельное направление на другом качественном уровне. Для нас это не просто одна из форм бизнеса, это неотделимая часть нашей жизни, вдохновение, глоток свежего воздуха.

– Что значит в вашем понимании современное искусство?

– Современное искусство – это содержательная художественная практика, отражающая процессы настоящего времени. Иначе говоря, это актуальное искусство. Эти процессы могут выражаться в самых разных художественных направлениях и формах. Сегодня искусство все чаще переходит из плоскости в объем. Это инсталляции, рэди-мейд, видео-арт. Даже холст в его традиционном понимании начинает переходить в трехмерное измерение, и живопись превращается в объект. Как в случае со «вскрытыми» холстами Лучио Фонтана.

Эпоха постмодерна, в которой мы с вами живем, деконструирует, иронизирует, бесконечно отсылает и цитирует культурное наследие прошлого. Все еще актуально соединение классических и современных форм, элитарного с массовым. Большое количество экспонируемых объектов на международных выставках тому подтверждение: кокошники в виде шлемов космонавтов или фото девушек дворянского сословия, и они, например, пьют кока-колу и едят спагетти с кетчупом. Но фактически это уже в прошлом. Наступает время метамодерна, который в поиске новой истины наделит произведения глубиной иного порядка.

Эпоха постмодерна, в которой мы с вами живем, деконструирует, иронизирует, бесконечно отсылает и цитирует культурное наследие прошлого

– Насколько я знаю, вы в каком-то смысле тоже соединили несоединимое: на одной площадке у вас работают галерея, интерьер-бутик, и недавно там же открыли шоу-рум одежды Alice street.

– Это необходимый симбиоз. Бренд Alice Street я выбрала потому, что его концепция отражает мое понимание стиля. Это яркая одежда российских дизайнеров, с многообразием цветов и преимущественно из натуральных материалов – кожа, мех, шерсть. Два наших бизнеса – шоу-рум одежды и мебельный бутик – помогают содержать и развивать галерею. Фактически каждый, кто становится нашим покупателем, является спонсором искусства и помогает галерее.

2– Чем зарабатывает галерея?

– Продажей картин. Другого способа зарабатывать у галереи нет. Понятно, что нас пока не знают. Для того чтобы нам стали доверять, нужно доказать, что мы разбираемся в том, что мы делаем, и предлагаем действительно стоящий продукт – то, во что стоит инвестировать средства. Поэтому есть огромное желание работать, искать и открывать новые имена.

– Такие как Сласки?

– В том числе. Эта выставка действительно впечатлила, и на нее есть отклик.

– Как вы вообще с ним познакомились?

– Банальная история – через Интернет. Я очень много отсматриваю современных художников, отслеживаю деятельность ведущих галерей. За творчеством и успехами Сласки наблюдаю давно. И однажды решила ему написать. Даже не с целью сотрудничества, а просто познакомиться.

Потом уже я предложила проект его выставки в нашей галерее. Он высоко оценил предлагаемую концепцию и с удовольствием принял предложение. Ему интересен российский рынок. Его работы находятся в коллекциях разных стран: от Китая и Австралии до Америки и Европы. Удивительно, но при этом в России не было продано ни одной работы. Аналитики действительно говорят, что Сласки сегодня – тот художник, в которого стоит инвестировать. Сейчас мы ведем переговоры по выставке Сласки, чтобы экспонировать ее в других городах. Для нас это еще один показатель, что мы на правильном пути. Приятно осозновать, что то, что я увидела и почувствовала, действительно ценно.

– Насколько в Калуге публика подготовлена к восприятию современного искусства?

– Публика разная. Есть категория людей, кто задает вопросы, но где-то внутри них все равно читается насмешка, недоверие. Однако интеллигентных, культурных, образованных людей, которые ценят и понимают или стремятся понять искусство, достаточно. Особенно молодых людей. Они с горящими глазами рассматривают, расспрашивают. Студенты вузов целыми группами посещают выставки. Молодежь более открыта к восприятию новой информации. И тогда понимаешь, что прослойка есть, она зреет.

– А клиенты вашего интерьер-бутика делают запрос на предметы искусства?

– Современная дизайнерская мебель пользуется спросом, только когда клиент работает с дизайнером. Когда дизайнер включил предметы искусства в проект интерьера, объяснил и показал, как это будет выглядеть. И даже если такие запросы есть, то они поступают на предметы массового производства. Грубо говоря, на постеры из «Икеи», которые выпускаются миллионным тиражом. Или интерьерные скульптурки, вещички, изготовленные в Китае.

– Может быть, кто-то и хотел бы, но это дорого.

– Автомобили тоже стоят дорого, и бриллианты тоже. Но тем не менее посмотрите, сколько людей ездят на автомобилях. Комплектуем мебелью один особняк, на конечном этапе приезжаем, чтобы все проверить, подписать акты, и видим над итальянским диваном, покрытым сусальным золотом, висит картина из перехода метро в пластиковой рамочке. У меня в голове сразу раскол. Предметы искусства как минимум должны соответствовать уровню интерьера, статусу человека. Это же показатель уровня культуры. Нужно подбирать не картину к дивану, а диван к картине. Обратная должна быть последовательность.

Я тоже не могу позволить себе работы многих художников, которыми восхищаюсь. Но если я этого хочу, то буду расставлять приоритеты и отказывать себе в чем-то менее значимом. Ведь предметы искусства мы покупаем не каждый день. Когда мы с Лешей начинали строить свой дом, первым делом я выбрала картину, вокруг которой началось формирование всего интерьера. И только потом – все остальное. У нас в доме не было ничего, вместо дверей висели шторки. Я давала четкие размеры строителям относительно того, как камин в пропорциях должен сочетаться с полотном, которое стало центральным в доме. Считаю, что это единственно правильное решение.

Нужно подбирать не картину к дивану, а диван к картине. Когда  мы с Лешей начинали строить свой дом, первым делом я купила картину, вокруг которой началось формирование всего интерьера. Я считаю, что это единственно правильное решение

Эта картина – предмет моего обожания. Просыпаясь утром, я первым делом смотрю на нее, наполняюсь ее энергией, и это питает меня весь день. Для меня это счастье. Счастье обладания искусством.

Искусство – это единственная истинная бессмертная религия мира. Это мощная созидательная энергия, способная объединять людей и спасти мир. Необходимо впустить как можно больше красоты и творчества во всех их проявлениях в свою повседневную жизнь, сделать их неотъемлемой частью своего существования. Это путь к возвышению духовности, доступный каждому.

– Понимают ли тебя твои родные, близкие?

– У наших родителей взгляды на жизнь несколько иные. Они не всегда разделяют наши стремления, часто ругают, что живем нерационально, мыслим нефундаментально, пытаются вразумить, отговорить. Но это же родители, они склонны излишне беспокоиться. В конечном счете, думаю, они все-таки гордятся нами.

– Алексей разделяет ваши чувства?

– Не то что разделяет. Мы единый организм и мыслим одинаково. Вот идет какая-то череда событий, каждый из нас переживает это внутри. И в один момент мы садимся все обсудить и понимаем, что сделали одинаковые выводы и наши мысли движутся в одном направлении. У нас ни по каким ситуациям не бывает разногласий и споров. Мы действительно две половины одного целого.

– Откуда в тебе такая тяга к искусству?

– Наверное, из детства. Мои родители сами не были напрямую причастными к миру искусства, но они всегда старались привить нам с братом любовь к творчеству, увлечь разными видами искусства, расширить кругозор. Брат занимался музыкой, я танцевала тринадцать лет и окончила художественную школу. Родители видели в моих рисунках какой-то потенциал и настоятельно заставляли посещать занятия. После выпускного мы с подругой провели ритуал – сожгли все кисти, краски и пообещали больше никогда не брать их в руки. А когда пришло время выбирать профессию, я вспомнила про диплом художественной школы. И решила попробовать себя в дизайне интерьера. Училась на подготовительных курсах в Тульском госуниверситете, потом поступила на факультет дизайна МГЭИ и окончила его.

Когда мы уже познакомились с Алексеем, он сказал: «Ты так любишь искусство, разбираешься в нем. Попробуй себя в арт-экспертизе. Мне кажется, у тебя получится». И я решила поступать в Питерский институт культуры на факультет искусствоведения. Долго я училась, потому что за время учебы родила двоих детей. Когда я поступала, многие знакомые спрашивали: и что ты с этим дипломом планируешь делать в Калуге? Будешь работать бабушкой, которая сидит на стульчике в музее?

Чтобы понимать искусство, нужно освободиться от условного потребительского отношения «нравится – не нравится» и настроиться на диалог с автором

Кроме знаний, эта учеба дала мне толчок, потенциал и силы этим заниматься. Конечно, мне хочется продолжать научную деятельность и окончить аспирантуру при своем университете.

– Вы специалист, как оцениваете арт-рынок региона?

– Можно сказать, что его нет. В Калуге много художников, но они не находятся в калужском арт-рынке. Они здесь живут, имеют мастерские, творят, а выставляются и продают работы в столичных галереях и на международном рынке. Есть имена, которые признаны экспертами, но в Калуге они неизвестны. На последней выставке COSMOSCOW меня заинтересовали скульптурные работы одного художника. Мы разговорились с куратором проекта, и оказалось, что автор живет и работает в Калуге – Владимир Марин. И гордо за наших, и грустно, что здесь для талантливых и перспективных мало условий для развития. У нас нет даже высшего учебного учреждения культуры.

– То есть, в этом смысле вы не верите в провинцию?

– Я хочу верить. Но это довольно сложная и долгая перспектива. Публику нужно вырастить сначала. А пока нам тоже придется ориентироваться на другие рынки – на Москву, Петербург и зарубежных коллекционеров.

– На что есть спрос?

– Конечно, на реализм спрос выше. Все-таки большинство людей лучше воспринимают и понимают традиционную живопись. Но хороший реализм стоит недешево. В Европе сейчас очень популярны русские художники и русская школа реализма. Иностранцы с удовольствием покупают эти работы.

– Мария, как ориентироваться в современном искусстве? Как отличить искусство от халтуры?

– Сложный вопрос. Можно руководствоваться ощущениями, опытом и чутьем. Это история «Черного квадрата» Малевича. Дело же не в его художественной ценности. Художник повернул ход истории, сказал первое слово в тот момент, когда это было актуально. Поэтому это произведение относится к шедевру искусства. Настоящее искусство появляется лишь там, где художнику есть что сказать этому миру. Тут важно видеть идею. Когда произведение создано с определенной концепцией, в нем заложена энергетика, это то, чего раньше не было сказано, и это актуально сегодняшнему дню – это современное искусство.

– Можно ли научиться это понимать, как развить свой вкус?

– Конечно, если ты имеешь желание и открыт для информации. Важно иметь хотя бы минимальное представление об истории искусства и понимание непрерывности взаимосвязей между наследием прошлого и настоящим. Нужно освободиться от условного потребительского отношения «нравится – не нравится» и настроиться на диалог с автором.

А дальше важна «насмотренность», она развивает вкус. Необходимо тренировать глаз: посещать галереи, музеи, обращать внимание на детали, знакомиться с шедеврами напрямую, чувствовать их мощную энергетику. Чтобы научиться сравнивать и отделять зерна от плевел.

Кроме этого, важно читать. Рекомендую книгу Уилла Гомперца «Непонятное искусство. От Моне до Бэнкси». Многие непонятности станут понятными. Или Сюзи Ходж «Почему ваш пятилетний ребенок так не смог бы». Эти книги написаны живым, доступным языком, способны заинтересовать и помочь сориентироваться в сложных художественных процессах современной действительности.

Мы не ставим задачу вырастить художника, лингвиста или чемпиона мира по фигурному катанию, а лишь создаем условия для того, чтобы дети росли духовно и физическими здоровыми

– А какое ваше любимое направление в искусстве?

– Я нахожу прекрасное и в работах эпохи Возрождения, и в авангарде, экспрессионизме. Пока я училась, переболела всеми эпохами и стилями от античности до сегодняшнего дня. Но самые любимые и почитаемые мной мастера – это Шагал и Модильяни.

– Как вы воспитываете вкус у своих детей?

– Дети восприимчивы, они впитывают все, что есть вокруг. Наши дети знают, где мы работаем и что делаем. Добрыня постоянно интересуется: «Мама, какая будет следующая выставка, какой художник, что там будут показывать?»

Он постоянно задает вопросы, уже анализирует, делает выводы. И я этому очень рада. Пелагея еще маленькая очень, но мы уже берем ее с собой на выставки, концерты. Когда дети подрастут, мы начнем путешествовать. Чтобы показать шедевры мировой архитектуры, живописи.

Мы стараемся создать вокруг них гармоничное развивающее пространство. Не ставим задачу вырастить художника, лингвиста или чемпиона мира по фигурному катанию, а лишь наблюдаем за их потребностями в настоящем времени и создаем условия для того, чтобы они росли духовно и физическими здоровыми, всесторонне и гармонично развитыми людьми. Мы хотим, чтобы наши дети мыслили свободно. У нас много очень талантливых друзей, актеров, режиссеров, музыкантов. Это люди, близкие нам по духу. Мы им очень благодарны за общение, поддержку, за совместное творчество, за доверие. Это та среда, в которой живем и «варимся» мы и в которой растут наши дети.

– По традиции спрошу: какие ваши творческие планы?

– Грандиозные. Мы рассматриваем M-Gallery не только как выставочную площадку. Мы работаем как мини-сцена для проектов «Мастерской им. А.Б. Плетнева», для актеров, для музыкантов и певцов. В галерее будут проходить творческие вечера, концерты, перформансы. У нас есть план по всем направлениям. Но мы не любим далеко загадывать. Если у нас появится стоящая идея, мы поменяем планы и сделаем сразу. Мы так жадно относимся к времени, нам хочется успеть все здесь и сейчас.

Прокомментировать

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов