Рубен Галстян: Не искать легких путей

Жить Хорошо 6 ноября 2010 1 Просмотров: 3340

В наше время успешность человека стала мерилом состоятельности личности. Люди пытаются вычислить формулу успеха,анализируют его составляющие. Рубен Амбарцумович Галстян, заслуженный строитель Российской Федерации, генеральный директор ООО СМНУ «Калужское», считает, что самый простой и верный путь, ведущий к успеху, – «по жизни выполнять свою работу».

– Рубен, все мы родом из детства. Расскажите о себе, откуда вы?

– Про детство я редко вспоминаю – некогда. Только когда встречаю друзей той поры… Я родился в Грузии, в Рустави – мои детство и юность связаны с ним. Это промышленный город, один из самых крупных в Грузии. Родители мои – армяне, родом из cела, расположенного рядом с известным теперь городом Ташир. Получилось так, что после войны Рустави вновь отстраивался, бурно развивался, и мой молодой отец приехал туда работать – он был строителем. Отец больше 25 лет проработал бригадиром в руставской строительной организации «Спецстрой». Получается, что я во многом повторяю его судьбу: в юности я приехал в Калугу работать, и сейчас одно из моих подразделений называется «Спецстрой»…

– То есть ваша Родина – Грузия. Переживаете по поводу теперешней ситуации там?

– Очень переживаю. Но это результат определенной политики. А в то время Грузия была одной из самых многонациональных республик Союза. Там жили более ста наций! Мы с братьями учились в русской школе, и у нас в классе был полный «интернационал» – грузины, армяне, азербайджанцы, греки, евреи и т.д. Все жили дружно и о национальностях вспоминали только на спортивных соревнованиях: например, когда играли в футбол, грузины чувствовали себя хозяевами поля…

– Кстати, тогда вся страна играла в футбол! Вы тоже?

– Играл, конечно, но серьезно с детства я занимался борьбой. И в Грузии, и потом здесь, в Калуге. Неоднократно выступал за Бауманский университет, был чемпионом Калуги. Почему борьба? Мне это близко, в итоге вся моя жизнь была борьба. Ничего мне не доставалось легко, всегда были трудности.

– Чему вас научил спорт?

– Спорт научил в первую очередь дисциплине. И труду. Спорт – это труд. Тем более борьба: надо постоянно тренироваться, пересиливать себя. Если ты хоть чуть расслабишься – тебя тут же положат на лопатки! Это очень неприятное чувство – уходить побежденным. Поэтому я никогда этого не допускал – ни в спорте, ни в жизни.

– А вы помните, кем хотели стать в детстве?

– Была мечта получить высшее образование и стать инженером. Отцу моему, вырастившему пятерых детей, некогда было учиться – он не знал грамоту, не умел писать. Но он был трудоголиком, и на всех работах его ставили старшим участка. Мы с братьями воспитывались на его примере. Я считаю, что первые и самые главные учителя в жизни – это родители. Дети в первую очередь смотрят на них. Поэтому у нас на Кавказе главные продолжатели дела – дети, сыновья. Все передается от отца к сыну. Я смотрел на отца, на то, как он трудится, и уже в школе я знал, что мне придется много преодолевать – чтобы окончить институт, получить диплом… Я хотел учиться! Вообще, в те времена отношение к учебе иотношение преподавателей к знаниям учеников было совсем другим. Со знаниями, которые нам давали в русской школе, можно было поступить в любой вуз страны. Причем нас воспитывали даже физически – учитель истории мог палкой огреть, если ты не выучил урок!

– Вы считаете, что строгость необходима?

– Обязательно. Строгость учителя к ученикам, родителей – к детям, руководителя – к подчиненным. Строгость рождает порядочность. Строгость дисциплинирует. И уже от заслуг руководителя зависит, уважают тебя за эту строгость или просто боятся…

– Почему в итоге вы решили поступать в Калуге?

– Изначально я приехал сюда не учиться, а работать – отцу помогать… Отец приехал в Ульяновский район на заработки – тогда, в семидесятые годы, это было распространенным явлением. Они с братом строили дороги в колхозе имени Крупской. Я в 1977 году окончил школу и приехал к нему. Помогал отцу в работе, помогал колхозу, – у меня даже есть запись в трудовой книжке– «Помощник комбайнера». Но параллельно думал об учебе. Взял направление от колхоза, подал документы в Бауманский, где уже учился мой одноклассник Саша Петренко. Год проучился на подготовительном, и в 1978 году поступил. Уже в первый семестр я был старостой группы, потом старостой потока, командиром стройотряда… Позже, на военной кафедре, я был командиром взвода.

– Получается, вы всегда были командиром. Вы амбициозный человек?

– Нет, так судьба распоряжалась. Меня всегда выбирали вожаком, командиром. Причем нельзя сказать, что я проявлял незаурядные способности в учебе. Кстати, сейчас, встречая своих однокурсников, я могу сказать, что в жизни чего-то добились те, кто учился посредственно. Те, что были отличниками, – так и остались добросовестными исполнителями.

– Какой из этого можно сделать вывод?

– Большая разница – учиться в школе и учиться жизни. Вот человек поставил цель: сдать экзамен на пятерку. Сел и вызубрил. А другой поставил цель: просто сдать экзамен, потому что у него полно интересов помимо учебы. Точно так же, когда ты ставишь жизненную цель, ты думаешь, КАК ее добиться. А не как это сделать НА ОТЛИЧНО. Важно СДЕЛАТЬ РАБОТУ. Это просто разные подходы к жизни.

– Вы сказали про стройотряды. У вас какой там был интерес – коммерческий?

– Обязательно! Сильным считался тот отряд, который больше заработает! Это же стимул. Ну и комсомольское движение, сплоченность – не без этого. Мы за лето узнавали друг друга лучше, чем за всю учебу. Сразу было ясно, с кем нужно дружить, а с кем – нет. Чтобы узнать человека, надо с ним поработать. Вот когда появляются первые деньги – только тогда человек проявляется, его истинное нутро.

– Какие у вас были планы после окончания института?

– Выбор был такой: либо по распределению на завод, либо – в армию. Я подумал и написал заявление: «Хочу служить в рядах Советской Армии…»

– Как раз шла Афганская война… Почему вы сделали такой выбор?

– Еще раз скажу, что моя жизнь – это борьба. И на всех ее этапах – в школе, в институте, в армии, в работе – я не искал легких и удобных путей.

– Что вам дала армия? Не пожалели вы о «потерянном» времени?

– Я ни о чем не жалею, что случилось в моей жизни. Выбранный мною путь – думаю, что он самый правильный. Когда я служил в армии, я вступил в коммунистическую партию. Сознательно. Но уже будучи коммунистом, я видел много несправедливостей по отношению к простому солдату. Не проявлялась человечность партии… Я был командиром отдельного взвода связи при батальоне – мы обеспечивали связь и должны были до общего подъема, то есть до шести утра, обслужить машины: заправить их, помыть и т.д. Был случай, когда мы с учений вернулись в четыре утра – солдаты неделю были в лесах, в грязи по уши… И вместо того, чтобы мыть машины, я дал ребятам два часа отдыха, дал команду «отбой». Я просто пожалел людей, которые сутки не спали. Приходит замполит: «Ты молодой коммунист, как ты мог так поступить?!» Он так на меня взъелся, что мне захотелось выбросить партбилет. Но я сделал по-своему. Все поспали. Конечно, в армии было трудно, но мне всегда все с трудом доставалось…

– Может, у вас характер трудный?

– Да нет, со мной все уживаются. Конечно, командирские замашки у меня есть, особенно после армии… Но это хорошо. Потому что, когда просто просишь о чем-то, человек этого не воспринимает. А когда говоришь в виде команды: «сделай и доложи» – выполнит обязательно.

– После армии вы вернулись в Калугу?

– Когда служба в армии подходила к концу, передо мной встал выбор – остаться служить или увольняться. Мне замполит говорит: «Ты коммунист, старший лейтенант, давай мы тебя продвинем в военную академию!» У меня был настрой остаться в армии. Но я ведь держал связь со своим домом, с родителями. А у армян традиция: родители всегда остаются на попечении младшего сына. В итоге я уволился из армии, чтобы быть ближе к семье. Было это в апреле 86-го, как раз после Чернобыля. Я приехал в Калугу – другого пути просто не было, уже вся жизнь была с ней связана. Я живу здесь с 18 лет!

– Кстати, как вам тогдашняя Калуга?

– Это был очень уютный город. Первый мой калужский адрес – улица Степана Разина, где я снимал квартиру до того, как переехал в общежитие. Так вот, очень часто после занятий я пешком шел с Гагарина до Никитина – это была очень приятная прогулка! Ходил и один, и с друзьями: когда по Кирова, а иногда по низу – через площадь Ленина. В памяти остались старые кафешки, чебуречная, пельменная… Это счастье – что я попал в Калугу! Я всю свою жизнь старался сделать для Калуги все, что могу. И буду делать, пока есть возможность.

– Как получилось, что вы стали строителем?

– В военкомате мне дали направление на Моторостроительный завод. Я пришел, прошел через проходную с этим направлением… А вот чтобы выйти с завода, мне пришлось часа три бегать за пропуском! Когда я вышел, то сразу понял, что никогда не вернусь на завод – я свободу люблю. И здесь свою роль сыграла судьба! Я стоял, расстроенный, на остановке, разговорился с девушкой, сказал, что ищу работу. И вот она говорит: «А поехали к нам, в УПТК «Калугастрой», нам нужны молодые специалисты». Мы сели в маршрутку и поехали… Это была организация, которая строила Калугу. Меня приняли инженером в отдел оборудования, который снабжал им все стройки Калуги. Так началась моя работа в строительстве. Я стал старшим инженером, начальником отдела, замначальника УПТК – карьера шла быстро. А потом начались 90-е – время, когда все рушилось. В том числе распался и «Калугастрой».

– Многие растерялись в то время. Вы – нет?

– Я не растерялся. Я стал более уверенным, узнал себя с другой стороны. В начале 90-х в Калугу приехал Самвел Карапетян, мы стали заниматься бизнесом. Со строительными организациями я связи не терял – и с ЖБИ, и со «Спецстроем»… У меня уже тогда родилась мечта – возродить объединение «Калугастрой». Это же было громадное объединение, я всегда по-хорошему завидовал его начальнику, руководящему такой громадиной. Строить всю Калугу и область – это действительно был масштаб! Когда мы сами стали заниматься строительством, приобретать площадки – появилась возможность все это собрать, возродить.

– Получилось?

– Я приобрел СМНУ «Калужское», потом «Сантехмонтаж», «Спецстрой» и т.д. Много было планов – я хотел сделать крупное объединение. Но жизнь диктует свои правила – случился кризис.

– Какие вы извлекли уроки из этой ситуации?

– Кризис дал возможность избавиться от ненужного. Это всего касается – проектов, человеческих ресурсов и т.д. До кризиса у нас не было такого понятия – остановиться и оглядеться. Все шло автоматически: приобретаешь землю, увеличиваешь обороты, объемы, идет реализация, деньги крутятся, бизнес расширяется. Кризис дал возможностьподумать, что нас ждет завтра. Нельзя же каждый день приобретать. Пришлось зашить карман – остановиться, доделать, сдать. И прежде чем взяться за новое – рассчитать свои силы. Кризис дал остыть нашему пылу.

– Пик кризиса миновал. Пришло время строить новые планы?

– Сначала нужно довести до конца то, что начали, – офисный центр на площади Победы, квартал на Марата-Достоевского-Дзержинского, многоэтажный жилой комплекс в Турынино… Есть планы дальнейшего строительства, но посмотрим, что нам будет диктовать время. Раньше мы шли впереди него. Теперь будем подстраиваться. Есть новые участки, проекты – на ближайший год у нас все распланировано. Помимо строительства жилья, мы делаем большой объем работ по благоустройству города.

– Как вы считаете, Калуга меняется в лучшую сторону?

– Я никогда не предполагал, что Калугу можно так преобразить! Конечно, это прежде всего труд строителей и заслуга инвесторов. Ту же улицу Кирова, например, делают не городские власти. Это делают отдельные люди, индивидуумы. Например, руководитель группы компаний «Ташир». Без Самвела Карапетяна не было бы многих проектов, и Калуга выглядела бы совсем иначе.

– Не все так думают, к сожалению…

– Да, я слышал эти претензии, которые в целом выражаются словом «понаехали»… Когда я учился в институте, я никогда не слышал подобного в свой адрес. Это примета нашего времени. И, кстати, всегда недовольны те люди, которые завидуют и не хотят работать. Да, мы приехали. Но мы приехали работать. Я себя считаю калужанином. Для меня этот город родной, и я отсюда никуда не уеду. Оба мои сына живут здесь. Так же, как и я, они окончили Бауманский университет и сейчас помогают мне в работе.

– Что вас сегодня радует в жизни?

– То, что есть надежная семья. Есть дети, ради которых мы живем. Я не знаю, как у кого, но я лично живу только для моих детей. Я хочу дать им самое лучшее, что в этой жизни есть… Мой дед всегда говорил: мои дети должны жить лучше нас. Сам он жил лучше многих. Мои родители относительно других тоже жили лучше. Я живу намного лучше своих родителей…

– А ваши сыновья уже живут лучше вас?

– Это они сами должны почувствовать. Я думаю, что обязательно будут. Моя задача – дать им фундамент.

– Материальный?

– Да. Сегодня деньги решают все. И в прежние времена тоже. И отношение к тебе людей определяют тоже они. Если у тебя нету денег, ты ничего не можешь делать – теряется смысл с тобой общаться. Если ты уверен в себе, хорошо себя чувствуешь в этой жизни – у тебя будет положение, с тобой будут знаться. Это закон жизни.

– У вас, что, совсем не было в жизни периодов безденежья?

– Нет. Не было такого, потому что деньги всегда можно заработать. Учась в институте и живя в общежитии, я разгружал вагоны с цементом, работал в стройотрядах и т.д. У меня в кармане никогда не пустовало, потому что была цель – трудиться. Я не искал легких путей. Есть такое понятие – везение, так вот у меня никогда не получалось так, чтобы я что-то выиграл. Я добивался всего трудом и честностью. Сегодня это ценится.

– Сегодня ценится честность?

– Очень. Честному человеку прощаются ошибки. Когда человек ведет себя честно, с ним легко решать все вопросы. Когда кто-то виляет – это сразу видно. Я вокруг себя собираю людей, честных по отношению ко мне. И тоже стараюсь быть честным.

– Рубен, вы верите в судьбу или все в итоге от человека зависит?

– Человек сам делает свою жизнь! Все зависит от человека. Есть, конечно, немножко везения… У меня в жизни их было два. Первое везение – то, что я стал строителем. Второе – что на моем пути встречались люди достойные, у которых я мог учиться. Более того, я считаю, что от любого человека можно чему-то научиться. Даже от того, который приходит с просьбой. Он же приходит с трудностью, а трудность сложилась из чего-то. Надо разобраться, взять на вооружение и сказать друзьям – чтобы не дошло до такого в жизни. Любого человека необходимо выслушать. У меня кабинет всегда открытый, я для всех доступен, я отвечаю на все звонки. Охрана – это не мой стиль. Я каким был, таким и остался, время меня не меняет.

Лариса Северина
Фото Дмитрия Демидова

1 комментарий

  1. авдалян ованес андрраникович 24.02.2017 в 15:42 - Ответить на это

    Здраствуйте Рубен ,меня зовут Ованес ,я из ташира ,в руставе жила моя тётя на улице тодрия ,мне 63 года несколько раз мне кидали по работе , помогите найти рааботу из первых рук очень много бездарных посредников развелось, помогите найти ррабту,по строительсттву у меня есть специалиисти ,хотябы для меня бригадиром или разнорабочим лёгки путь я никогда не искал сечас по возросту игде не берутСнимаю комнату с сыном вся пенсий уходит на квартплату на нажизн нехватает с ув.Ованес мой контактный 89105246961 можете проверить я не оферист

Прокомментировать

От редактора

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов