Ювелирный скульптор

Жить Хорошо 26 мая 2014 0 Просмотров: 1758

Любовь к искусству и скульптурное образование Бориса Невинного нашли воплощение в ювелирных изделиях, которые сияют не только алмазной гранью, но и тонкой ручной работой автора.

- С чего началось ваше увлечение ювелирным делом?

– Родители-геологи передали мне свою любовь к камню, и я закончил камнерезное отделение Абрамцевского художественного училища. Там же познакомился с будущей супругой. Позже получил образование в институте имени Репина. Но искусствоведы в то время мало кому были нужны. Долгое время я работал художником на «КАДВИ». К 1 Мая 40 штатных художников за месяц начинали агитационное оформление машин, тележек и прочего оборудования. 

– В советское время золото не было так доступно, как сейчас, ведь так?

– В советское время в Калуге была единственная ювелирная мастерская «Рембыттехника». Частным образом заниматься ювелирным делом было запрещено. В «Рембыттехнике» был ограниченный выбор украшений: несколько образцов колечек и серег. Золото было под диким запретом. Заводы снабжали страну ординарными знаменитыми кольцами с искусственным рубином. Это только в кино мы видели, что дочка Брежнева любила бриллианты. И уже когда в начале 90-х позволили создавать свои мастерские, я стал работать ювелиром. Люди тогда скупали подряд все золото.

 Золото было под диким запретом, заводы снабжали страну знаменитыми кольцами с искусственным рубином 

– Что можете сказать о европейских особенностях ювелирного дела?

– Мне довелось некоторое время пожить в стране «часовщиков и ювелиров» – Швейцарии, в маленьком городке Олтон. Страна – как парк культуры и отдыха, где каждый камушек на своем месте. Бросается в глаза то, что не видно  молодежи, они постоянно учатся и работают, а гуляют и отдыхают пенсионеры да мамы с колясочками. Даже вечером ситуация не меняется. На 20 тысяч жителей восемь непохожих друг на друга ювелирных магазинов, где каждый мастер старается удивить. Пенсионеры в Швейцарии – самые лучшие и ценные клиенты у ювелиров. Они ездят на дорогих машинах и реставрируют старинные украшения, которые олицетворяют их молодость и «воскрешают» воспоминания, платя за это хорошие деньги.

– Что самое сложное в работе ювелира: процесс изготовления или общение с клиентами?

– Для меня золото как для плотника доски. У меня нет благо говения перед ним и перед бриллиантами. Поначалу было непривычно привыкнуть собирать каждую крупиночку золота, ведь каждый грамм – 1000 рублей. Рутинные этапы работы помогают преодолевать аудиокниги. Настроение клиентов, их умение передать свои эмоции также влияют на процесс изготовления. Был случай: девушка купила в Таиланде сапфир, а позже в этом путешествии ее молодой человек сделал ей предложение. Она решила заказать на память колечко с этим камушком. С удовольствием взялся за работу. Мне было приятно, что у нее осталось материальное воспоминание об этом событии.

– Пригодилось ли вам скульптурное образование в ювелирном деле?

– Мое образование, бесспорно, помогает мне в работе. Раньше я хотел стать художником. Скульптура и живопись расположены практически в одной плоскости. Мое хобби – искусство, приобретаю книги, посещаю музеи и без ложной скромности скажу, что разбираюсь в этом.

– Были мысли создать свою коллекцию?

– Задумки были, и есть работы – серебряные фигурки в стиле абстракционизма. Когда я выставлял изделия на выставке в Доме художника, одна московская галеристка заинтересовалась ими, но я не смог отложить текущие заказы. Впрочем, желание воплотить идеи осталось до сих пор.

– Изменились ли технологии в ювелирном деле?

– Ювелирное искусство – одно из самых  древнейших, но, как ни странно, технологии кардинально не изменились, и на средневековых картинах я узнаю свои инструменты. Механические технологии меня не привлекают. К изделию можно подойти, как к скульптуре, когда каждый завиток и деталь приобретают законченные формы.

– Что может вас вдохновить на создание уникального украшения?

– Бывая на юге, я часто замечаю удивительные природные рисунки на раковинах, гальке, семенах растений, листьях. Один раз я нашел на берегу моря высохший череп какого-то зверька, он был настолько выветренный, что напоминал вышивку. 

 – Расскажите, что нового в последнее время вы открыли для себя в работе?

– Мне очень понравилось делать серебряные портретные брошки – это нестандартная ювелирная работа с элементами живописи. На плоских по форме изделиях изображается чаще профиль лица.

– Как борются в России с фальшивками?

– Каждое ювелирное изделие в России должно быть апробировано. Но недобросовестные ювелиры подделывают клеймо даже на украшениях с настоящим золотом. В Европе мастер сам опробирует изделие и отвечает за него репутацией. 

– Вам приходилось чувствовать себя обманутым?

– Один раз была неприятная история. На дворе 90-е годы, и мои постоянные клиенты доверили большой золотой слиток, чтобы я сделал из него настоящую коллекцию. Дома я заметил внутри него свинец. Я просто обмер тогда! Это дикие деньги, я никогда столько не заработаю, чтобы с ним рассчитаться. Как это делается: свинец кладут в гальванику и наращивают вокруг полумиллиметровый слой золота. Хорошо, что обошлось, и клиент не потребовал деньги. Что касается камней – определить их истинную ценность могут геммологи, но в Калуге таких специалистов нет. Главное в ювелирном деле – честность. Обмануть никого не получится, надо уважать своих клиентов.

Беседовала: Ирина Рязанова
Фото из архива Бориса Невинного

Прокомментировать

От редактора

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов