Борис Мовтян. На шаг впереди

Жить Хорошо 17 августа 2017 0 Просмотров: 530

2В этом году Калужский электромеханический завод отмечает феноменальную дату – 100 лет со дня основания. Пережив в своей истории взлеты и падения, сегодня КЭМЗ является одним из лучших и входит в число стратегических предприятий страны. О прошлом, настоящем и будущем уникального завода рассказывает его генеральный директор Борис Анатольевич Мовтян.

- Борис Анатольевич, какую оценку сегодня вы сами даете состоянию вашего предприятия?

– Твердая четверка. Мы прошли большой путь в последние годы, для того чтобы из «глубоких троечников» выйти в «крепкие хорошисты».

– Благодаря чему?

– Много факторов сложилось. Во-первых, государство стало финансировать программы государственного технического перевооружения. Сегодня в стране работает много механизмов поддержки промышленных предприятий, мы их знаем и многими пользуемся. Программы льготного кредитования на обновление производства министерства промышленности. Раньше мы могли об этом только мечтать. А сегодня, если у тебя есть идея и она стоящая, пожалуйста, несколько постановлений правительства позволят тебе получить деньги на развитие. И наш пример подтверждает, что это все работает.

Второе – это государственный оборонный заказ. Конечно, ответственность и требования к исполнителям госзаказа очень высокие, но и выделяемые средства достаточно серьезные. Мы сумели настроиться, обновили номенклатуру выпускаемых изделий и сумели попасть с ними в тот период, когда они стали востребованными. И третий фактор – сильный молодой коллектив. Если в 2003 году у нас меньше 10 процентов всего коллектива было в возрасте до 35 лет. Сегодня 30 процентов коллектива – молодежь, современные толковые ребята.

– Можете вы простым языком рассказать, чем занимается ваш завод. Что вы производите?

– Если просто, мы делаем современные средства связи для различных структур, в том числе силовых. Обеспечиваем информационную безопасность нашей страны.

Уровень продукции, которую мы производим, достаточно конкурентоспособен. Но Нас всегда учили делать очень хорошую вещь, но никогда не учили делать ее массово

– Извините, но, по-моему, современные средства связи – не «конек» российского производства.

– Это миф. Заметьте, когда весь мир страдает от кибератак, взламываются государственные системы, Россия чувствует себя в этом контексте достаточно спокойно. Уровень продукции, которую мы производим, конкурентоспособен. Но есть другого рода проблемы. Нас всегда учили делать очень хорошую вещь, но никогда не учили делать ее массово. До сих пор при закупке производственной линии нам задают вопрос: на сколько миллионов изделий вы рассчитываете? А мы понимаем, что рынка для такого количества этих изделий в России нет, а выходить на зарубежные рынки мы пока не можем.

– А с чем, с какой продукцией?

– У нас есть несколько направлений номенклатуры, которые мы развиваем. Первое – это фискальный накопитель, который находится в каждом кассовом аппарате. Как раз сейчас эта продукция проходит сертификацию.

Совместно с автопроизводителями мы разрабатываем изделие на основе спутниковой системы «Глонасс», которое будет отвечать в том числе и за информационную безопасность автомобиля. Сейчас Интернет уже вошел в автомобиль, и никто не застрахован от того, что в какой-то момент кто-то взломает систему и ваш автомобиль перестанет быть управляемым.

Есть еще один проект, который называется «интеллектуальные мехатронные системы». Это двигатели общепромышленного назначения, которые используются в лифтах, вентиляции, но имеют не простой блок управления, а интеллектуальный. С помощью него можно дистанционно контролировать систему, предотвращать сбои в работе, управлять двигателем.

Совместно с автопроизводителями мы разрабатываем изделие на основе спутниковой системы «Глонасс», которое будет отвечать за информационную безопасность автомобиля

– Чудеса какие! Насколько это далекое будущее?

– Это уже внедряется! Мы проходим сейчас испытания образцов на Щербинском лифтовом заводе. Подобные системы мониторинга уже достаточно распространены. Например, камеры на улицах города. И это я не беру крупные энергетические компании, которые уже полностью управляются с помощью таких систем. А мы можем обеспечить еще и их защиту.

– Как вам видится дальняя перспектива вашего предприятия?

– Есть стратегия развития, которая защищена руководством «Ростеха», в электронный кластер которого мы входим. Расставлены приоритеты развития, задачи по годам, направления обозначены. Мы потихоньку себя нащупываем в этих направлениях и понимаем, что тема информационной безопасности в гражданском секторе становится все более и более актуальной. Мы видим свое будущее в сфере электроники. Электроника и Интернет проникают во все сферы жизни. Если чайник уже управляется по Wi-fi. Умный дом – уже реальность. Пока выборочная. Но через несколько лет это будет повсеместно.

– Все это невозможно без научного творчества, без идей.

– В нашем холдинге два научно-исследовательских института, мы используем их разработки. Кроме того, возродили свое конструкторское бюро. В 90-х годах оно перестало заниматься разработками и оставило за собой только функцию сопровождения изделий в производстве. Сегодня нам удалось восстановить его работу, и каждый год у нас появляются два-три изделия, разработанные собственными силами.

Помимо этого мы начали сотрудничать с небольшими компаниями, которые имеют определенные наработки в научно-технической сфере. Зачастую им не хватает денег на собственное производство, некоего административного ресурса для того, чтобы протолкнуть свои идеи. Мы выступаем координаторами процесса, обеспечивая связь разработчиков с потенциальными заказчиками на федеральном уровне. И уже сейчас видим результаты по всем нашим новым темам.

– Борис Анатольевич, а конкуренты у КЭМЗ есть?

– Конечно. И внутри холдинга, и вне его. Заводы в Уфе, в Пензе, в Питере, в Москве, которые производят подобную продукцию с аналогичными техническими характеристиками. Заказы нам никто не гарантирует. За счет чего мы сможем наращивать объемы производства? Приходится бороться и кого-то на этом рынке двигать.

– За счет чего, в чем ваши конкурентные преимущества?

– За счет того, что завод наш живой и активный. Наши заказчики сравнивают то, какими мы были пять-десять лет назад и сегодня, и видят: это два совершенно разных предприятия. Мы давно уже не говорим, что не можем что-то сделать, потому что у нас не хватает людей или какой-то технологической базы. Сегодня уверенно берем заказы, и наши заказчики не сомневаются, что мы выполним взятые на себя обязательства.

– Борис Анатольевич, вы помните тот день, когда получили предложение возглавить КЭМЗ?

– Конечно. Но пришел я на должность заместителя. Потом обстоятельства сложились таким образом, что мне предложили принять участие в конкурсе на эту должность. Я выиграл конкурс и занял это место.

В серийном производстве не должно быть незаменимых станков или незаменимых специалистов. Все процессы должны быть направлены на то, чтобы сделать операцию качественно и быстро. Время сейчас – главный козырь

– Помните свои первые ощущения?

– Сначала было страшно. Мне было всего 28 лет, я был самый молодой директор в отрасли тогда. А коллектив был возрастной. Средний возраст работника на предприятии был 56 лет. Рассказывать заводчанам, которые в два раза тебя старше, что теперь будем работать и жить по-новому, было сложно. Но хорошо, что на КЭМЗе такие люди, которые приняли меня как руководителя, поддержали, подсказали.

– Говорят, люди, которые работают на оборонных предприятиях, – самые большие патриоты своей страны.

– Абсолютно согласен. И вот как раз, когда я пришел, это чувство на заводе еще было. Осталось с советских времен. Когда люди гордились тем, что они делают, и это передавалось из поколения в поколения от одного работника к другому. Несмотря на то что на заводе была самая низкая зарплата в городе. Меня сначала это очень удивляло. А потом это переросло в жуткую обиду за людей и желание все изменить.

– Каким тогда был завод?

– Завод был в сложном состоянии. Весной производство останавливали, потому что все силовые кабели в цеху лежали в воде. Не было ни одного современного станка, ни одного современного компьютера, ни одного программного продукта не было внедрено. Мы практически не имели заказов. Была двухмесячная задержка заработной платы. Начинали, можно сказать, с очень низкого старта. Появился САПР, за ним появились новые станки, за новыми станками пришла молодежь. Были годы, когда мы вводили по семь-восемь новых изделий, что было крайне сложно. Каждый год ставили новую задачу и ее решали. Так постепенно заменили номенклатуру, оборудование…

– А ваши принципы руководства за 13 лет изменились?

– Принцип был и остается один: я могу себя хорошо чувствовать, если хорошо себя чувствует завод. По-другому быть не может. Если человек ставит интересы завода выше своих личных, значит, человек – наш. Если наоброт, каким бы прекрасным он ни был специалистом, мы расстаемся. Когда я пришел, часто приходилось сталкиваться с тем, что какую-то операцию может делать только один человек. И если он в отпуске или заболел – все встает. С точки зрения серийного призводства это недопустимо. Я считаю, в производстве не должно быть незаменимых станков или незаменимых специалистов. Все процессы должны быть направлены на то, чтобы сделать операцию качественно и быстро. Время сейчас – главный козырь.

– Уверена, что завод с такой историей имеет мощные традиции. Что-то сохранилось?

– Конечно, некоторые вещи на предприятии я не стал трогать. Например, традицию отмечать День Победы. Раньше 9 Мая на завод всегда приходили ветераны. Все выстраивались в колонну и парадом с оркестром шли к памятнику погибшим заводчанам, который находится на территории завода. Перед колонной шел знаменосец со знаменем завода – это очень почетная миссия, которую доверяют только самым достойным. Сейчас мы торжественно передали знамя завода молодежи. И теперь парад возглавляют наши молодые сотрудники. Каждый год мы отмечаем день рождения завода 24 августа в виде спортивного праздника. Газета «Вперед», которая выпускалась на заводе с 1932 года, выходит до сих пор. Ведь у нас огромный коллектив, 1400 человек – целый город людей со своей жизнью, событиями, праздниками.

– Представляю, с каким размахом вы отметите 100-летие завода.

– Готовиться к юбилею мы начали три года назад. Провели множество мероприятий, выпустили книгу «100 шагов к успеху», где отразили сто ключевых событий в славной истории КЭМЗ. Какой завод может похвастаться тем, что имел свой самолет, свой корабль, что принимал из космоса первый снимок обратной стороны Луны? Знаменитая на весь СССР физкультминутка, между прочим, тоже пошла из КЭМЗ.

Мы проделали колоссальный объем работы, результатами которой будут пользоваться еще десятки лет следующие поколения заводчан. Благоустроили всю территорию, поменяли все коммуникации, реконструировали систему вентиляции, сделали новую столовую…

Иногда меня спрашивают: зачем вам три парковые зоны? Я отвечаю, чтобы было не стыдно привести сюда своих детей. И сейчас мы подошли к этому состоянию. Мы хотим показать, что работать на заводе сегодня – престижно.

– Вы хотели бы, чтобы ваш сын работал на заводе?

– А он уже работал. На каникулах подрабатывал. И такая практика, на мой взгляд, правильная. Я сам с третьего класса летом работал. Красил заборы, собирал картошку, сбивал ящики. И купил себе мотоцикл в 14 лет на собственные деньги. Мой ребенок тоже хотел новый телефон. И я сказал: «Пожалуйста, ты можешь купить, но на свои деньги». Я считаю, что на свои прихоти надо зарабатывать. Сначала он работал один. Потом несколько сотрудников попросили принять своих детей на работу. И мне нравится, что сейчас уже достаточно много детей и внуков сотрудников, которые летом работают на заводе. Делают что-то несложное – убирают территорию, помогают с упаковкой. Потом, как все, приходят в кассу, расписываются в ведомости и получают свои, пусть маленькие, но заработанные собственным трудом деньги.

Иногда меня спрашивают: зачем вам три парковые зоны? Я отвечаю: чтобы было не стыдно привести сюда своих детей. Мы хотим показать, что работать на заводе сегодня – престижно

– Расскажите, пожалуйста, о себе. У вас очень интересная фамилия. Откуда вы родом, где выросли?

– Я родился в г. Ферзиково Калужской области. Мама моя учитель, и сегодня она продолжает работать. Отца уже нет. Он с Украины, отсюда и наша фамилия. Отец прибыл сюда служить, пошел в вечернюю школу и там познакомился с мамой. Я учился в Ферзиковской школе, поступил в КФ МГТУ им. Баумана на факультет организации производства и окончил его с красным дипломом. После сразу пошел работать на завод «Авто-электроника» и оттуда уже пришел на КЭМЗ…

– Как вы сегодня, с высоты опыта, оцениваете те свои действия и решения?

– Скажем так, ошибки были. С другой стороны, тогда было принято несколько рискованных решений, которые «выстрелили». И я не уверен, что принял бы их сейчас. Зачастую наш опыт начинает на нас давить, тормозить в движении. А останавливаться нельзя. Нужно все время находить новые вызовы, вдохновение и мотивацию как для себя, так и для коллектива.

– Что же вас вдохновляет?

– Успехи. Горжусь тем, что я здесь работаю, нашей командой и результатами, которых мы достигли. Сегодня объем производства вырос в 15 раз. Основной показатель – это текучесть кадров. За последний год она была минимальной и составила 0,6 процента. В этом году мы осваиваем рекордное количество новой номенклатуры. В ближайшее время должны построить два новых цеха, оснастить их новым оборудованием…

На ближайшие три года я спокоен в плане объема работы и в плане заказов.

– Какой главный вывод вы можете сделать на этом этапе жизни?

– Я понял, что нет нерешаемых задач. Все реально. Если не сразу, значит, чуть позже. Если не самостоятельно, то с чьей-то помощью. Ничего невозможного нет.

текст: Анна Большова
фото: Дмитрий Мамяс (Демидов) и из архива КЭМЗ

Прокомментировать

От редактора

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов