Опера на крутом берегу

Жить Хорошо 2 февраля 2016 0 Просмотров: 1359

 

Есть под Калугой усадьба Ахлебинино, судьба владельцев которой достойна голливудского сценария.

Эмма Мэршон из штата Айова обладала феноменальным голосом. При финансовом участии отца голос оформился в колоратурное меццо-сопрано и мигом восхитил парижских и лондонских оперных зрителей. В Италии юная дива встретила певца себе под стать. Николай Коншин, молодой тенор, был средним сыном олигарха того времени Николая Коншина-старшего. Папаша был богат, как персоны первой десятки Forbs. Сын стал солистом Императорского оперного театра в Москве, поднимался на европейские сцены, но отцовского одобрения так и не заслужил. Папаша отписал ему имение в Ахлебинино Калужского уезда. Старшему и младшему сыновьям досталось по фабрике. И на троих отец накинул почти два с половиной миллиона рублей. По тем деньгам это была четверть стоимости Аляски, проданной американцам. 

15 апреля 1890 года Николай Коншин-младший и Эмма Мэршон венчались в православной церкви Флоренции. Тогда решили, что будут жить летом в Москве, а зимой в Риме, попутно бывая на гастролях. 

На одной из их репетиций в Лондоне пожелала присутствовать королева. Как назло, Коншин опоздал на час. Немыслимое для королевских особ хамство захлопнуло перед молодым певцом двери значительных театров Европы. Потом Коншина освистали в родном Петербурге. Поговаривают, к этому приложил руку папаша-магнат. 

Николаю ничего не оставалось, как покинуть Европу. Молодые перебрались сначала в калужское Ромоданово, затем в Ахлебинино. К чести сказать, после крутого поворота событий Коншин не впал в депрессию, а наоборот, развил бурную деятельность. Расширил угодья, выкупив у разорившегося соседа-купца Панова землю, и построил-таки конный завод.

Продал не один десяток породистых скакунов военному ведомству в среднем по тысяче рублей за лошадь. 

Решил, что на крутом берегу Оки будет стоять дом в пять этажей с двойной круговой колоннадой для того, чтобы с высоты была видна не только Калуга, но и можно было бы «обнять все небеса с облаками». По бокам дома, как крылья, два высоких флигеля для сыновей. Вырубив лес, барин засадил парк мачтовыми соснами.

Удивительны были и подвалы-ледники, подземная дренажная гидросистема с гротиком, пристань, регулярный парк. А еще набережная в четыре яруса террас, напоминающих итальянские сады эпохи барокко… 

Аристократические наклонности барина нашли воплощение в полуподземной купольной оранжерее с окнами-люкарнами и дыркой в потолке – этакий архитектурный изыск в духе масонских идей.

Но молодых ждал серьезный удар. Первенец Эммы и Николая Нестор умер при рождении. Эмма ушла спасаться в храм, много молилась, а потом и вовсе приняла православие и стала Ириной. Николай часто уезжал, много кутил, оставляя жену одну. И как говорят те свидетели, что веками умудряются глядеть в замочную скважину, перед отъездом застегивал на жене пояс верности. 

Ирину этот факт не смущал. В селе она развила бурную деятельность. Начала с библиотеки и общества трезвости. Все книги подписывала сама и раздавала сельским мужикам, чтоб руки к стакану не тянулись. Надо сказать, в те годы свирепствовала холера. Крестьяне действительно нуждались в приработке. Книги помогали. Тогда же Коншина собрала более полутысячи баб с семидесяти окрестных сел и организовала кустарный промысел – вышивание. Вышивки барыня продавала на ярмарках Одессы, Москвы, Петербурга, Нижнего Новгорода. Посылала их даже в Париж и Лондон. За работу по развитию народных промыслов получила одобрение «Высочайших особ царской семьи Романовых» и от калужского губернатора Сергея Горчакова десять тысяч рублей на продолжение дела – сумасшедшие по тем временам деньги. 

Коншина собрала более полутысячи баб с окрестных сел и организовала кустарный промысел – вышивание. Ее Артель даже вышила платье царице Александре на 300-летие дома Романовых

Доход Коншина пускала на благотворительность, чего разительно не одобрял муж. Хотя за это время Ирина успела родить ему двоих сыновей – Николая и Георгия. Муж систематически разбирал пристройку к церкви, что возводила Ирина, а порой даже запирал жену в курятнике. Крестьяне же любили свою иностранную барыню за то, что не гнушалась входить в хаты, что дети сразу устраивали хоровод вокруг нее, что всегда ходила в белом, как лебедь, и красиво пела с высокого берега Оки. 

В селе Коншина создала церковно-приходскую школу с мастерскими: девочки вышивали, мальчики столярничали, попутно ткали ковры, которые шли на продажу, и даже на убранство местной церкви. Арендовала у соседа Бедлинского кусок имения в деревне Средняя Фабрика для приюта сиротам, в который ходило больше полста детей. 

Ирина близко сошлась с великой княгиней Елизаветой Федоровной. Артель Коншиной даже вышила платье царице Александре на 300-летие дома Романовых.

Есть некий парадокс в том, что внучка английской королевы Виктории, отвергшая руку и сердце прусского кронпринца Вильгельма, и взошедшая звезда европейской оперы однажды встретились в России и, приняв православие, стали подвижницами. 

Позже Коншина часто жертвовала на Сергиев скит, созданный недалеко от нынешней станции Калуга II в память об убийстве мужа Елизаветы Федоровны: в 1905 году великого князя убил террорист. 

Муж Коншиной прожил на 10 лет дольше. За это время Николай успел влюбиться в казачку Наталью, с которой повстречался на лечебном курорте Кисловодска. Коншин даже пытался уйти из семьи, но ему не дали. Казачка, узнав об этом, приняла яду, предварительно написав ему прощальное письмо. Прочитав его, Николай застрелился в гостиной собственной усадьбы. 

Реакция Коншиной на поступок мужа так и осталась загадкой. Известно только, что Ирина отпела мужа в той самой церкви, которую он не давал ей строить. 

Позже вышла замуж за воспитателя своих сыновей Валентина Реутова, он закончил Духовную академию Троице-Сергиевой Лавры и приехал в семью из Сергиева Посада. 

Революцию Коншина-Реутова осталась встречать в России, загодя отправив сыновей в Америку. Из усадьбы в Калугу на телегах переехали два рояля. Ирина Яковлевна начала преподавать в советской народной консерватории. Было такое заведение в Калуге 100 лет назад. Брать уроки к Коншиной приезжала сама Барсова – будущая на тот момент народная артистка будущего СССР. 

Умерла урожденная Эмма Мэршот из Айовы в 1937 году в Калуге. В день похорон на городском Пятницком кладбище ученики Ирины Яковлевны Коншиной-Реутовой исполнили «Реквием» Моцарта. 

Благодарим за помощь в подготовке материала председателя Калужского отделения Императорского Православного Палестинского Общества Виталия Гороховатского

Прокомментировать

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов