Плавали — знаем

Жить Хорошо 5 апреля 2023 0 Просмотров: 1734

личность2«КАЛУЖСКИЕ ТЕРМЫ» ОТКРЫЛИСЬ 28 ДЕКАБРЯ 2021 ГОДА. УНИКАЛЬНЫЙ КУРОРТНЫЙ КОМПЛЕКС С БАССЕЙНАМИ, БАНЯМИ РАЗНЫХ СТРАН МИРА, ДЕТСКОЙ АКВАЗОНОЙ С ВОДНЫМИ АТТРАКЦИОНАМИ, КАФЕ И БАРОМ, ЗОНОЙ РЕЛАКСА СРАЗУ ПОНРАВИЛСЯ КАЛУЖАНАМ. С СЕМИ УТРА ДО ПОЛУНОЧИ ЗДЕСЬ БУРЛИТ ЖИЗНЬ. РУКОВОДИТ СЛОЖНЫМ ОБЪЕКТОМ ДЕВУШКА С АНГЕЛЬСКОЙ ВНЕШНОСТЬЮ И ЖЕЛЕЗНЫМ ХАРАКТЕРОМ — ЕЛЕНА ГЛОБИНА.

— Елена, кому и как пришла эта идея — открыть термы в Калуге, где нет термальных источников?

— Мне. Это произошло случайно. Занимаясь проектированием торгово-развлекательного комплекса, я посещала разные выставки, семинары, в частности, прекрасную отраслевую выставку «Аттракционы и развлекательное оборудование РАППА ЭКСПО». И однажды случайно попала на лекцию по спа-комплексам и аквапаркам. Села на галерку, думаю, послушаю, пока располагаю временем. Там выступали директора и владельцы аквапарков, крупные бизнесмены. В том числе вышел мужчина, который на тот момент открыл термы в Ижевске. Его выступление аудитория восприняла скептически, а я подумала: «Как интересно, надо посмотреть». Полетела в Ижевск, увидела термы своими глазами, что все это на самом деле работает и пользуется популярностью. Обратилась к учредителям с предложением. Они сначала тоже отнеслись к этой идее с недоверием. Изначально мы думали открыть термы по ижевской франшизе.

 — Ижевские термы — это те, кто хотел построить термы в Калуге, на месте бывшего рынка?

 — Да, мы не договорились. Решили строить сами. Часть команды «Нового дома» была переброшена на этот проект. Мы ездили по всем городам, где есть похожие проекты, я даже летала в Китай. Изучали закрытые и открытые комплексы, аквапарки, встречались с собственниками, специалистами, подмечали интересные фишки.

 — Термы — очень сложный объект в техническом плане.

 Виртуальный тур – 61То, что построено, это 111-й чертеж. В первом было два этажа с бассейнами на крыше, что оказалось слишком сложным для реализации. Мы даже искали под проект земельные участки, рассматривали разные варианты, но не нашли и вернулись к тому, что есть это здание в собственности, его и будем использовать. Пришлось подстраиваться. Оно же 1989 года, у него уже был готовый конструктив, колонны, фундаменты. У нас даже есть бомбоубежище свое, кстати, рабочее. Да, нам не удалось воплотить здесь все идеи. Но итоговый проект — идеальный компромисс между мечтой и реальностью.

 — Вы не боялись сделать что-то неправильно?

 — Да, боялись. Поэтому постоянно консультировались с опытными коллегами из Москвы, Рязани. Даже в Ижевск скидывали рабочие схемы. Они нам советовали и подсказывали, как сделать лучше. Например, зону ресепшен мы расширили в последний момент. Нам сказали: «Делайте больше, все люди не влезут». При этом мы все равно допустили обидные ошибки. Просто хотелось сделать красиво, но не хватило знаний. Пока мы строились, я, кажется, выучила весь строительный лексикон. Мы столкнулись с тем, что в Калуге нет инженера по водоподготовке. Специалиста пригласили из Москвы. Каждые четыре часа мы проводим анализ воды, чтобы она была безопасна. Сейчас с полной уверенностью могу сказать, что мы — профессионалы в своем деле. И вскоре начнем строительство терм в других регионах.

 c7swknrsto— У вас было понимание, что этот проект выстрелит?

 — Конечно. В Калуге любой хороший проект качественного семейного отдыха выстрелит. Кроме торговых центров особо некуда пойти.

К тому же важный плюс «Калужских терм» — доступный входной билет. Это не история с аквапарками, где ценник начинается от 2500 рублей. У нас цена билета начинается от 250 рублей. Есть клиенты, которые за квартал пришли 77 раз! Представляете?!

 — Кто эти люди?

 — Это настоящие любители бани, которые приходят париться, пьют чай, занимаются по утрам аквааэробикой, которую мы проводим бесплатно. С утра и до 12 часов дня «Калужские термы» — это реально оздоровительный комплекс. А вот после 12 он превращается в веселый развлекательный центр для детей.

 — Дети — беспокойные посетители. Многим это не нравится.

 — Некоторые нам предлагают: сделайте день без детей. Я категорически против. Термы и строились в первую очередь для детей. Дети — это то, для чего мы в принципе живем. В этом и есть смысл нашего бытия. У меня самой ребенок. Наш инвестор — многодетный отец, у которого четверо детей.

Если кому-то хочется уединения, можно пойти в закрытые частные бани и спа-комплексы за 3000 час, пожалуйста. И вовсе не дети создают большие проблемы.

 img_9759— Что вы имеете в виду?

— Мы хотели, чтобы «Калужские термы» были на уровне лучших комплексов мира.

В Китае, например, каждый посетитель может взять одноразовый станок, мыло, шампунь, как в отелях. Но мы вдруг столкнулись с тем, что приходили люди с пятилитровыми бутылками и сливали воду из кулеров, приносили инструменты и пытались унести все, что можно открутить.

У меня одно правило: клиент всегда прав. Но, в отличие от клиента, предприниматели и наши сотрудники не защищены от хамства и оскорблений. Несмотря ни на что, мы всегда радостно, с улыбкой должны встречать каждого гостя. Когда ты говоришь, что у нас нельзя в бассейне есть селедку под шубой или приходить с собакой, или купаться в нижнем белье, а тебя в ответ посылают. Говорю сотрудникам: «Ставьте перед собой воображаемое стекло и не реагируйте. Это человек говорит про себя».

Я всегда защищаю своих сотрудников и никогда не дам их в обиду. Потому что команда — это основа основ, основа успеха. Очень приятно давать интервью и рассказывать о том, какой ты хороший директор. На самом деле все это результат уникальной команды суперспециалистов и обалденных людей. Наши люди заряжены на 100 процентов и, если нужно, готовы работать 24/7. И это самое ценное. Научить профессионализму можно, научить быть человеком нельзя.

 — С улицы видны новые яркие водяные горки. Что это? Когда откроются?

 — Надеюсь, мы их запустим очень скоро. Водные горки — это опасный объект, поэтому мы согласовываем и оформляем их уже более восьми месяцев. Четыре проверки уже было. Эксперты уточняют высоту ступенек, высоту горок до миллиметра. И это не фигура речи.

Мы специально обращаемся в государственную экспертизу, потому что ответственность в итоге ляжет лично на меня, проектировщиков, учредителей. Все должно быть сделано идеально.

 yuhq0guvzqk— Как решаются вопросы безопасности на воде?

 — Только дисциплиной. Инструкторы не должны спускать глаз с воды ни на секунду. Во время ротации выходит старший инструктор для подстраховки. За год с небольшим мы спасли более 50 детей. Детям достаточно 13 секунд, чтобы погибнуть, у инструктора есть пять секунд на спасение. Один нарукавник сполз, и ребенок уже ушел под воду.

Наши инструкторы имеют специальное образование. Начальник службы сам является инструктором и обучается в Восвод России. Все сотрудники терм, от клининга до бухгалтера, прошли обучение по оказанию первой помощи. И я тоже.

 — Какая у вас разноплановая работа.

 — Очень! Есть рутина, но она занимает меньшую часть времени. У нас каждый день новые идеи, задачи и мозговые штурмы, начиная с выбора эфирных масел для бань, создания закрытого клуба для постоянных клиентов, чата в «Телеграмме», создания новых акций, дополнительных услуг (соляной комнаты и подводного душа), до масштабирования проекта в другие регионы.

 — Елена, расскажите, пожалуйста, о другом вашем проекте — торговом центре «Новый дом», который с апреля закрывается. В чем суть?

 — Министерство просвещения Российской Федерации искало площадку в Калужской области для нового большого проекта «Профессионалитет». Построить заново, чтобы открыться 1 сентября, — нереально. Единственное готовое, подходящее по всем параметрам для этих целей — здание нашего ТЦ «Новый дом». Собственники приняли решение передать региону здание под этот проект.

 59— Вы так терпеливо объясняете. Нельзя просто сказать: это бизнес, ничего личного?

 — С точки зрения бизнеса я понимаю, что это правильно: проект себя окупил, появилась возможность продать и вложиться в новые проекты. Но для меня это личная история. Из 10 лет «Нового дома» я сама здесь работаю семь. Больше половины арендаторов находятся здесь с самого открытия. Для многих это семейный бизнес. В 40 % процентах случаев сами хозяева работают продавцами на своих точках. Все наши идеи они всегда поддерживали. Мы вместе прошли и становление «Нового дома», когда о нем никто не знал, и коронавирус с карантином, когда все остановилось. Помню, как пришла в пустой ТЦ и заплакала. Здесь все началось, даже те же самые термы. Поэтому сейчас, когда мы подписали контракт о продаже здания, меня переполняют теплые воспоминания и чувство грусти.

 — Вы насколько эмоциональны?

 — Очень. Мне это мешает. Но я считаю, что быть человеком — один из главных принципов жизни и бизнеса. В первую очередь я человек, и зовут меня Лена.

 — Знаю, что вы ведете много благотворительных проектов.

 — С детства этим занимаюсь. Еще будучи школьниками мы с друзьями собирали личные деньги, покупали подарки и возили в детский дом. И вообще я мечтала поступить на соцфак и стать министром социальной политики. Родители не дали. Тогда многие не понимали этого и крутили у виска. К счастью, сегодня люди более расположены к благотворительности. Стали понимать, что нужно делиться.
Я придерживаюсь закона: чем больше отдаешь, тем больше тебе возвращается. Но я против того, чтобы подарки покупались и просто отгружались в детский дом. Мне кажется, что нужно принимать участие в жизни этих ребят, поддерживать, помогать с работой.
Я сама три года была наставником у мальчишки из детского дома. Этим ребятам нужно найти себя в жизни, и мы стараемся им в этом помочь. Каждое лето проводим стажировки по открытым вакансиям для воспитанников детских домов и гордимся тем, что многие ребята стали частью нашей команды и прекрасными специалистами. Это очень приятно, так как многих из них я помню еще детьми.

 den_6132-1— А вы кем мечтали стать в детстве?

 — Совсем малышкой я, конечно, мечтала стать врачом, спасать людям жизнь. Потом мечтала о том, что у меня будет свой ресторан. А в старших классах я была очень шустрая, занималась танцами, волейболом, постоянно что-то организовывала. Я и сейчас такая.

После школы, когда родители не разрешили мне поступить на соцфак, я обиделась. Не пошла в Бауманский, который окончили родители, а поступила на вечерний факультет ВЗФЭИ, и в 17 лет пошла работать.

 — Кем, куда?

 — Продавцом в «Русские гвозди». Мне хотелось зарабатывать самой, чтобы иметь свободу. Через полтора года подруга предложила мне работу в отделе кадров частной компании. И это та фирма, где я сейчас работаю, — крупная компания, 15 филиалов по России. Там у меня была прекрасная начальница. Оттуда я ушла на должность экономиста в сферу топливообеспечения в отдел капитального строительства, занималась газификацией по госпрограмме. Потом переводом — в управление капитального строительства, где занималась и торгами, и стройкой. И самое лучшее — это те старые специалисты, старая гвардия, которая там работала. Я была молоденькая, ничего не знала, и мне все показывали, объясняли. К сожалению, таких специалистов уже нет. Они не умели включать компьютер, зато на глаз могли определить погрешность фундамента.

 PHOTO-2023-03-17-22-41-56— Вам приходится много работать с мужчинами. Как вас воспринимают?

 — Моя внешность многих вводит в заблуждение. В Калуге проще, меня уже многие знают. А вот новым партнерам в других городах приходится доказывать, что ты что-то стоишь. Но это быстро.

 — Как вы к этому относитесь?

 — Спокойно. Это все не имеет значения. Когда-то у меня были и корона, и розовые очки — я прошла все стадии. Но жизнь приземляет. Теперь я знаю: мы не застрахованы ни от чего. Сегодня так, а завтра все может повернуться на 180 градусов. И я не исключение.

 — Что наполняет и вдохновляет вас в жизни?

 — Спорт. Раньше я ходила в спортзал пять раз в неделю, сейчас три. Я не гонюсь за какими-то идеальными формами, кубиками пресса. Рабочие суставы и мышцы — это главное. И голова отдыхает, лучше, чем на сеансе у психолога.

Еще баня, прогулки в бору, книги и кино, живые встречи и разговоры с друзьями, путешествия, церковь. Я соблюдаю пост, исповедуюсь. У меня шесть крестников, и я серьезно к этому отношусь. Говорят же: за крестных детей наверху спросят больше, чем за своих.

123-8 — Как вам удается совмещать работу и такую насыщенную жизнь?

 — Работа составляет примерно 80 % моей жизни. Стараюсь заканчивать рабочий день в 18 часов, потому что сотрудникам нужен спокойный, адекватный руководитель, а семье нужна добрая, счастливая мама и жена. Я стараюсь найти баланс и считаю, что пока мы молодые, сильные, пока дело идет, надо работать. Я получаю удовольствие, когда вычеркиваю в ежедневнике выполненные задачи. Вполне возможно, когда-нибудь начнется другой этап.

Жизнь такая штука — никогда не угадаешь, что будет завтра. Я верю, что дальше будет только лучше, и все, что дает жизнь сегодня, принимаю с благодарностью. Самое ценное — только человеческая жизнь. Пока мы живы, здоровы, ручки-ножки на месте, мы можем все: найти людей, заработать деньги, начать все сначала.

 

 

 

 

текст: Анна Большова

фото: Татьяна Пудан, Денис Журавлёв и из архива Елены Глобиной

Реклама. Pb3XmBtzt3FbjNq

Прокомментировать