Простые истины

Жить Хорошо 12 декабря 2013 0 Просмотров: 3744

Иногда обстоятельства могут перевернуть все вверх дном. Переломным моментом в жизни дизайнера Марины Султашовой стало замужество, благодаря которому она неожиданно открыла в себе новые таланты.

– Марина, недавно в Обнинске прошел ваш показ. С чем связан интерес московского дизайнера к небольшому городу?

– Здесь живут мои постоянные клиенты, с которыми мы поддерживаем дружеские отношения. Я привозила в Обнинск небольшую коллекцию меховых изделий, в которую вошли лучшие модели из всех моих показов, главная ценность которых заключается в простоте. Они созданы для повседневной жизни.

– Вы всех своих клиентов помните?

– Да, всех знаю, помню, со многими дружу. На показах в Москве, мы, например, рассчитываем на 300-400 человек, но всегда приходит в два раза больше. Много иностранных клиентов из Парижа, Милана, из Баден-Бадена, которые ценят качественные, эксклюзивные работы.

– В числе ваших клиентов и известные российские звезды. Трудно с ними работать? Они ставят перед вами какие-то нестандартные задачи?

– Так сложилось, что все мои клиенты – очень душевные люди. Я работаю и дружу с Настей Макеевой, Лерой Кудрявцевой, Туттой Ларсен, Ларисой Гузеевой. У меня одевались Людмила Гурченко и Любовь Полищук. С людьми искусства легко работать просто потому, что они знают себя, знают, чего хотят.

– Как же тогда быть тем, кто еще не нашел свой стиль?

– Те заказчики, которые еще не знают разницы между модой и стилем, часто показывают мне публикации в модном журнале и говорят: «Хочу вот так». Но они не знают, что я уже мысленно их одела. Я уже знаю, какая модель им пойдет, какой цвет «зажжет» глаза.  Я знаю. Я чувствую. Самый простой совет – прислушиваться к дизайнеру.

– Но ведь в меховой сфере тоже есть свои модные веяния. Какие они сейчас?

– Никогда не выходит из моды хорошая, проверенная, выдержанная классика. Я не сторонница придумывания лишних деталей, потому что мех сам по себе самодостаточен.

С людьми искусства легко работать потому, что они знают себя, знают, чего хотят. 

– Вы помните свою первую коллекцию?

– Конечно! Она была создана в 1996 году и объездила пол-Европы. Еще одной запоминающейся коллекцией была «Черная роза пустыни», где я показала всю красоту и богатство каракульчи – моего любимого меха. В сочетании с кружевом, бархатом, шелком эта коллекция покорила великого кутюрье Пьера Кардена. Благодаря его высокой оценке, мы несколько раз приезжали на дни российской моды в Европе, участвовали в показах вместе с другими именитыми дизайнерами.

– Марина, где вы учились дизайнерскому искусству?

– Решение стать дизайнером далось мне не сразу. По первому образованию я филолог, окончила МГУ. А потом события развивались так стремительно, что я не успела оглянуться, как вышла замуж и узнала, что беременна. И тут я испугалась. Мне казалось, что я превращаюсь в домохозяйку! Но я нашла выход – поступила в институт легкой промышленности. Интересное положение ничуть не мешало мне ходить на занятия и сдавать экзамены. Получив профильное образование, я постепенно начала заниматься мехом. 

– Но ведь мех – один из самых дорогих материалов, а вы начинали свое дело в советское время. Как вам это удалось?

– Мне очень помогли друзья мужа, у которых была возможность покупать шкурки за границей. Кто-то привозил две шкурки в подарок, кто-то пять. Они были для меня на вес золота, и я очень рационально их использовала. Моими первыми работами были шапка и лисий жакет, сшитые в домашних условиях. Вы только представьте: конец 80-х годов, изделия из натурального меха тогда было практически невозможно купить! Так я стала шить для своих знакомых, друзей семьи, а затем это переросло в небольшой бизнес.

– Марина, но все-таки главная идея сохранилась? Я имею в виду индивидуальный пошив?

– Да, абсолютно верно. У нас не конвейер и не массовое производство. Мы шьем меховые изделия на заказ, полностью ориентируясь на клиента. И я могу с гордостью сказать, что лично отвечаю за качество используемых материалов, ведь я контролирую весь технологический процесс. Он начинается с закупки шкурок на аукционах, выделки, затем идет проработка эскизов, пошив на обычных тканях, чтобы довести силуэт до идеала, и только потом мы шьем изделие из меха. Вкладывая в свое дело столько сил, я не могу себе позволить делать что-то спустя рукава.

– Скажите, что труднее – начать бизнес в непростое время или потом удержать его на плаву?

– Когда я начинала, времена были очень сложные. Но молодость дает дополнительные плюсы, по крайней мере, избавляет от страха перед неудачами. Ты понимаешь, что нужно попробовать, а если что-то пойдет не так, то можно начать заново – время ведь позволяет.

Я не придумываю лишние детали – мех самодостаточен.  

– Наверное, вы не раз посещали модные столицы. Какая из них вам ближе всего с точки зрения моды и стиля? 

– Безусловно, Милан. Лично для меня итальянский стиль является особенным и неповторимым. Он проявляется не только в моде, но и в людях, в их образе жизни. Они такие же открытые, добродушные, и в этом они так похожи на россиян.

– А в какой стране наиболее яркая повседневная мода?

– Мы много ездили по миру, многое видели и сделали вывод, что повседневная мода наиболее ярко выражена именно в России. Может быть, это заслуга наших дизайнеров, которые создают удивительные коллекции и воспитывают вкус, а может быть, это связано с тем, что мы стали больше любить себя. И это не может не радовать.

Текст: Надежда Якимова
Фото: dm-special

Прокомментировать