Виктор Стрелков: Мой созидательный союз

Жить Хорошо 13 августа 2012 0 Просмотров: 3656

Этот человек привык справляться с трудностями, работая в сложных условиях разных регионов нашей страны. За участие в строительстве космодрома Плесецк Виктор Александрович Стрелков был удостоен звания «Заслуженный строитель РФ». Сам он утверждает, что профессии интереснее для него просто не существует.
– Будучи строителем, сколько всего полезного для людей можно сделать, – говорит наш герой и на протяжении нескольких лет руководит образованной им строительной организацией «Юнион строй».

- Виктор Александрович, вы в Калуге родились? Каким было ваше детство?

–Родился я в Житомирской области, а может и не там, а просто записали так. Отец был военным, и приходилось много кочевать по городам и весям. Сразу после моего рождения мы переехали на Курильские острова. Там восемь лет прожили. В первый класс я пошел в Ленинакане, продолжил обучение в Костроме, а закончил школу в Козельске. Такая вот обширная география.

Отец начинал работу в пограничной береговой охране. Он прошел серьезный путь, был военным строителем. Я всегда смотрел, как он трудится, и любовь к нашему ремеслу воспитал во мне именно он. Когда пришло время определиться с выбором профессии, я сначала хотел поступать в авиационный институт, но в самый последний момент судьба иначе распорядилась – решил поступать в ленинградское училище.

– Как же так?

– С возрастом я осознал, что авиационный институт – это все-таки больше для себя лично, а если ты строитель, то сколько всего для людей можно сделать. Наше главное дело – созидать. Это такая профессия интересная. Кажется, что строительством занимаются все, даже тот, кто гвоздь в стену забил, чтобы картину повесить. А нам – профессионалам – доступно нечто большее. Мы свое дело любим и уважаем.

– Вы дорожите своей профессией? Чем она для вас является?

– Моя профессия для меня – это моя жизнь. Меня моя работа не тяготит, я не ищу возможности, чтобы убежать отсюда. Согласитесь, это приятно. От работы я получаю удовольствие. Ищу что-то новое, решаю текущие вопросы, думаю о сделанном.

– Какими были ваши студенческие годы?

– После школы я поступал в Ленин­градское инженерно-строительное училище имени Комаровского, но не прошел по конкурсу, всего одного балла не хватило. Многие легендарные люди это училище закончили, в основном те, кто занимается обороноспособностью нашей страны. Расстроился, конечно, что не поступил, но меня тут же сагитировали поступить в другое учебное заведение, правда среднего звена. Училище оказалось больше техническим. Шел на инженера, стал техником. Поначалу было тяжело и непонятно, но через год я все это полюбил. Стал спортом заниматься, почувствовал себя человеком не только в умственном, но и в физическом состоянии достойным для дальнейшей жизни и работы.

– Как же вы в Калуге оказались?

– По окончании училища попал в Козельск по распределению. У меня было право выбора, так как учился я неплохо. Нас было трое выпускников и, соответственно, три должности вакантных: командир роты, начальник штаба и прораб. Так как я должность начальника не успел занять (смеется), то пошел прорабом. Начинал я со строительства Козельского молокозавода. Впоследствии управление стало больше внимания уделять техническим зонам, и я переключился на оборонные объекты. Строил фортификационные сооружения, базы тылонирования. Но после двух лет работы опять поехал поступать в Ленинград, в то самое училище, куда не удалось поступить несколькими годами ранее. На этот раз все получилось, и я учился там на протяжении четырех лет, став старшим лейтенантом. По выпуску, опять же по распределению, попал в Мирный. Это Плесецк. Приехал туда на должность начальника СМУ и начал со строительства жилых домов. Пятнадцать лет в Мирном прослужил. Стал заместителем начальника строительного управления. Производственный отдел, диспетчерский, отдел снабжения – через все пришлось пройти.

– В строительстве каких объектов участвовали за эти пятнадцать лет?

– Я в Плесецке первый двенадцатиэтажный дом построил. Кстати, после меня этого никто не делал. Много девятиэтажных кирпичных домов, общежитий, панельных домов строил. На моем счету котельные, дворец пионеров, госпиталь, стадион, школы и детские сады – все то, что образует городскую инфраструктуру. Принимал участие в строительстве космодрома Плесецк. Те старты, что часто по телевизору показывают, это сорок первая и сорок третья площадки, тоже я строил. Не один, конечно (смеется), нас много очень было.

– Там местность ведь болотистая очень. Трудности были при возведении объектов?

– Когда ракетные комплексы строили, мы с зимнего периода начинали строительство, потому как технику можно было туда подогнать. Дренажи делали, осушали, грунт привозили, дороги делали. Справлялись со всеми сложностями.

– Военные строители привыкли трудности преодолевать. А в Калужскую область когда вернулись, здесь тоже продолжали строить?

– С девяносто пятого года я начал здесь работать в качестве начальника военного строительного управления. Строил тридцать первый микрорайон, так называемый Байконур, достраивал незавершенку в районе стадиона. На 906-й базе строил. Объемы были серьезные. Мы в год около двадцати пяти – тридцати тысяч квадратных метров жилья сдавали в Калуге, когда общее число составляло шестьдесят тысяч. Строил и в Обнинске, и в Сосенском. А в двухтысячном году Родина позвала, и я снова покинул Калугу.

– Куда поехали на этот раз?

– Отправился в Чечню, строить объекты для пограничников, за что впоследствии был награжден Орденом Почета. Со мной отправились не все из нашего управления, а лишь верные профессии молодые ребята. Два года мы строили форпосты в Итум-Кале и Борзом. Там красиво очень и интересно, но только в мирное время. Пройдя этот путь, я вернулся сюда и решил увольняться, потому как достиг пятидесятилетнего возраста. В то время наши войска расформировывали, обороноспособность России в нас уже не нуждалась. Сейчас, правда, пытаются что-то восстановить, но специалистов все равно не хватает.

– На каком этапе жизненного пути пришло решение о создании собственного дела?

– Когда тебе пятьдесят лет и ты становишься пенсионером – только начинаешь жить. С самого детства начиная, человек ищет, хочет, стремится, учится, приспосабливается. И когда ты подбираешься к этому возрасту, преодолев серьезный этап жизненный, методом проб и ошибок, понимаешь, что у тебя за плечами уникальный опыт, который должен найти применение где-то. Я в строительстве больше тридцати лет работал и понял, выйдя на пенсию, что создание собственного дела необходимо. Была уверенность, что все получится, но опасений много было, да и трудностей хватало. Я собрал своих верных друзей и родных в эту фирму, и мы потихонечку работаем. Много на себя не берем. Рассчитываем свои силы так, чтобы начать строительство объекта и закончить в срок. Незавершенка – не наш вариант.

– Расскажите о том, что уже построено.

– Мы строим не только в Калуге, но и в Москве. Одно время у нас там было много объектов. А потом, в две тысячи восьмом, наступило затишье, которое не одних нас коснулось. После кризиса двухгодичного мы возродились, хотя было тяжело. Но мы справились и приступили к строительству шестнадцатиэтажного дома на улице Кибальчича. До кризиса мы строили многоэтажный дом еще один, но как раз в 2008 году закончили. И после этого не вели широкого строительства.

– Чем же вы занимались все это время?

– Мы, если можно так сказать, воспользовались возможностью и занимались подготовкой проектной документации для строительства нового дома. Мы первыми в Калуге воплотили подобный проект в жизнь. Его основа – безригельный каркас. При строительстве используются новые современные технологии. Даже его название располагает – «Радужный». Мы и слоган все вместе придумали: «Радужный. Здесь небо ближе». И это действительно так. С того места, где стоит дом, открывается панорамный вид, а с последнего этажа можно любоваться бескрайними просторами. Мы постарались подобрать такую конструкцию дома, которая была бы очень хороша по характеристикам прочности, эстетическим данным и была бы удобна для людей.

Мои коллеги приезжали. Смотрели и удивлялись, как нам удалось воплотить подобный проект в жизнь. В этом доме мы воплотили наше желание принести пользу клиенту. Не экономили, внедряя новые технологии, которые до этого в нашем городе никто не использовал.

– Что это за новшества? Расскажите подробнее.

– При возведении дома мы используем высококлассный немецкий газобетон и керамогранит для фасада. В квартирах установлены итальянские радиаторы и высококачественные стеклопакеты, полностью распашные. Монтируется современный мусоропровод и система пожаротушения. Весь «Радужный» словно соткан из таких новинок, и это полностью оправдано. Очень хочется, чтобы люди вспомнили нас добрым словом после заселения. Мы к этому стремимся.

Между прочим, проектировщики, которые создали для нас этот проект, являются непосредственными авторами этой системы. Это наши старые знакомые еще со времен военной службы. Связей мы не потеряли. Встречаемся с ними, они любят у нас бывать. Кстати, и завод, который эту конструкцию выпускает, является ее непосредственным разработчиком. Мы со всеми отношения поддерживаем, сотрудничаем со многими бывшими коллегами.

– На данном этапе есть какой-то объект, который можно назвать вашей гордостью?

– Я всеми объектами дорожу, даже бытовыми помещениями, стройка ведь всегда именно с этого начинается, и от того, как ты все построишь, будет зависеть отношение строителей к тебе непосредственно и к стройке вообще. Так что быт рабочих – это тоже моя гордость. Я за то, чтобы человек хорошо был устроен.

– Какие у вас отношения с партнерами?

– Между нами нет конкуренции. У нас отношения очень добрые. Я знаю, что партнеры всегда готовы прийти на помощь в любых ситуациях. Нужны ли людские ресурсы или материалы, или, не дай Бог, что-то произошло. Конечно, не со всеми так, но со многими. Я называю это профессиональной дружбой.

– Название для организации выбирали, руководствуясь чем?

– «Юнион строй» – это союз строителей. Один в поле не воин, а потому должно быть какое-то объединение, наша фирма – это и есть объединение.

– Вы человек военный, дисциплинированный. На семью и работу переносите это?

– Человек сам себя должен держать, а не муштра. Я точно знаю, что у меня эта внутренняя дисциплина с самого раннего возраста присутствует. Это родителями еще закладывается, да и в детском саду тоже, и в школе, но не в армии. А разгильдяй по жизни, наверное, не станет никогда более дисциплинированным. Человек лепит себя с самого начала, с момента рождения.

– Ваша внутренняя дисциплина помогает в жизни?

– Чаще помогает, но все зависит от случая и обстоятельств.

– Верите в то, что имя накладывает определенный отпечаток на судьбу человека? Вы ведь Виктор – победитель.

– Именем я горжусь. Я вообще считаю, что человек должен имя свое носить с высоко поднятой головой, нам ведь родители его дают. Имя для меня – это еще и некое вдохновение, чтоли, или стимул. Всякое в жизни бывает, трудности, невзгоды. И думаешь: «Я же победитель!» И сам начинаешь себя успокаивать и настраивать на нужный лад, на победу.

Родители, выбирая имя для ребенка, часто чем-то руководствуются, возможно, в чью-то честь называют. Почему меня Виктором назвали, не знаю,. Насколько мне известно, родственников с такими именами у нас в роду не было. Возможно, родителям это имя просто нравилось.

– Вы носите звание заслуженного строителя РФ. Как вы его получили?

– Это очень неожиданно было, я даже и не подозревал, что мне его дадут. Когда я еще в Мирном служил, там отбирались кандидатуры на получение этого звания и отправлялись на рассмотрение главка. И я оказался одним из них. Мне звание дали за участие в строительстве космодрома Плесецк. Дорожу им.

– Как получилось, что сын Александр пошел по вашим стопам?

– Я в свое время успел в восьми школах поучиться. Для своих детей я такой участи не хотел, и они все десять лет учились только в одной школе. У многих Сашиных друзей отцы были ракетчиками, и дети пошли по их стопам, сдавая вступительные экзамены прямо на полигоне, не отправляясь для этого в Ленинград. И он, вроде как, с ними хотел тоже, но я попросил его не повторять за друзьями. Нужно ведь трудности испытать, удовольствие получить от процесса подготовки и поступления. И Саша не стал возражать, что надо выбирать строительное. Он у меня в компьютерах с восьмого класса уже разбирался, в то время это было не так распространено, как сейчас. При поступлении ему это очень помогло. Да и к тому же готовился он к поступлению по программе можайской военной академии, поэтому легко сдал экзамены в строительное. По баллам прошел на морской факультет и носил морскую форму. Такая форма была моей мечтой, а осуществил ее сын.

– Вам сложно работать вместе с ним?

– Почему сложно? Вовсе нет. Мы друг друга дополняем. Он занимается всеми расчетами, а я производством, потому как мне это дается легче и более знакомо. Я с ходу вижу, что сделано неправильно. Мы не подменяем друг друга, хотя теоретически это возможно.

– Споры или конфликты случаются между вами?

– Без этого никак. Я предлагаю одно, он – другое. В ходе дискуссии рождается истина. Это не спор и ругань, а именно дискуссия.

– Разговор о работе продолжается и дома?

– Зачастую так и бывает. Дополнительные планерки проводим. Обсуждаем, как лучше сделать. Я в молодости с детьми не так много времени проводил из-за постоянной загруженности на работе, а сейчас пытаюсь, что называется, упущенное наверстать. Стараюсь с внуками чаще бывать. У меня их двое – старший Никита и младший Артем.

Но все равно, продолжаю жить работой, по-другому не умею просто. Я считаю, что если бы я кем-нибудь другим работал, фельдшером например, то оставлял бы все за дверью кабинета.

У меня ведь вся семья, считай, в строительстве. Супруга вместе со мной во всех управлениях работала в плановом отделе – сметчицей. Когда она работала, никто и не знал, что она жена моя. Никаких привилегий и поблажек я для нее не делал. Она вместе со всеми на автобусе по рабочим делам ездила, хотя я мог бы машину за ней прислать, но этого не делал. А Галя принимала это как должное.

– С супругой как познакомились?

– Это произошло еще в школе, мы вместе учились. Закончив школу, она поступила в институт в Туле. Я же отправился в Ленинград, но не поступил. Мы поженились, когда я закончил среднее училище. Потом дочь у нас родилась – Ольга. А младший сын Саша должен был в Ленинграде родиться, но родился в Калужской области, в Козельске. Мы с супругой сознательно считаем Козельск своей родиной.

– А почему же должен был родиться в Ленинграде?

– Я в тот момент отправился на практику в Улан-Удэ, а Гале уже срок родов подходил. Она не решилась остаться без поддержки и поехала к маме в Козельский район. Вот так и получилось, что Саша на свет появился здесь. Но закалка у него питерская (смеется).

– Вы оптимист по жизни?

– Я реалист в первую очередь, но оптимизм во мне есть. И окружают меня оптимисты. Вот взять хотя бы наш «Радужный». Мы продаем сейчас квартиры в этом доме, и покупатели на удивление позитивные и радостные люди. Была парочка клиентов с негативной аурой, если можно так выразиться, но они как-то сами собой отсеялись.

– Но бывают ведь моменты, когда наваливается хандра. Есть у вас проверенное средство от нее?

– Лучшее средство от депрессии – встречаться с друзьями. Часто видимся на рыбалке и на охоте. Охота – мое хобби. Фамилии ведь надо как-то соответствовать, я же Стрелков (смеется). На Севере без этого не проживешь. Там из развлечений был только кинозал. Мы в кино могли три раза сходить и все время на один и тот же фильм попадали. А на охоту мы с друзьями всегда время находили. Бывало, с планерки едешь, и тут же поступает предложение от кого-нибудь заночевать в лесу. Не воспользоваться этим было просто кощунством. И детям хорошо – благодаря моему увлечению они питались натуральными продуктами: грибами, ягодами, рыбой, птицей, лосятиной, кабаниной. Мы получали паек, в который входило шесть килограммов свинины, остальное мясо в рационе – все, что добыл своим трудом.

– Кого можете поблагодарить за самые лучшие моменты в вашей жизни?

– Дорогую супругу – Галину Валентиновну, которая на протяжении многих лет является моей верной спутницей. Она – мама моих детей, замечательная бабушка внуков. Я называю ее ласково наседкой, потому как она вечно заботится обо всех, суетится. Она умница у меня. Спасибо ей.

– Какие качества в людях не приемлете?

– Нечестность и нетрудолюбие, все остальное можно привить. Когда кто-то врет, а на самом деле ничего из себя не представляет, это отвратительно. Бывает, что человек может на работу явиться в состоянии алкогольного опьянения, пусть даже легкого. Этого я не приемлю. Таких работников увольняю. Я справедливый руководитель. Того, чего не позволяю себе, не позволяю и подчиненным.

– Вам пришлось во многих городах пожить по долгу службы. Люди разные везде?

– Чем дальше люди от центра живут, тем они добрее. Открытые они очень. Последнее отдадут, но помогут. А у нас каждый сам по себе. Если бы у меня была возможность что-то в этом мире изменить, я бы изменил отношения между людьми, сделав их добрее. Но как-то получается так, что ко мне всегда хорошие люди притягиваются. Взять хотя бы моих коллег и партнеров.

– День строителя как отмечаете? Для вас это большой праздник?

– Я все праздники уважаю, но наш профессиональный праздник – это нечто большее. В День строителя собирается очень много людей, которые дороги мне.

– И напоследок ваши поздравления для коллег и партнеров с профессиональным праздником?

– От всего сердца хочу пожелать всем здоровья, успехов в нашем нелегком, но интересном деле и удачи как постоянного спутника.

Беседовала Ирина Личутина
Фото Дмитрия Демидова

Прокомментировать