Спросите доктора

Жить Хорошо 28 декабря 2013 0 Просмотров: 9153

Калужанин Вадим Сигутин всю свою сознательную жизнь стремился в Москву. В результате добился успеха в столице, но от Калуги не открещивается и даже подчеркивает свое происхождение.

- Вадим, почему тебя так тянуло в столицу?

– У меня близкие родственники жили в Москве. Я часто приезжал туда в юности, и мне очень нравился ритм жизни, активность этого города, постоянное движение. Там, даже если ты остановишься, тебя заставят двигаться. Мне хотелось этого.

– Это касается только приезжих? Или Москва всех заставляет двигаться.

– Я уже девять лет там живу и понял, что приезжие все-таки более мотивированы, чем коренные  москвичи. Я часто видел людей, которые только «сошли с поезда». Эти люди более работоспособные, более целеустремленные, готовые на многое. У них глаза горящие, живые. Опять же, мне кажется, что москвичи в большинстве своем немного ленивые. Есть, конечно, среди них очень талантливые, трудолюбивые люди. Но большинство не будет делать лишних телодвижений.  Именно поэтому «на старте» приезжие имеют больше шансов. Большинство из них понимает, зачем они едут. Кто-то ищет решение проблем, кто-то за самореализацией…

– А кто-то за деньгами?

– Может быть. Но мне кажется, это мифическое понятие. Деньги – вопрос диалектический. Смотря с чем сравнивать. Мне кажется, что Калуга в этом плане не менее привлекательна.

– Расскажи, пожалуйста, вкратце свою биографию.

–  Я жил в Калуге. Учился в 26-й школе. В последнем классе решил поступать в медицинский институт. Не знаю, почему. В семье до меня не было врачей. Может быть, специфика жизни в Анненках как-то повлияла?.. Там живут либо врачи, либо преподаватели Тимирязевки, либо спортсмены.

Конечно, мне очень хотелось учиться в Москве. Но в тот год в Калуге организовали пилотный проект – выездные подготовительные курсы Смоленской медицинской академии. Они проводились с октября по май. Выпускные экзамены с курсов при благоприятном исходе засчитывались как вступительные. 19 мая  я уже знал, что поступил. И в 16 лет я приехал учиться в Смоленск.

– Ты жил в общежитии?

– Да-да, у меня была типичная студенческая жизнь. Шесть лет – шикарно! Я считаю, детей обязательно надо отправлять учиться в другой город. Я вспоминаю студенчество как лучшее время. Все было: учеба, КВН, города разные… А вот родителям было тяжелее, мне кажется. Я очень благодарен своим папе и маме,  Николаю Степановичу и Тамаре Николаевне, они потратили много сил, чтобы я мог учиться в другом городе и затем уехать в столицу.

– Как тебе давалась учеба в медицинском институте?

– Начнем с того, что Смоленская академия – очень сильный вуз. Об этом много говорилось там, и потом я это понял, когда общался с коллегами из других медицинских вузов. На сегодняшний день в голове сохранилось все, что было приобретено за время учебы.  Но никаких проблем с учёбой не было. Вуз окончили со слезами на глазах. Получили дипломы, дали клятву российского врача и стали думать, что делать дальше. Была возможность остаться в Смоленске, но я хотел уехать в Москву. Департамент здравоохранения предложил мне интернатуру в трех городах на выбор: травматология в Ростове, гинекология в Воронеже и семейная медицина в Москве. Выбор был очевиден.

– Как строилась твоя карьера?

–  Сначала работал выездным врачом-терапевтом, помотался по Москве и ближайшему Подмосковью. Зато город теперь знаю хорошо. Потом я стал семейным врачом, потом заведующим отделением семейной медицины в частной клинике. Потом главным врачом одной поликлиники, второй, третьей… И сейчас я директор по Западному, Юго-Западному округу Москвы Сети поликлиник «Семейный доктор». Сегодня я не практикую, деятельность моя связана с администрированием. 

– Слышал ли ты хоть раз в свой адрес «понаехали»?

– Я к этому очень спокойно отношусь. Я считаю себя калужанином и не стыжусь этого. Здесь я родился, этот город меня воспитал, дал мне возможность учиться, развиваться. Когда говорят «понаехали», я отвечаю: «Ну и что!» Я ни у кого ничего не украл, свой кусок хлеба зарабатываю сам, можете лучше – пожалуйста. Я считаю, что очень многое в жизни определяет мотивация – чего ты хочешь и зачем?

– А у тебя какая была мотивация?

– Самореализация. Я чувствовал в себе большое желание работать с людьми.

– Это можно и в Калуге делать.

– Скажу так, видимо, в силу особенностей характера, мне хотелось всего и побыстрее. Грубо: я не хочу стать министром здравоохранения в 60 лет, я хочу в 40! В Москве это возможно. В Москве больше доверия молодым.

– Жена тоже не москвичка?

– Жена из Одессы. А познакомились мы в Брянске. Сегодня мы с женой и двумя детьми живем в собственной квартире, которую купили в ипотеку. Такой стандартный случай. Официально мы все уже москвичи.

– Опиши, какая она – твоя Москва?

– Москва красивая. Деловая. Активная. Быстрая. Жесткая. И уже любимая. За себя всегда надо бороться, но в Москве надо делать это с утроенной силой, потому что за тобой стоит очередь желающих занять твое место. И если не ты, так тебя. Москва слезам не верит и подминает, как каток.

– А что еще в Москве возможно?

– Все что угодно! В течение года на «Первом канале» в программе «Доброе утро» я вел медицинскую рубрику. Меня на улицах узнавали, дети говорили: «О, это дядя из телевизора!»

А потом была еще реклама йогурта «Актимель» с Иваном Ургантом. Долго меня друзья подкалывали – «Вадик-Актимель». Все случайно получилось. Позвонили знакомые, пригласили на пробы. Я играл человека молодого, успешного, делового. Говорил: «Актимель – для тех , кто стремится вперед, к развитию. В общем, – для меня!»

– Как ты теперь воспринимаешь Калугу?

– Как родной город. Скучаю по близким людям. Мои лучшие друзья живут в Калуге. В Москве у меня близких друзей нет. Настоящие друзья появляются только в юности, мне кажется.

Я вижу изменения Калуги. Колоссальные! Особенно последние лет шесть. Внешний облик города поменялся: город стал чище, город стал красивее. В городе появилось больше денег. Стало больше красивых новых машин, магазинов. Люди лучше стали одеваться, по-другому смотреть, относиться к жизни, к отдыху.  Это все показатели определенного роста, экономического и социального. Калуга однозначно стала более современной.

– Думаешь ли ты о том, что, возможно, тебе придется вернуться в Калугу?

– Года два-три назад таких мыслей вообще не было. На сегодняшний день я не вижу в этом никакой проблемы. Среди моих знакомых есть люди, которые возвращались по разным причинам. Один из них мне сказал: «Знаешь, в Калуге я работаю до 16 часов, потом еду домой, беру удочки, и через час я уже на Оке, ловлю рыбу». В Москве это невозможно. У меня нет страха вернуться. Что может быть лучше, чем вернуться домой!

Текст: Анна Большова
Фото: из архива Вадима Сигутина

Прокомментировать

От редактора

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов