Борис Железнер. Мечты строителя

Жить Хорошо 5 августа 2013 1 Просмотров: 5777

Дорогу к Кировскому Домостроительному Комбинату нам указал внушительных размеров железобетонный человек – давний и многим знакомый символ предприятия, придуманный его руководителем.

- Борис Львович, добрый день. Спасибо, что предоставили возможность побывать в Кирове. Вы далеко забрались… Рядом с вами Брянск, Калуга гораздо дальше, несмотря на областную принадлежность. Влияние Брянска ощущаете?

– Ну что тут говорить, с точки зрения реализации продукции, с точки зрения получения стройматериалов, подрядов мы от Калуги, безусловно, немного оторваны. Влияние Брянской области ощущается, но мы, тем не менее, остаемся калужскими.

– Вы ведь родом из Брянска.

– Я родился в городе Клинцы Брянской области. Там прошло мое детство и юность, там же я окончил Брянский Технологический институт по специальности инженер-технолог строительного производства. Кстати, многие сотрудники нашего домостроительного комбината также являются выходцами из этого вуза. Производство у нас многоплановое – мы являемся и промышленниками, и строителями одновременно, поэтому с институтом этим мы дружим и с удовольствием приглашаем на практику студентов.

По распределению я попал во Владимирскую губернию, где работал на военном заводе, ну а затем уж оказался в Кирове – на родине супруги. Мы живем здесь уже сорок лет.

– Интересно, что повлияло тогда на ваше решение при выборе вуза и специальности?

– Строителем хотел быть всегда. Специальность нравилась. Родители никакого отношения к этой профессии не имели: мама была медработником, отец служащим. Мне по сей день стройка нравится тем, что на том месте, на котором вчера еще ничего не было, сегодня уже что-то родилось. Много лет прошло, но чем старше я становлюсь, тем важнее для меня это становится.

– Вы говорите, что в Кирове живете уже сорок лет. А как судьба привела вас на ДСК?

– На своем родном предприятии я работаю почти 30 лет. Когда мы сюда переехали, я устроился на соседний завод ЖБИ, принадлежащий Московской железной дороге. Трудовой путь мой начался в лаборатории – я был технологом. Через какое-то время дослужился до заместителя директора. Времена были партийные, меня позвали в горком партии и предложили должность начальника дорожно-строительной организации ДПМК. Это был калужский трест по строительству сельских дорог. Там я трудился семь лет, и мне удалось сформировать в ДПМК хороший коллектив. Тогда уже понимал, что для того, чтобы на предприятии работали люди, нужно обеспечить их жильем. И мы начали строить хозспособом первые трехэтажные дома.

– Хозспособом – это как?

– Это значит, что строили мы только за счет собственной прибыли, никого со стороны не привлекая. Выделяли из своего коллектива людей, и они постепенно, шаг за шагом, строили жилье. Это была первая победа – на тот момент в Кирове жилье почти не строили.

А по прошествии семи лет меня направили на ДСК.

– Сразу в качестве руководителя?

– Да. Комбинату уже 30 лет, 28 из которых я его возглавляю. Приход сюда не стал для меня подарком. Я знал, что предстоит трудная работа, но мне было интересно.

– То  есть, трудностей вы не боитесь?

– Это громкие слова, конечно, но получается, что не боюсь. Представляете, что такое пуск завода? Оборудование нужно отладить, устранить недочеты.

Мы построили спортивный комплекс, быть может, лучший в Центральной России, который стал подарком кирову от руководства области.  

– Честно говоря, не представляю. Это такая махина!

– Вот именно. Коллектив на тот момент состоял из 400 человек, он только формировался, люди менялись. Обстановка была очень сложная. Около пяти лет ушло на то, чтобы создать команду и наладить производство. Я пришел сюда в 1985 году, а в девяностых рухнул рынок сельского строительства, и работы не стало.

– Как же вам удалось выйти из этой ситуации?

– Мы стали искать выход. В это время случился вывод российских войск из Германии. И первый городок для этого был построен в Шайковке (населенный пункт в Кировском районе). Ближайшим к нему оказался наш домостроительный комбинат, и финские коллеги предложили нам сотрудничество. Это была моя первая школа европейского подхода к строительству. Мы строили городок около двух лет, многому научились и поняли, что отстали от запада во всех отношениях.

– Чем же отличается европейский подход от нашего?

– А знаете, какими материалами нам приходилось пользоваться раньше? Небо и земля по сравнению с нынешними. Современный подход, материалы, энергосбережение – все это пришло к нам вместе с иностранными строителями. Поначалу было дико, потом интересно, а потом мы поняли, что этот опыт очень ценен и его необходимо перенимать. 

– В момент перехода к рыночным отношениям после развала СССР вы знали что-нибудь о  рыночной экономике?

– Понятия не имел. Всему приходилось учиться. В то время мы искали пути заработка. Если и появлялись заказы, то они были мелкими. Той масштабной работы, которая была у меня до этого в семи районах, увы, не стало. Тем не менее, нам удалось сохранить производственную базу и укрепить строительную компанию. Это нам и позволило выжить.

– В те сложные времена вы не испытывали чувство страха оттого, что вы, кормилец семьи, можете остаться без дохода?

– А некогда было думать об этом. Когда кончилась работа в Шайковке, интенсивно стала меняться экономика. Интенсивно строились банки. Мы в то время построили на центральной площади Кирова здание Сбербанка, затем была эпопея, связанная со строительством АЗС. Росли такие гиганты как Лукойл, ТНК, Роснефть. Мы построили семь заправок в Калужской области, в том числе и в Кирове. Постепенно экономика страны оживала. Мы выполняли свою работу и постепенно, шаг за шагом, пришли к тому, что все у нас наладилось.

– А в 2008-м как выжили? Тогда не всем предприятиям удалось оправиться от удара кризиса.

– В кризисный период мы нашли пути, которые помогли справиться с трудностями. Мы ведь никогда раньше не строили коммерческого жилья. Выполняли только государственный заказ. А тут решили взять кредит и принялись за строительство первого пятиэтажного дома в Кирове. В Кирове больше десяти лет не строилось жилье, а население нуждалось в квадратных метрах.

Сегодня подходит к концу застройка микрорайона из пятиэтажных домов.

– В Кирове выше пятиэтажного дома ничего не построишь?

– Мы не можем этого сделать. Большая этажность вынудила бы нас полностью сменить индустрию. Я как строитель считаю, что в таких центрах как Киров нет смысла строить даже пятиэтажные дома. В таких городках преобладает малоэтажное жилье, здесь своя атмосфера, свой менталитет. А как глава кировского района и его непосредственный житель уверен, что облик города высотное жилье только испортит.

– У вас возникало когда-нибудь желание уехать из Кирова поближе к цивилизации?

– И что там делать? (Смеется.) Может быть, по молодости такие амбиции были, а сейчас мыслей даже не возникает. Я вам хочу сказать точно, что отток в обратную сторону пойдет. Ждать осталось недолго. Человечество вернется к экологически чистым продуктам питания и образу жизни, который будет благоприятно влиять на здоровье.

Когда мне случается бывать в Москве, я возвращаюсь оттуда если не больной физически, то уж психологически точно. Да и в Калуге тоже стало жить нелегко. Автомобильные пробки, суета.

– А здесь у вас хорошо. Домашняя атмосфера, иначе не скажешь.

– Я тоже так считаю. Мне здесь комфортно.

– Вы помимо руководства ДСК занимаете пост главы района.

– Уже три года являюсь председателем кировской районной думы. Мне не безразлична судьба моего города.

Коллегам, друзьям, соратникам я желаю  интересной работы. Пусть продолжают преобразовывать Калугу, делая ее комфортной для жизни людей.  

– Супруга вас, наверное, редко дома видит.

– Я начинаю свой рабочий день в 7 часов 15 минут и около 18.30 возвращаюсь домой, это, безусловно, в том случае, когда мне не нужно никуда ехать. Только такая напряженная работа позволяет мне держать предприятие в тонусе и с конкуренцией справляться. Супруга давно привыкла к моему графику и не обижается. Летом к нам приезжают внуки, у нас их двое, и мне тоже не удается уделить им столько времени, сколько хотелось бы. Но по вечерам мы вместе с ребятами обязательно идем купаться. За эти пару часов, проведенных вместе, я пытаюсь навязать им свои мысли.

– Чему внуков учите?

– Объясняю, что нужно учиться, работать, чтобы чего-то в этой жизни добиться. Они пока не понимают этого в полной мере. Старшему внуку уже четырнадцать. Его тоже зовут Борис, как и меня. Уже второй год он работает на нашем предприятии по четыре часа в день – таким образом, я пытаюсь приучить его к труду.

– Считаете ли вы, что нынешнее поколение менее приспособлено к жизни и привыкло к «легкому хлебу»?

– Так и есть. Современные дети при первой же возможности бегут к компьютеру. Мне это очень не нравится. Внуки мои гордятся тем, что в каких-то делах разбираются лучше меня; на этот счет у нас с ними всегда идут дебаты. «Дедушка, зачем нужен будильник, если есть телефон?» – говорят мне мои ребята. Что я могу сделать? Это новое поколение…

– А вы каким мальчишкой росли?

– Не хочется себя хвалить…  Я рос в очень благоприятных условиях. Мы с сестрой были окружены родительской любовью и заботой. Мама работала акушеркой в роддоме, поэтому в детстве я часто слышал разговоры о рождении детей. Родители много работали. Помню, как по воскресеньям папа с мамой возвращались с рынка, а мы с сестрой ждали, когда они приготовят что-нибудь вкусненькое. Сегодня родителей уже нет, они похоронены в Клинцах. Каждый год между 1 и 9 мая я бываю на родине.

Когда я окончил институт – женился на своей сокурснице, и мы начали самостоятельную жизнь. На первых порах жили в общежитии и принимали это как должное. Потом  у нас появилась однокомнатная квартира. Родилась дочь. Могу сказать, что мы не ждали подарков от жизни, а всего старались добиться самостоятельно.

– Мне кажется, в ту пору это было нормой…

– А сегодня поменялись ценности, само общество стало другим. Появились новые критерии жизни. Нельзя этого не заметить.

– Сегодня на нашу жизнь оказывает существенное влияние технический прогресс. Появление гаджетов вашу жизнь упрощает?

– Прогресс – это плюс, как ни крути. Даже обычный сотовый телефон позволяет увеличить производительность труда на стройке как минимум на 15 %. Только дело все в том, что не только техника – люди меняются. Трудно объяснить молодежи, что для того, чтобы завоевать все блага, нужно пахать.

– Наверное, к этому нужно прийти самостоятельно.

– Возможно, вы правы. У нас на предприятии много молодых людей работает. У всех свои семьи. Мне приятно, что молодежь на ДСК приходит работать. Мы стараемся держать коллектив, создавать для всех комфортные условия, как бы трудно нам ни приходилось. В самые тяжелые моменты я собираю всех, объясняю какова ситуация.

– Вас можно назвать отцом для своих сотрудников…

– Может быть. Сегодня я самый старший на предприятии – мне 64 года.

– Мысли о пенсии вас посещают?

– Эти мысли догоняют тогда, когда начинаются проблемы со здоровьем. В свое время я очень любил играть в волейбол, потом перешел на настольный теннис, а сегодня и это мне не удается. В редкие минуты посещаю бассейн. А если получается, то плаваю в озере, недалеко от которого живу. Один раз в два квартала пытаюсь организовать себе десятидневный отпуск, чтобы восстановить силы и побыть вместе с супругой.

– Сколько лет вы вместе?

– Уже больше сорока. На ней держится весь быт, и я ей очень за это благодарен. В нашем доме всегда собираются наши родные. Дочь с мужем, внуки – мы всех рады видеть. От женщины, которая находится рядом с тобой, очень многое зависит.

– Если быт целиком и полностью лежит на женских плечах, то вам что остается?

– Я помидоры очень люблю выращивать. Никому не позволяю это делать. Только сам. Вовремя подрезать, подвязать. Это работа мне приятна, она помогает отвлечься, разгрузить голову. Правда, много помидоров пропадает, такое количество нам не нужно. (Смеется.) Но процесс стоит того, чтобы продолжать  в том же духе.

А еще у меня есть баня. Это мой отдых. Не всегда удается растопить ее летом, потому как в это время у нас шестидневка рабочая, а вот осенью и зимой баня у нас каждые выходные. Когда ее топлю, сижу в раздумьях. (Смеется.)

– А раздумья, наверное, о работе?

– И о ней, конечно, тоже. Работа не отпускает.

– За те годы, что работаете в должности директора, отношения с партнерами и клиентами как выстраиваете?

– Глубоко уверен, что худой мир лучше хорошей войны, поэтому отношения стараюсь поддерживать доброжелательные. Это мой девиз на протяжении многих лет. Бизнес – это поиск компромисса, разумного компромисса интересов.

– Вы пришли к этому опытным путем?

– Конечно. Довольно часто я проигрывал в определенных ситуациях, а потом начинал анализировать. Я понял, что где-то пожадничал, где-то слишком многого захотел и оттого сам пострадал.

Нам удалось выжить в сложные годы. Думаю, именно за эти заслуги я был удостоен звания заслуженного строителя.  

– А в чем, по-вашему, предназначение человека в этой жизни?

– Философский вопрос. Что-то после себя нужно оставить на этой земле. Как строителю в этом плане мне повезло. Я уйду – останется то, что я построил, и это будет служить людям.

– Вы столько в своей жизни домов построили, а мужскую «программу минимум», получается, все равно не выполнили.

– Сына не родили… да…

– Не жалеете?

– Жалею. Глупый был. Все думали, рожать второго или нет, а думать не надо было. Поэтому, когда мне дочь родила первого внука, потом второго, – это было очень приятно. В молодости я не понимал, как важно иметь сына, мне казалось, что работа важнее. Возможно, мое предназначение в том, чтобы с головой отдаваться работе.

– Мне кажется, вы очень мягкий по характеру человек. Я права?

– На первый взгляд – возможно, но на самом деле характер у меня жесткий, что в работе не всегда является плюсом. Если мы хотим от своих помощников творчества, то должна быть атмосфера. Я как директор эту атмосферу должен создать. Она предусматривает поддержку. Коллектив инженерно-технических работников у меня очень стабильный. На протяжении многих лет мы работаем с одними и теми же людьми. Когда рядом со мной человек, который не исповедует принципы порядочности, – мне тяжело, и я стараюсь с ним расстаться.

– Какого человека никогда не возьмете на работу?

– Я в первую очередь смотрю на образование. Если передо мной балбес, и к 25 годам нигде не учился, – так не пойдет. А еще один важный момент – это готовность трудиться. Пусть я буду с ним возиться, объяснять, главное, чтобы человек был готов что-то воспринять. А когда человек наберется сил, он сам решит, оставаться ли с нами, обеспечит ли его Железнер интересной работой. Ребята со мной остаются – это приятно.

– Есть на предприятии люди, которых вы вырастили, которыми сегодня гордитесь?

– Такие ребята есть. Это другое поколение, они моложе меня лет на 30.

– Часто молодежь покидает Киров, уезжая в большие города?

– К сожалению, да. Когда решался вопрос о строительстве спортивного комплекса в Кирове, руководство остановилось на том, что если не обеспечить молодежи здесь все условия не только для нормальной работы, но и для полноценного отдыха, то отток людей так и будет продолжаться.

Молодежь уходит, но многие все же возвращаются, вкусив московской или калужской жизни. Я вообще оптимист по жизни и уверен, что у малых городов есть будущее.

– О чем сегодня мечтает строитель-оптимист?

– Не поверите, но о работе, интересной работе, в которой есть место творческому и инженерному поиску. В то же время я понимаю, что нужно продолжать строить и жилье. Там тоже есть пути совершенствования. Мы уже более 10 лет не строим ни одной квартиры без индивидуального отопления – это мой принцип. Как только человек научится считать воду, газ, этот человек будет другим. Пока у нас все общее, – порядка не будет.

– Вы сами живете в квартире?

– Двадцать лет назад построил дом, и все эти годы продолжаю там что-то доделывать. (Смеется.) Я уверен, что человек должен жить в своем доме, маленьком ли, большом – не важно. В доме у человека есть забота, там лучше растить детей, да и с обществом у такого человека строятся совсем другие отношения.

– И под занавес нашей беседы попрошу вас рассказать о самом сокровенном желании…

– Я бы очень хотел, чтобы мой старший внук Борис продолжил мое дело. Если Бог отведет мне время, чтобы я увидел, что внук окончил строительный институт и стал строителем, то это будет для меня величайшим подарком.

Текст: Ирина Личутина
Фото: Анастасия Пронина, архив: Борис Железнер

1 комментарий

  1. Жить средне 08.08.2013 в 12:42 - Ответить на это

    Какой добрый взгляд у человека. Не часто у вас такие. Старая закалка и воспитание дорогово стоят

Прокомментировать

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов