Пьер Карден. Кутюрье нужно родиться!

Жить Хорошо 2 июля 2011 0 Просмотров: 2307

Месье Пьер Карден в особом представлении не нуждается – когда произносишь его имя, окружающие сразу начинают думать о моде. «Человек, который стал этикеткой» – так называлась книга о Кардене, которая вышла в 90-х годах. В свои 89 лет Карден – энергичный, активный и общительный человек. Он не прекращает рисовать новые модели одежды, владеет сетью ресторанов, реставрирует старинные замки, занимается культурными проектами. Ни о чем не жалеет, все и всех помнит.

– Месье Карден, это правда, что кто-то очень давно предсказал вам успех и счастье?

– Да, мне предсказали, что меня ждет ошеломительный успех. Гадалка сказала, что я стану тем, кто будет рождать идеи.

– Сколько лет вам было тогда?

– Восемнадцать. Во время войны, когда Виши был столицей Франции, я какое-то время работал во Французском Красном Кресте. Я собирался переехать в Париж и перед путешествием зашел к гадалке. Взглянув на мою ладонь, ясновидящая сказала: «Никогда в жизни не доводилось видеть человека, которого ждет такая замечательная судьба. Я вижу тебя среди элегантно одетых людей. Вокруг тебя много фруктов, цветов, красивых вещей. Тебя знают все, даже в Австралии. Ты встретишь на улице человека, у которого спросишь адрес, – продолжала она. – Сент Оноре, 82, что перед президентским дворцом. Этот человек – твой друг». Я спросил, как зовут этого «друга». «Жан-Шарль Ворт», – последовал ответ. Помню как сейчас. Зима. Воскресенье. Идет снег. Я стою на Сент Оноре. Передо мной человек, у которого я спрашиваю, не знает ли он моего друга Ворта. Он отвечает: «Я Ворт. А вы – маленький врунишка: я не могу быть вашим другом, так как я вас не знаю. Давайте сначала познакомимся». И мы пошли в ресторан. Ворт оказался модельером. Когда эта предсказанная встреча произошла, я попал в известный французский Дом моды Пакана. Мой талант сразу заметили и предложили принимать участие в показах. Как только начались показы, началось творчество. Все очень быстро закрутилось. Уже через год для меня были открыты двери Дома моды Кристиана Диора. Меня приняли туда как самого перспективного из начинающих модельеров. Я попал в мир моды в 20 лет, а уже в 23 года у меня был свой Дом моды.

– А вам нравилось, как работает Диор?

– Это полная противоположность мне! У Диора была указка, он с ней ходил и приговаривал: «Здесь чуть подлиннее, здесь чуть укоротить, чуть опустить…» Диор не мог сам шить платья. А я могу.

– Из тех, у кого вы работали в Домах моды в Париже, кто больше всех повлиял на ваше творчество?

– Пакан. Там работало 1200 человек – целое промышленное производство! Это категория Haute Couture. Все большие люди – творческая элита, писатели, композиторы, художники – одевались там. Я работал среди талантливых и сильных людей.

–Сегодня ваше имя находится на огромном количестве вещей, предметов… Каково вам чувствовать себя человеком-лейблом?

– Я счастлив, что могу жить практически в собственном государстве. Я могу пить собственное вино, ходить в свои театры, носить свою одежду и пользоваться собственными парфюмами. И все это принадлежит мне на 100 процентов! Только мои сигареты, которые производятся миллионами пачек в Китае, не являются моей собственностью. Но я не курю! Когда мне чего-то в жизни не хватает, я это изобретаю.

– Вы одевали многих знаменитостей: королевских особ, Майю Плисецкую, Марлен Дитрих… У вас есть любимая клиентка?

– Я стараюсь ко всем относиться одинаково. И не разделять, одеваю ли я членов королевской семьи или обычную женщину, мечтающую быть элегантной. Мне нравится одевать людей, у которых есть вкус. Вкус – это знание меры. Кому-то комфортно в удобном автомобиле бизнес-класса, а кому-то подавай розовый кабриолет с бриллиантами. Так вот, кабриолет – это не мода. Мода – это простота.

– А кого из современных известных людей вы можете назвать стильным, красивым? Кто вам нравится?

– Таких очень много! Для меня прежде всего человек должен быть красив внутри! Человеческий фактор на первом месте. Одеждой меня уже не удивишь.

– Месье Карден, что должно быть в гардеробе женщины, чтобы быть всегда элегантной?

– Чтобы быть элегантной, надо быть проще. Особенно, если на модные изыски нет средств. Черная блузка, водолазка, обычное черное платье по фигуре, бижутерия. Не надо одеваться в эксцентричной манере, чтобы привлечь внимание. Надо просто правильно комбинировать вещи. Если у вас не самая идеальная фигура, то стоит больше внимания обратить на цвет одежды, подобрать оттенки, которые идут вам. Не стоит гнаться за модой. Общество и глянцевые журналы заставляют нас гнаться за модными тенденциями. Нам навязывают, что, чтобы стать успешным, надо быть одетым с иголочки. Но мне кажется, это не совсем правильно. Правильнее прислушиваться к себе и носить то, что нравится.

– Что вы вкладываете в понятие элегантность?

– Простота – это суть элегантности. Я люблю белый цвет, нежные пастельные оттенки в сочетании с классическим черным. Мои клиенты – уважаемые респектабельные люди, поэтому мой стиль – это элегантная роскошь. То, что демонстрируют на неделях моды – это молодежная мода. Для подростков 14-18 лет. Я не могу представить себе женщину средних лет в легинсах и в платье с вызывающим принтом. Или солидного мужчину в трико на улице. Когда я вижу подростков в каких-то немыслимых нарядах, я спрашиваю себя: неужели это мода? Это не может быть модой.

– Тогда опишите в нескольких словах моду Пьера Кардена…

– Это вещи, которые будут модными всегда. Я занимался историей костюма театра и кино, изучал историю моды с начала времен. Затем я попытался убежать от изученного, мне захотелось быть настоящим творцом, создавать что-то новое, а не имитировать или копировать. Вот откуда в моем творчестве появилась эта некая оригинальность, индивидуальность. Моей целью было создание своего собственного стиля, мне не хотелось никому подражать, а наоборот – полностью отделиться, чтобы стать единственным в своем роде.

– Вы действительно до сих пор сами рисуете платья?

– Да. Все, чем занимаюсь, я делаю и контролирую сам. Иначе мне будет неинтересно. Я сам себе президент и генеральный директор, банкир и бухгалтер. У меня нет консультантов, потому что я не хочу тратить время и деньги на ненужных посредников. Когда возникает какая-то проблема, я сам ее решаю. Когда нужно оплатить расходы, я сам подписываю чеки. Мне не нужен совет директоров, заседания, селекторные совещания, чтобы принять решение.

– Существует ли какоето правило, соблюдая которое можно стать известным модельером?

– Надо отличаться от других своим талантом. Это как в случае с певицей – для того чтобы стать звездой, не надо быть похожей на кого-то, надо быть собой. Кутюрье нужно родиться!

– Что вы отвечаете тем, кто говорит, что ваши 15 минут славы истекли 40 лет назад?

– Что я говорю им? Разница между заурядным художником и гением в том, что вам достаточно лишь взглянуть на шедевр, чтобы понять, кто его создал. Это именно то, чего я достиг в моде: вам не нужно смотреть на ярлык, чтобы понять – перед вами платье Pierre Cardin.

– А бизнесменом вы себя хорошим считаете?

– Я умею считать деньги и уважаю их. Это необходимое качество для бизнесмена, если он хочет быть успешным.

– Месье Карден, что сегодня движет вами по жизни?

– У меня есть мечта – построить Дворец Света. Я четыре года работаю над этим проектом. Высота дворца достигнет трехсот метров. Это сооружение полностью независимо от внешних источников энергии. Большую часть энергии даст солнце – ее хватит на тысячу офисов, кинотеатр, торговый центр и люксовые квартиры, которые расположатся на одном из уровней. Это скульптура, в которой можно жить, город в городе. Дворец Света будет построен к 2015 году в Венеции. Сейчас это моя идея-фикс.

– А что говорят строители? Этот проект возможно осуществить?

– Конечно. Проект уже очень хорошо продвинулся в технологическом плане. Расположение колонн здания позволит использовать энергию пересекающихся потоков воздуха, а на каждом из уровней дворца будут расположены солнечные батареи нового поколения. Энергия ветра позволит обеспечить работу 72 лифтов и освещение здания. На крыше соорудят вертолётную площадку, а на вершинах колонн возведут сады и оранжереи… Во многом из-за этого проекта я и решил продать империю Pierre Cardin.

– Кстати, вы не против, если вашу империю купит русский? Роман Абрамович, например?

– А почему бы и нет? Мне вообще все равно: русский, американец, англичанин… Деньги не имеют запаха.

– Почему вы приехали в Калугу?

– Прежде всего, я сильно интересуюсь космосом. Калуга – это место, где родились главные космические идеи, от Циолковского к Гагарину. Прошло 50 лет с того великого события – полета человека в космос. Гагарин для меня – великий человек. Именно поэтому я решил попасть сюда, показать свою коллекцию и, конечно, мой спектакль «Казанова».

– А как вы вообще увлеклись театром?

–Я 20 лет мечтал быть актером, поэтому я всегда жил в театральных, в кинематографических кругах, общался с Кокто, с Висконти, с Ануем, с Кристианом Жаком… То есть я все время был где-то внутри театра до того, как мне вообще пришло в голову стать кутюрье.

– А в своем театре вы не играете?

– Нет, ну не сложилось у меня стать актером. Но зато я в конце концов стал директором и владельцем, у меня четыре театра. Я человек международный, поэтому очень часто занимался продюсированием спектаклей по всему миру. Мне, кстати, предлагали играть в кино. Но там ведь нужно постоянно ждать: сперва роли, потом съемок… А я предпочитаю динамичную жизнь, не могу сидеть и ждать.

– То есть вы нетерпеливый?

– Нет, просто не могу долго сидеть на одном месте. А терпения у меня много. И дисциплины. Это у меня на первом месте. И я люблю, когда окружающие меня люди так же дисциплинированны.

– Если бы можно было себя слепить, в виде какой формы и цвета была бы ваша скульптура?

– А скульптура в мою честь уже есть! Ее сделали русские – Союз художников России.

– Вам понравилось?

– Да я чуть не упал от неожиданности! Очень понравилось! Скульптура сейчас стоит напротив моего театра «Пространство Пьера Кардена». Я когда проезжаю мимо на машине, иногда останавливаюсь на себя посмотреть. Но, по-моему, они меня очень омолодили.

– Вы когда-нибудь чувствовали, то Бог на вас смотрит, что он видит то, что вы делаете?

– Я католик, это моя семейная культура. Я верю в Бога как бы специально, как и все католики. То есть я не фанатик, как мусульмане. Думаю, что Бог действительно есть. Но я его пока что еще не видел. (Смеется.)

– У вас есть мечты, которые не сбылись?

– Нет. Я реализую все, что хочу. Мне неловко это говорить, но это так. У меня было много желаний и проектов, и я их осуществил. Когда появлялась какая-то идея или замысел, у меня была возможность претворить их в жизнь, я делал все, что хотел. Такое редко случается в жизни человека, поскольку часто, имея задумки, не имеешь возможности их осуществить. Я же был свободным в этом смысле, сам себя обеспечивал в финансовом плане и мог сам принимать решения, используя эту свободу.

– Если бы была возможность повторить жизненный путь, что бы вы изменили?

– Ничего. Я бы все оставил так же.

– А в какие моменты жизни вы себя чувствуете особенно счастливым?

– Нужно уметь ценить каждый момент сегодняшнего дня. И тогда вы будете ощущать себя великолепно. Это дает необходимую каждому человеку внутреннюю гармонию с самим собой.

– Бывает, что вы ностальгируете по старым временам?

– Нет. Я всегда абсолютно доволен тем, что имею здесь и сейчас.

Наталия Егорова
Фото Андрея Кутьина

Прокомментировать

От редактора

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов