Алексей и Мария Майоровы. Мелодия бизнеса

Жить Хорошо 15 марта 2017 0 Просмотров: 2365

Алексей и Мария Майоровы — одна из самых красивых светских пар города. Помимо дружной, большой семьи, они создали собственный бизнес — интерьер-бутик на Сквере Мира, где вместе занимаются воплощением дизайнерских идей калужан. Мы выяснили, как им удается совмещать приятное с полезным и строить бизнес по любви.

- Алексей, вы артист и бизнесмен. Что в вашей жизни находится на первом месте?

– Эти два профессиональных направления развиваются параллельно, и я уделяю им примерно одинаковое количество времени. Их сложно разделить и сказать, что важнее. Мне понравилось, как на этот вопрос ответил Никита Михалков. Он сказал: «Я не знаю, кто я. Сказать, что я актер, – будет неправильно. Так же как и сказать, что я только режиссер. Чем дольше я живу, тем больше появляется занятий, которые мне интересны и чем я хочу заниматься».

– Например?

– Мне хотелось бы заниматься альпинизмом. Хотелось бы восстановить шахматные навыки и заниматься ими более глубоко. Не исключаю, что откроются какие-то новые направления, о которых я сейчас даже не догадываюсь.

– Как же вам удается совмещать два серьезных дела?

– Это вопрос правильного распределения времени. Приходится жестко все контролировать и планировать до минуты. Иногда на какое-то дело отводится 15 минут. И это именно 15, а не 16. Репетирую я, как правило, за рулем: в магнитолу вставлена флешка, рядом ноты, тексты, партии. Потом прихожу в салон и занимаюсь делами. Поехал на встречу с клиентом, по пути переключаюсь на подготовку концерта, из машины вышел – и снова предприниматель. Раньше я мог ночами репетировать, но теперь у нас двое детей, ночами не попоешь. И думаешь: вот через месяц станет попроще, или через неделю. Но по факту легче не становится.

– Не устаете от такого бешеного ритма жизни?

– Нет, наоборот, получаешь заряд энергии и удовлетворение от решения сложных задач. Я ищу дополнительные ресурсы в себе и вокруг, для того чтобы все было более упорядоченно, системно. Чтобы появились окна для тех направлений, которые мне интересны. Нужно четко планировать и качественно выполнять задачи. Не раскачиваться, не ждать, не тянуть, а делать.

– Расскажите, как началась ваша бизнес-история?

– Она началась с Марии, моей супруги. И с кредитов, как у большинства. Мария долго занималась этой темой – у нее уже был опыт работы, связи с итальянскими компаниями, образование. По первому образованию она дизайнер интерьера, по второму – искусствовед, арт-эксперт, окончила Cанкт-Петербургский университет культуры по этой специальности. Она логично доросла до собственного бизнеса в этой сфере. Маша – движущая сила нашего бизнеса. Она каждый день принимает участие в развитии магазина. Конечно, в технических моментах она не участвует, но вектор задает именно она.

Мы работаем не только с итальянскими оригиналами. Есть прекрасные недорогие реплики. Фактически  мы можем воплотить любой образ интерьера на любой бюджет 

– А вы просто поддержали ее?

– Мне стало интересно это, когда я понял, что наше дело – творческое. Не просто «купил -продал». «Интерьер-бутик» – это творческое пространство. Это площадка общения людей, которые имеют вкус, понимают искусство. Мы реализовываем идеи. Фактически мы можем воплотить любой образ интерьера на любой бюджет.

– За счет чего?

– Начнем с того, что мы располагаем большими возможностями непосредственно по мебели: это и кухни, и мягкая мебель, и спальни, столовые группы… Любые формы, любые стилистические решения – все, что можно придумать. Мы клиентам говорим: даже если вы точно пока не можете сказать, чего хотите, найдите в Интернете фото интерьера, который вам нравится, и мы сделаем точно так же. Клиенту ничего не нужно делать. Просто прийти, положить на стол картинку, и через пару дней мы отдадим ему готовое предложение в нескольких ценовых категориях. Мы сотрудничаем с художниками, архитекторами, дизайнерами. Являемся поставщиками практически всех итальянских мебельных компаний. Работаем напрямую с итальянскими производителями, со многими руководителями фабрик уже дружим, поэтому имеем хорошие ценовые условия и возможность выполнить даже нестандартные пожелания клиентов.

– Что вы имеете в виду?

– У нас был показательный случай, когда мы создавали проект спальни для одной семьи. Им понравился шкаф у одного производителя, а кровать – у другого. Мы договорились с фабриками, и они выполнили предметы в одинаковой отделке специально для наших заказчиков. Более того, шкаф показался заказчику несколько грубоватым, и они попросили немного изменить его дизайн. Мария нарисовала свой эскиз шкафа, и он настолько понравился производителю, что они ввели его в коллекцию, и теперь этот шкаф представлен в каталогах в том виде, как его нарисовала Мария.

– Но, согласитесь, итальянская мебель далеко не всем по карману.

– Конечно. Поэтому именно в среднем ценовом сегменте мы можем предложить очень много интересных решений. Многие боятся переступить порог нашего магазина, считая, что у нас только премиум-сегмент. А мы работаем не только с брендовой мебелью, с итальянскими оригиналами. Есть прекрасные недорогие реплики, произведенные в России или Китае. Нам просто нужно поставить задачу, и мы постараемся ее решить. Хочется, чтобы как можно больше людей об этом знали.

Нам нравится антиквариат, мебель XVIII-XIX веков. Тогда мебель создавалась художниками с большой буквы. И вообще мы с марией душой пребываем в том времени

У нас менталитет такой в Калуге: все считают, что в Москве лучше, дешевле. Или там скидки. Мы всегда говорим: не смотрите на скидки, смотрите на конечную цифру. Почти всегда наша цена интереснее по любым итальянским фабрикам. Еще один момент – риски и уверенность в том, что эту мебель вообще привезут. В Москве разные «чудеса» случаются. Клиенты, обратившиеся к нам один раз, знают, что нам можно доверять, и рекомендуют нас своим знакомым, друзьям.

– Много ли ценителей прекрасного в нашем городе?

– Достаточно. Много людей, которые хотят, чтобы их индивидуальное пространство – дом или офис – было уникальным, неповторимым и создано именно по их вкусу и желанию. Мы стараемся помочь клиенту выразить свою индивидуальность.

– Что сегодня составляет большую часть вашей работы?

– Основное направление – реализация крупных объектов, когда мы берем дом или отель и реализуем интерьер под ключ. Это не только меблировка, но подбор и поставка дверей, сантехники, напольных покрытий, светильников, текстиля, аксессуаров – интерьер в полном комплексе. Чем более сложный проект, тем больше технических вопросов в процессе его реализации возникает. И тем более завышенные требования к тому, как это должно выглядеть в конечном итоге. Это всегда риск не оправдать ожидания. Вторая часть работы – это постобслуживание: проверить, все ли нормально у клиента, не нужно ли смазать или подкрутить дверцы. И наши клиенты знают, что они всегда могут к нам обратиться, даже по окончании проекта.

– В каком направлении планируете развивать бизнес?

– Мы достаточно активно сейчас поставляем кухни. Как итальянские, так и российских производителей, наши фабрики сейчас очень сильно подтянулись по качеству и по дизайну. И сейчас уже есть что предложить из нашего заказчикам. И в среднем ценовом сегменте и даже ниже мы можем предложить классные кухни. Эта тема настолько интересная, широкая сама по себе, что мы пришли к решению дополнительно открыть выставочные площади под кухонный салон.

– Вы уже можете сделать потребительский анализ, что выбирают калужане?

– Если мы говорим о премиальном сегменте мебели, все-таки это классика – барокко, рококо, классицизм – натуральное дерево, богато украшенное резным декором, инкрустациями, сусальным золотом… А современный дизайн остается не очень востребованным. Люди пока не готовы платить за дорогую простоту и минимализм. Хотя сейчас на последних итальянских выставках прослеживаются тенденции, что даже те компании, которые специализировались на классике, предлагают модели в стиле ар-деко, лофт. И в Калуге уже такие проекты есть, но, как правило, они связаны с дизайнерами.

– Как вы относитесь к выбору калужан?

– О вкусах не спорят. Как есть хорошая классическая музыка, есть хороший рок, есть качественная попса. Так и в дизайне есть предметы, сделанные со вкусом, тонко, а есть безвкусица. Мы прислушиваемся к пожеланиям клиентов, уважаем их выбор и никогда не навязываем свои вкусы. Просто предлагаем варианты, зная, что это хорошо.

– А лично вам какая мебель нравится?

– Нам нравится антиквариат, мебель XVIII-XIX веков. Тогда мебель создавалась художниками с большой буквы. После этого мы можем видеть только копирование в той или иной форме. Все это уже давно придумано, и нового ничего не появилось. Но есть фабрики, которые делают очень интересные реплики мебели «под старину». Например, сейчас у нас в салоне стоит консоль фабрики Келини, которая сделана по старинным технологиям и мотивам вручную из дерева.

– Судя по вашим творческим проектам, вам вообще близка та эпоха?

– Да. Так же как и Марии. Мы с ней душой пребываем в том времени. Нам нравятся та культура отношений, поведения, подходы к воспитанию детей. Конечно, мы ориентируемся на дворянские традиции. Хотелось бы и детей своих растить по тем канонам. Чтобы они умели все – владеть лошадью, танцевать, разбираться в науках, знать иностранные языки…

– Вдруг им потребуется вовсе не это? А совсем другие, более приземленные навыки?

– Я и сам не чураюсь никакой работы. И копать могу, и цемент месить. И вообще считаю, чем больше человек умеет в жизни, тем лучше. Поэтому никогда никаких ограничений для детей не будет в освоении ремесел. Наша задача, как родителей, помочь им понять себя – дать им возможность попробовать себя в разных сферах. Тем проще им будет определиться в будущем.

– А как вас растили и воспитывали?

– Мое детство пришлось на 90-е годы. Сложное время, когда не было никаких особых возможностей финансовых. У нас обычная семья. Папа инженер, сейчас зам технического директора на заводе, мама тоже инженер, а сейчас работает с детьми в развивающем детском центре. И в нас с братом вкладывались все имеющиеся ресурсы. Благодаря родителям я получил столько полезных знаний, которые позволяют мне сейчас заниматься в том числе и творчеством. В школьные годы у меня буквально не было ни секунды свободного времени. Это были постоянно занятия в музыкальной школе, репетиции, соревнования. Я занимался спортивными бальными танцами, стал чемпионом Калужской области по европейской программе. Весь семейный бюджет уходил туда. Дома могло чего-то не быть, но костюмы мне покупались и на турниры меня отправляли.

Мы с братом близнецы! Но совершенно не похожи друг на друга. Говорят, в мире только три процента таких случаев 

– А брат чем занимался?

– Мы с Юрием близнецы! Но совершенно не похожи друг на друга. Говорят, в мире только три процента таких случаев. Правда, есть детские фотографии, где мы так похожи, что даже я путаю, где он, а где я. Сейчас нас невозможно перепутать. Мы непохожи во всем: в интересах, во вкусах, в росте, в телосложении. И развиваемся совершенно в разных направлениях. Он тоже окончил Бауманский, работает на заводе «Фольксваген». У него золотые руки. Даже когда он берется за что-то первый раз, он делает так, будто всю жизнь этим занимался.

– Какие у вас отношения?

– Хорошие, конечно. В детстве мы ссорились. Он тоже человек музыкальный. Мы даже играли в школе в одной группе. Но у нас были серьезные расхождения в музыкальных пристрастиях. А жили мы в одной комнате, и у каждого был магнитофон. Кто первый входил в комнату и успевал включить свой, ту музыку и слушали до вечера. И второму приходилось мучиться. Потому что я любил «Машину времени», «Воскресенье», «Цветы», Джо Дассена, Тома Джонса. А он слушал «Король и шут», «Арию»…

– Расскажите, как вы с художественным складом ума сумели окончить Бауманский?! Там же сопромат!

– Первый раз я сдал его на двойку. К пересдаче уже серьезно готовился. Восемь часов однокурсница объясняла мне, и через восемь часов я разобрался в нем! Пришел на экзамен, сел на первую парту и сказал, давайте мне любую задачу. Но поскольку эта информация мне совсем не нужна, она просто улетучилась из моей головы. Так далеко ушло это из моей жизни, что сейчас сложно представить, что я это знал когда-то (смеется).

– Талантливый человек талантлив во всем. Вам, наверное, часто приходится это слышать?

– У меня по танцам был гениальный педагог Алексанов Алексей Алексеевич, сейчас он живет в Германии. Учитель с большой буквы. Он говорил: «Если вы победили в турнире и вас накрыла звездная болезнь, съездите на Кубок России или на международный турнир, и все пройдет». Всегда есть и будут личности, которые лучше, выше меня, на кого можно равняться.

Это было как в кино: дверь открылась, и вошла она! И все, я понял – это судьба. Мы с Машей Идеально дополняем друг друга во всем. Мы решаем совершенно разные задачи в нашем бизнесе. Когда мы вдвоем, то нам гораздо проще всем управлять, и все вопросы решаются как будто сами собой 

– Кто является для вас таким примером?

– Это Гарри Азатов, с которым мы много лет отработали. По-настоящему талантливый во всем, художник, дирижер, композитор. Для меня пример – Николай Рерих со своей супругой. Тоже удивительная пара, которой очень много было открыто знаний. Таких примеров очень много.

– А в бизнесе на кого ориентируетесь?

– Наверное, ни на кого. У каждого свой путь в бизнесе, свои возможности, потенциал, внешние условия… Конечно, учебе надо уделять время. Но мой знакомый, который окончил МВА, говорит: я столько потратил времени на учебу, что иногда это мешает. В нашей стране эти знания могут быть совершенно бесполезны. Можно написать очень правильный, грамотный бизнес-план и в процессе его реализации понять, что он не работает.

– Вас не пугает эта непредсказуемость?

– Нас вообще ничего не пугает. Мы легко пускаемся в авантюрные идеи, в любых направлениях. И когда мы начинали, у нас с Машей не было мучительных размышлений. Чтобы что-то сделать, куда-то двигаться, нужно иметь смелость. У нас были и неудачные с точки зрения экономики проекты в творчестве. Например, «Достояние республики» – он в принципе был «минусовой». Я хотел сделать хорошее шоу в Калуге, на высоком уровне, какого еще не было. Чтобы был живой оркестр, звучание, спецэффекты… Ну вот, мы его сделали, всем понравилось. И мы ни о чем не жалеем, ни капли. Не вспомню ни одного момента, когда бы опустил голову и руки. Любой трудный момент мне добавляет азарта! Когда мне сложно, мне задорно… и весело. Сделали выводы и идем вперед.

– Здорово, что вы с Марией поддерживаете и разделяете общие принципы.

– Мы с Марией встретились и через две недели подали заявление в загс. Познакомились в ноябре, и 14 февраля у нас уже свадьба. Это было как в кино: дверь открылась, и вошла она! И все, я понял – это судьба. С первого взгляда. Мы с Машей идеально дополняем друг друга во всем. Мы решаем совершенно разные задачи и в семье, и в бизнесе. Есть направления, которые без нее я просто не могу делать, и наоборот. Когда мы вдвоем, то нам гораздо проще всем управлять, и все вопросы решаются как будто сами собой.

– Понятно, что вы люди широких взглядов. Не тесно вам в Калуге?

– Нет. У меня здесь есть все возможности для реализации своих творческих идей. Здесь музыканты, оркестр, единомышленники, с которыми я работаю. А там придется работать с каким-то продюсером, который будет диктовать, что петь, как петь, куда идти, где выступать… Нет, так я не хочу. Меня устраивает мой город, мое пространство.

Сейчас мы строим дом. Участок у нас заканчивается речкой, вокруг лес. Построили большую веранду-сцену, куда летом будем выкатывать рояль и проводить концерты, устраивать выставки. Я хочу, чтобы это стало местом силы, притяжения талантливых людей, создать атмосферу свободы творчества, где будут расти мои дети и рождаться что-то новое.

– Алексей, вам всего 33 года. В чем сейчас вы видите смысл жизни?

– В духовном росте, в определенной дисциплине духа, в работе над своими мыслями. Любая мысль, которая производится в голове, получает свое воплощение. Поэтому надо внутри себя наводить порядок. Все, что мы создаем, остается в пространстве. Другой вопрос, насколько мощная эта вибрация, чтобы остаться надолго или навсегда. В Иерусалиме до сих пор чувствуется сила Иисуса Христа.

Вот сейчас идет подготовка к нашему музыкальному спектаклю «Последняя любовь адмирала Колчака». Мы с Леней Клецем, режиссером этого проекта, перевернули горы литературы, архивов, документов. После одной из репетиций я пришел домой, а моя бабушка говорит: «Хочу тебе рассказать. Не знаю, будет ли тебе это интересно. Мой дед на своей лошади вез Колчака в наступление». Я обалдел. Вы понимаете, насколько все в пространстве и во времени близко и связано. Нет границ! Можно заниматься чем угодно: творчеством, магазином, может быть, в будущем будет что-то еще… Но главное – это энергия, которая идет от нас в бесконечность.

текст: Анна Большова
фото: Дмитрий Демидов (Мамяс), Дмитрий Шишков и из архива семьи Майоровых

Прокомментировать