Одна команда

Жить Хорошо 13 февраля 2013 0 Просмотров: 3589

Младший инспектор-кинолог ЦКС УМВД России по Калужской области Павел Гриценко раскрыл профессиональные секреты и объяснил, почему немецкую овчарку считают универсальной собакой и какой способ дрессировки самый эффективный.

 Мы знаем, что кинологи никак не связаны с кинематографом. Расскажите подробнее о специфике вашей работы?

– Центр кинологии УМВД России по Калужской области работает в самых разных направлениях, начиная от подготовки собак спецназначения и заканчивая общеразыскным профилем. Мы с Сандрой входим в состав группы, которая специализируется на поиске взрывчатых веществ, оружия и боеприпасов. Случаи подобных взрывоопасных находок – далеко не редкость, работы хватает. Часто работаем в составе инженерно-саперных групп. Перед проведением масштабных общественных мероприятий кинологи проверяют все близлежащие здания прилегающую территорию, выезжаем по сообщениям от населения, обеспечиваем безопасность граждан при проезде в общественном транспорте. 

– Помните свою первую собаку, когда только начали работать кинологом?

– Такое трудно забыть! Мне тогда дали трехгодовалого кобеля, который отличался не только внушительными размерами, но и своеобразным характером. Для того чтобы он увидел во мне хозяина, пришлось приложить немало усилий.

Родители полицейской собаки должны быть связаны со службой. Благодаря «правильным» генам обучение проходит гораздо быстрее.

– В чем же секрет?

– Секрет в правильном приложении усилий. Важны также характер и строгость, но, в первую очередь, по отношению к себе.

– Сейчас вы работаете в одной команде уже с другой собакой. Трудно было найти с ней общий язык?

– Признаюсь, было нелегко. Дело в том, что Сандру я воспитывал не с щенячьего возраста. К тому моменту, как она попала ко мне, ей был почти год, так что право командовать мне пришлось заслужить. Практически сразу нас отправили в Ростовскую школу кинологов, где нам предстояло пройти два этапа подготовки: общий и специальный курс. Я проводил с ней все дни напролет, уделял ей все свободное время, чуть ли не спал в вольере. Через полтора месяца мы с отличием сдали общий курс, именно тогда стало ясно, что Сандра признала во мне хозяина. Она не только стала более послушной, изменился взгляд, в котором читается преданность. Уже два года мы работаем бок о бок.

– А что включает в себя спецкурс?

– Обучение собаки находить взрывчатые вещества в автомобилях, багаже, на местности и в помещении. Если собака не выполняет какое-то из этих нормативов, то она считается неподготовленной и не допускается к работе. Проверка проводится каждый месяц, а ее результаты заносятся в служебное дело собаки.

Расписание занятий составляет плотный график, в котором собака и кинолог постоянно работают. В этот период учится не только питомец, но и сам хозяин, познавая тонкости общения с животными, ветеринарии. В программу также включена физическая подготовка и стрельба. Практически все давалось мне легко, скорее всего, сказывался небольшой опыт работы кинологом. После возвращения в Калугу, понял, что главное учиться применять полученные знания на практике. Это не так просто, как кажется на первый взгляд. Начальник ЦКС Андрей Львович Мартынов не дает нам расслабиться: «Когда кинолог сказал, что все знает, он перестал существовать как специалист».

– Почему в кинологической службе преимущественно немецкие овчарки?

– Они могут практически все, начиная от участия в розыскных, охранных мероприятиях, заканчивая поиском наркотиков и службы в качестве собаки-поводыря. У немецкой овчарки отличное здоровье, устойчивый иммунитет, способность адаптироваться к любому климату. Но, даже учитывая это, каждая собака проверяется отдельно, в зоне повышенного внимания – психологическое здоровье и даже генная предрасположенность. Мы не берем домашних собак, которые не знают ничего, кроме цепи или квартиры. Родители полицейской собаки должны быть связаны со службой или, по крайней мере, иметь представление о дрессировке. Как показывает практика, благодаря «правильным» генам обучение проходит гораздо быстрее. Немецкие овчарки на протяжении многих десятилетий несут службу в правоохранительных органах, и этот опыт передается каждому следующему поколению. Вся информация заложена в крови.

– Как складывается судьба собаки после окончания службы?

– Кинолог проводит со своим подопечным огромное количество времени. К тому моменту, когда питомец становится менее подвижным и его постепенно покидают силы, кинолог продолжает за ним ухаживать. Чаще всего, собаки, отслужившие свой срок, обретают свой дом у своих кинологов. Лишь немногие остаются на попечении УМВД или попадают в руки к абсолютно новым хозяевам.

Когда кинолог сказал, что все знает, он перестал существовать как специалист.

– Но ведь речь идет не о простой собаке, не опасно ли брать в дом такое животное?

– Доля опасности, безусловно, есть. Главное продолжать серьезно заниматься собакой, не забывать о дрессировках. 

– А есть в вашем отделе женщины-кинологи?

– Работа не только кинологом, а в полиции в целом – не женская работа. И дело даже не в том, что она может изменить характер, сделать его жестче. Все гораздо серьезнее. Кинолог не сможет состояться, если будет работать с собакой по расписанию. Да и преступления не совершаются по графику. Вот и получается, что на семью времени остается совсем не так много, как хотелось бы. Сохранить домашний очаг и служить в далеко не женских условиях –  задача не из легких.

Текст и фото: Надежда Якимова

Прокомментировать