Душой в Калуге

Жить Хорошо 22 февраля 2012 0 Просмотров: 3175

Редко человеку выпадает возможность найти работу в своем городе: то зарплата не устраивает, то перспективы не те. В поисках «другой жизни» люди едут в Москву и пытаются добиться невиданных высот. Но так ли это легко, как кажется на первый взгляд? Насколько трудно не потерять веру в себя, когда рядом нет семьи и друзей, которые всегда тебя поддерживали? Ответы на эти вопросы пришлось искать нашему земляку Максиму Жидкову. Сейчас он живет в Москве и занимает ответственную должность на одном из крупнейших машиностроительных заводов России.

– Максим, как называется твоя должность? 

– Руководитель по развитию производственной системы «Росатом» на машиностроительном заводе «ЗИО-Подольск». Моя основная задача – сделать производство максимально эффективным.

– Звучит очень строго. Как ты пришел к ней? 

– В Калуге я учился в МГТУ им. Баумана по специальности «технология сварки». Когда наша группа была на последнем курсе, несколько предприятий прислали свои предложения по работе. Одним из вариантов был Подольский машиностроительный завод. Эта работа была перспективной, интересной, да в Калуге я бы не нашел такие условия. Это и высокая зарплата, и жилье, но самое главное – атомная отрасль – это красиво. 

– Как тебе далось решение уехать из Калуги?

– Мне было очень тяжело, потому что всю жизнь прожил в Калуге. Здесь все так знакомо, здесь моя семья и друзья. Во время практики первый раз приехал в Подольск на экскурсию, и пребывал в полном шоке: это не мой город, он не такой зеленый, не такой красивый, нет домашней атмосферы. Когда устроился на завод, ездил в Калугу каждые выходные. 

– С какими трудностями пришлось столкнуться? 

– Труднее всего было привыкнуть к общежитию. Одно дело, когда у тебя дома один холодильник, и ты можешь взять из него что угодно, а другое дело – когда в общежитии один холодильник на четверых и все продукты в нем общие. Я думал: «Как так? Я весь вечер готовил ужин, а тут пришли ребята со второй смены и все съели». Шутка, конечно, но смысл примерно такой. 

– Как же ты находил с ними общий язык? 

– Я очень общительный. Нужно не просто слушать людей, а слышать то, о чем они говорят. В этом весь секрет. Дружба, которая родилась в то непростое для меня время, жива до сих пор. Мои друзья меня многому научили, надеюсь, я их тоже чемуто научил. 

– Ты долго привыкал к Москве? 

– Очень долго, я ее просто не принимал. Каждый свободный день пытался провести в Калуге, чтобы не видеть и не слышать этот город. Я был молодой, симпатичный, хотелось гулять с друзьями, а здесь первое время были только знакомые. Моя жизнь представляла из себя замкнутый круг: работа – общежитие – работа. Где бы я ни находился, чувствовал, что вокруг только незнакомые люди. Нельзя спокойно погулять в парке, потому что вокруг огромная толпа и ты лишь ее часть, а не личность. Москва – яркая, шумная, но очень неуютная и холодная. 

– А Калуга какая? 

– Зеленая, тихая… родная. Когда иду по улицам Калуги, такое ощущение, что прохожие – мои родственники. Никто не толкается, не кричит, не спешит. Есть выражение «Кто понял жизнь, тот не спешит». В Москве ее, видимо, не поняли. 

– Москва – твое постоянное место жительства? 

– Нет, это всего лишь один из этапов. Хочу поработать на других заводах, узнать что-то новое. В Петрозаводске есть очень хороший завод, там корпорация «Росатом» планирует запустить изготовление реакторов для АЭС. 

– Ты готов все бросить и переехать в другой город? 

– Да, я бы переехал, но при условии предоставления жилья, потому что у меня семья. Просто так собрать сумку и рвануть куда-то я не готов. Да и вообще, уже хочется чего-то своего. Тяжело приходить домой и думать о том, что рано или поздно придется собирать вещи и переезжать. Если работа будет связана с постоянными разъездами и командировками, мне бы очень хотелось построить свой дом в Калуге. 

– А какие планы насчет самой работы? 

– Моя цель – возглавить ведущее подразделение внутри корпорации. Для этого я прилагаю все усилия, например, получаю второе высшее образование. Я знаю людей, знаю их проблемы, просьбы, пожелания, но я понимаю, что мне не хватает теоритической базы. Зная теорию, у меня в арсенале всегда будет железобетонный аргумент, способный убедить людей. Я учусь, в первую очередь,управлению, логистике, финансовым вопросам. 

– Получается, ты станешь руководителем, который большую часть времени проводит в кабинете? 

– Нет, это не про меня. В моем понимании кабинет – это место, где можно что-то обдумать, принять решение, провести совещание, а потом, как говорят японцы, нужно идти в «гембу» – место, где совершается прибавка к стоимости. В моем случае, нужно идти в цех. 

– Вы работаете с японцами? 

– Когда была принята программа «Росатом», руководитель нашей корпорации С. В. Кириенко предложил компании «Тойота» сотрудничество в области развития производственной системы. Это был первый случай, когда японские консультанты лично приехали в российскую компанию для подобного обмена опытом. Понятно, что «Тойота» все время строила автомобили, они не понимают, что такое атомные реакторы. Но система работы – совсем другое. Они заставляют нас посмотреть на обычные вещи с другой стороны, изменить подход к работе. 

– Москва подарила тебе семью, работу. Как еще она повлияла на твою жизнь? 

– Москва изменила и мою жизнь, и меня, заставила повзрослеть, анализировать свои поступки, несколько раз обдумывать решения. Когда же я думаю о Калуге, то сразу вспоминаю студенческие годы – самое беззаботное и счастливое время. Тогда было много желаний и не было возможностей, сейчас почему-то все наоборот.

Надежда Якимова
Фото Максима Бурыкина

Прокомментировать

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов