Сергей Гарбуль. Мы открыты для всех

Жить Хорошо 3 июля 2017 0 Просмотров: 245

В этом году НУЗ «Отделенческая больница им. К.Э. Циолковского на ст. Калуга АО «РЖД», известная в нашем городе как Железнодорожная, отмечает 125-летие. Эту дату лечебное учреждение встречает на новом этапе своего развития, который во многом связывают с назначением нового главного врача. Мы узнали, каким видит будущее больницы ее руководитель — сосудистый хирург Сергей Станиславович Гарбуль.

- Сергей Станиславович, поздравляем вас с назначением. Расскажите, пожалуйста, о вашей больнице. Что сегодня представляет «железнодорожка»?

– 125-летие больницы – это не юбилей, но дата для нас, бесспорно, знаковая и очень ответственная. Многократно менялись название учреждения, её структура, статус и руководители. Неизменным остается одно, основное и главное её предназначение, её социальная миссия – оказание своевременной качественной медицинской помощи. Эта задача остаётся приоритетной и поныне. Сегодня наша больница – негосударственное учреждение здравоохранения акционерного общества «Российские железные дороги» и занимает свою нишу в системе регионального здравоохранения. В структуру больницы входят две поликлиники: на станции «Калуга-1», рассчитана на 600 пациентов в смену, и на станции «Фаянсовая» в г. Кирове Калужской области – 250 посещений. Это стационар 125 коек отделений хирургии, терапии, неврологии и реанимации. Операционный блок с пропускной способностью в три операционных. У нас сильные отделения гинекологии, урологии, травматологии-ортопедии. Мы имеем лицензии на эндопротезирование суставов, лицензии по высокотехнологичной помощи по урологии, гинекологии. Активно развивается направление отоларингологии. У нас есть женская консультация с важными задачами – сохранения и укрепления женского здоровья. Неврологическое отделение в основном рассчитано на профессиональную «вредность» наших железнодорожников. Кроме того, мы оказываем экстренную помощь – принимаем пациентов по «скорой помощи». Хирургия дежурит один раз в месяц пока, ЛОР-врачи – трое суток в неделю, а терапевтическая служба дежурит каждый день.
У нас своя лаборатория, рентгенотделение, флюорография, УЗИ, функциональная диагностика, физиотерапевтическое отделение. Неплохая амбулаторная служба, которая имеет большой потенциал.

У нас сложившийся костяк профессионалов, врачей-звёзд очень высокого уровня – с высшими категориями, с большим опытом работы, с народной любовью и признанием

Кроме того, в нашей больнице работает уникальное отделение – водолечебница. И онкомаммолог, пластический хирург, который занимается пластическими и реконструктивными операциями. У нас можно сделать и блефаропластику, и пластику носа, ушей, груди, и интимную пластику.

2– На каком историческом этапе находится больница сейчас?

– Несмотря на солидный возраст, наше учреждение продолжает расти и развиваться. Я надеюсь, что современный этап станет прорывом в развитии больницы, и считаю, что для этого имеются большие возможности.

Вектор движения мы выработали вместе с нашими докторами. Я ценю людей, которые способны не только генерировать идеи, но готовы подключиться к осуществлению этих планов. У нас много идей и задач. Например, сейчас мы строим принципиально новый оперблок, оснащенный по последнему слову техники. При этом работа нынешнего оперблока не прекращается. Не хочу забегать вперед, но до конца года, думаю, несколько новых направлений у нас появится.

– Такие задачи под силу только настоящей команде профессионалов.

– И она у нас есть. В больнице работают более 300 врачей и сотрудников. У нас сложившийся костяк профессионалов, врачей-звёзд очень высокого уровня – с высшими категориями, с большим опытом работы, с народной любовью и признанием. Многие специалисты учатся, повышают свою квалификацию. К тому же мы рассчитываем на молодёжь. С учетом своего кадрового потенциала и потребностей, мы с удовольствием приняли бы на работу молодых специалистов на позиции тех же терапевтов, анестезиолога, рентгенолога. И могли бы вырастить хороших врачей. Потому что люди, которые имеют хороших наставников, как правило, вырастают в хороших специалистов.

3– Что в вашем понимании хороший врач?

– Выдержанный, грамотный, добрый. Который понимает проблему пациента, видит ее комплексно, в преломлении на окружение этого человека, его жизненную ситуацию. Согласитесь, при равном профессионализме очередь будет стоять к тому доктору, который в первую очередь выслушает, проявит сочувствие и понимание.

– А кто для вашей больницы идеальный пациент?

– Идеальных пациентов не бывает. Больница от слова «боль»! Сюда люди приходят с болью, с проблемами, и мы должны всех лечить.

– Всех?

– Не надо думать, что наша больница ведомственная и здесь лечится избранный контингент. Понятно, что основная задача – это обслуживание железнодорожников. Но есть возможность оказывать медицинскую помощь населению на хорошем уровне. Мы работаем на основе государственно-частного партнерства между АО «РЖД» и министерством здравоохранения Калужской области.

Порядка 70 процентов – это пациенты, которые лечатся у нас по программе государственных гарантий, то есть по обыкновенному медицинскому полису ОМС. Конечно, здесь лечатся железнодорожники – те, кто работает в АО «РЖД» и в дочерних предприятиях, и также члены их семей, ветераны отрасли. Кроме того, у нас можно получать помощь на коммерческой основе. Плюс есть часть пациентов, которых мы обслуживаем по договорам ДМС – страховым полисам добровольного медицинского страхования крупных компаний, таких как «Фольксваген», «Билайн». Мы открыты для всех – это главный лозунг и принцип РЖД-медицины, на основании которого мы работаем.

4– То есть в больных вы заинтересованы?

– Мы заинтересованы в том, чтобы оказать людям цивилизованную, качественную медицинскую помощь. Если рассматривать этот вопрос с финансовой точки зрения, то идеальные – это, конечно, плановые больные, которые не требуют дополнительных затрат, кроме проведенного амбулаторного обследования. Идеально – плановое оперативное вмешательство, быстрое четкое решение вопроса оплаты, независимо от того, кто за это платит. Идеально, когда пребывание на койке минимально, и здоровый и довольный пациент выписывается в короткие сроки. Но идеальным должен быть не пациент, а помощь и условия, которые мы предлагаем пациенту.

Мы не оказываем услуг, мы оказываем медицинскую помощь. Да, мы находимся в ситуации, когда за эту помощь кто-то должен заплатить. но когда речь идет о спасении, о восстановлении нормальных функций, о качестве дальнейшей жизни, не может быть мыслей о деньгах. Спасать человека мы будем всегда, без раздумий

– Сколько человек вы обслуживаете?

– Общее количество пролеченных больных в стационаре составляет порядка 4000 человек в год. Это достаточное количество для такого стационара. Но за счет высокотехнологичной помощи, сократив среднее пребывание на койке, мы могли бы увеличить число пролеченных. Фактически сегодня, например, в гинекологии мы уже порядка 90 процентов операций выполняем лапараскопически. В общей хирургии и в урологии этот процент тоже приближается к 60 процентам. Это очень высокий процент. Многие лечебные инновационные технологии стали возможны с использованием современного дорогостоящего оборудования. Они принципиально меняют подходы к оказанию современной медицинской помощи. Часть этих технологий уже внедрена и апробирована нами, другие – в стадии подготовки и в ближайшее время будут предложены калужанам.

5– Количество пролеченных больных – это главный показатель работы?

– Конечно, нет. Поток можно увеличить. Но при этом не должно страдать качество оказания медицинской помощи. Я умышленно не говорю «медицинские услуги», потому что не признаю это определение. Это против моего естества. Не оказываем мы услуг, мы оказываем медицинскую помощь. Да, мы находимся в ситуации, когда за эту помощь кто-то должен заплатить. Но есть определенные постулаты в медицине, которых придерживаются все хорошие врачи: когда речь идет о жизни, о спасении, о восстановлении нормальных функций, о качестве дальнейшей жизни, не может быть мыслей о деньгах. Спасать человека мы будем всегда, без раздумий.

– Вы уверены в том, что все врачи настроены так же?

– Эта тема одна из самых серьезных. Все-таки я человек, который много лет отдал практической медицине, и могу сказать, что помощь людям оказывать – это довольно сложное занятие. Доктор, который отработал сутки, не должен бежать и добывать себе кусок хлеба. В этом смысле мы находимся в более выгодных условиях. У нас зарплата складывается из двух составляющих: окладная часть и очень хороший процент за интенсивность труда. При поддержке АО «РЖД» наши сотрудники имеют бесплатный проезд один раз в год к месту отпуска, доплаты за преданность компании тем, кто проработал в системе РЖД более трех лет. У наших сотрудников есть свой негосударственный пенсионный фонд «РЖД – «Благосостояние» с очень хорошими показателями. Кроме того, у больницы есть возможность развивать отделение платных услуг, где доктора могут зарабатывать дополнительно на своем же рабочем месте.

6– Какие направления лечебной деятельности вы можете назвать «локомотивом»?

– Любое лечебное учреждение держится только на клинических отделениях. По финансовым показателям отделения хирургического профиля «кормят» любую больницу. Но это если мы берем плановую помощь. Не экстренные ситуации. Хирургия вообще локомотив медицины. Когда терапия бессильна, чаще всего вступает хирургия.

– Поэтому вы и для себя выбрали такую специализацию?

– Честно говоря, не мыслил другого для себя. В моем понимании реализация мужчины-врача находится в прикладной медицине. И, конечно, самое главное: ни в одной профессии, кроме хирургии в любом ее виде, нет такого морального удовлетворения от сделанной работы. Когда ты выходишь победителем – это очень здорово.

Есть пациенты, которых я буду помнить всегда. Это пациенты, за которых приходилось бороться. Таких примеров довольно много в моей практике и как врача, и в бытность работы заместителем главного врача по лечебной части. Наша работа – спасать людей. В этом есть момент веры, на мой взгляд.

В моем понимании реализация мужчины-врача находится в прикладной медицине. И ни в одной профессии, кроме хирургии, не получаешь  такого морального удовлетворения от сделанной работы 

Я верю, что Бог может помочь мне и моими руками может помочь пациенту.

– Но иногда проигрываешь, даже когда сделал все правильно…

– Безусловно. Не все зависит от врача. Но я не видел в своей жизни ни одного хирурга, ни одного доктора, который, заходя в операционную, подходя к пациенту, думал бы о том, чтобы сделать что-нибудь не так, умышленно сделать плохо. Каждый врач делает всегда все от него зависящее. Да, бывают печальные моменты. И это предпосылка к тому, чтобы совершенствоваться.

– Вы сейчас оперируете?

– Да, стараюсь хотя бы раз в неделю ходить в операционную. Занимаюсь хирургическим лечением варикозной болезни, не осложненных заболеваниях сосудов нижних конечностей. Совсем недавно подтвердил сертификат сердечно-сосудистого хирурга и принял участие в сетевой конференции по хирургии. Руки должны помнить, голова должна быть в теме и ориентироваться свободно. Нет, я не оставляю свою профессию. Потому что я ее безумно люблю.

– Расскажите, пожалуйста, почему вы решили стать врачом?

– Этого я не вспомню. Но есть факт: на одном вечере встречи выпускников в школе учительница младших классов отдала альбом наших детских рисунков второго класса. На моем рисунке человек в белом халате и в шапочке с красным крестом. Удивительно. Осознанная мечта – стать детским хирургом – появилась уже позже. Мечта настолько яркая, что я в 9-10-х классах прошел обучение на УПК по медицине. Ходил на дежурства в БСМП, проходил там летнюю практику. В 10-м классе, накануне поступления, я увидел в департаменте здравоохранения рекламный плакат и окончательно решил стать военным врачом. Пришел домой и объявил о своем решении. Родители были в шоке. В результате я поступил в Саратовский медицинский институт, потому что там был военно-медицинский факультет.

Есть огромный положительный момент. Если раньше у меня рабочий день проходил быстро, то теперь незаметно пролетает рабочая неделя

– Как вам далась учеба?

– На первых курсах мне было, мягко сказать, тяжеловато, по причине того, что времени на учебу не хватало, как у каждого нормального студента. А на последних курсах мне стало учиться очень легко. Большинство сессий с клиническими дисциплинами сдавал досрочно. Но с военно-медицинским факультетом не сложилось. К моменту окончания института, в 93 году, страна начала рушиться. В результате я отучился на лечебном факультете и прошел интернатуру по хирургии в БСМП. Во время интернатуры меня направили работать в Медынь: там не хватало хирурга и нужен был человек оперирующий. Тогда там работали заведующий отделением Василий Васильевич Кисленков и теперешний завотделением Игорь Сергеевич Плахов. Вот это коллеги мои, с которыми я начал работать. Я им очень благодарен. Очень много полезного в плане профессионального мастерства у них почерпнул. Потом оттуда я вернулся, и вся моя дельнейшая жизнь до 2013 года прошла в Калужской БСМП. Там я работал бок о бок с замечательными людьми, но окончательное формирование меня как хирурга, я считаю, произошло под руководством заведующего отделением, с которым я проработал с 1998 года, – Михаилом Юрьевичем Ивановым. Мы дружим с ним по сей день. Огромное ему спасибо.

– Почему вы ушли?

– Мне захотелось, наверное, немного большего, может быть, изменить что-то в своей жизни. Не знаю, можно долго высокими словами говорить об этом. У меня сохранились очень хорошие, добрые отношения с моими коллегами-хирургами по отделению.

– Разрешите задать личный вопрос. У вас очень редкая фамилия. И я знаю еще одного доктора с фамилией Гарбуль. Это ваша жена?

– Да. Она работает в городском роддоме. Татьяна замечательная женщина и специалист. Мы поженились еще в институте. У нас двое прекрасных детей. Я ей очень благодарен.

– Дети готовы продолжить вашу семейную династию?

– Сын пытался стать врачом, но пришел к нам и честно сказал: «Не могу. Это не мое». Мы восприняли это абсолютно спокойно, с пониманием. Сейчас он работает на ГТРК-Калуга, и ему очень нравится. Дочка пока учится в школе. Но тоже категорически врачом быть не хочет. Это и юношеский максимализм. И, может быть, печальный опыт детства. Пик нашей работы – прикладных врачей хирурга и акушера-гинеколога – пришелся как раз на ее детство. И я очень благодарен своим родителям, которые нам помогли дочку вырастить. Светлая им память. Если бы их в тот момент не было рядом, не знаю, как сложилась бы наша профессиональная судьба. Они дали нам возможность развиваться, заниматься профессией.

– Как сегодня складывается ваша жизнь?

– Меня знакомые, друзья спрашивают: «Как?» На это я отвечаю: «Есть огромный положительный момент. Если раньше у меня рабочий день проходил быстро, то теперь незаметно пролетает рабочая неделя». Я прикладываю максимум усилий, чтобы те надежды, которые на меня возлагаются, оправдались. Более чем вековая история больницы, её достижения, большая востребованность населением, накопленный коллективный опыт дают основания с оптимизмом смотреть в будущее. Больница наша была, есть и будет. А какой след мы оставим в ее истории, зависит только от нас.

текст: Анна Большова
фото: Алена Володина и Дмитрий Мамяс (Демидов)

Прокомментировать

От редактора

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов