Моя страсть – все новое

Жить Хорошо 10 августа 2011 0 Просмотров: 2384

Основатель и владелец группы компаний «Связной» и председатель совета директоров Связного Банка Максим Ноготков в свои 34 года – один из самых успешных предпринимателей страны. Его график расписан по минутам, но, тем не менее, он всегда готов к общению с журналистами. Не стал исключением и субботний день в деревне Никола-Ленивец, где проходил фестиваль «Архстояние». Максим, который уже несколько лет поддерживает архитекторов – организаторов фестиваля, пообщался с нами, сидя на импровизированном кресле из брикетов соломы.

– Максим, все-таки фестиваль «Архстояние» – это для вас бизнес или нет?

– Фестиваль «Архстояние» – это для меня возможность отдохнуть от города. Это не бизнес. Проект является полностью некоммерческим. В смысле денег он меня не интересует.

– Что же тогда?

– Я давно уже ничего не делаю ради денег. Сейчас мне 34 года, а интерес к деньгам как к цели у меня пропал после 20 лет. К тому времени денежный вопрос для меня был решен – я заработал первый миллион долларов. И на этом можно было бы остановиться – этих денег мне бы хватило надолго с учетом моего уровня потребления пятнадцатилетней давности. Поэтому с того времени денежный стимул в моей жизни отошел на второй план.

– И какой стимул стал главным?

– Сейчас я делаю проекты, которыми мне интересно заниматься, которые меня развивают и дают мне новые ощущения. Я человек увлекающийся. И фестиваль «Архстояние» – это как раз такое увлечение, которое помогает еще и узнавать год от года что-то новое. Вот в этом году темой фестиваля стал «Cарай». Смотришь на реализованные проекты и видишь, что к проектам сарая можно подойти так, можно вот так, можно третьим, четвертым, сотым способами. И это многообразие идей на одну тему расширяет границы привычного. Для моей работы и для моего личного развития это очень важно.

– Почему ваше внимание привлек именно этот фестиваль?

– В 2007 году я случайно познакомился с живущими здесь людьми и приехал сюда, потом приезжал чаще, оставался здесь на какое-то время, стал поддерживать фестиваль. В общем, я действительно полюбил это место, мне всегда здесь хорошо. В прошлом году я купил ту территорию, которую сейчас занимает «Архстояние», и сейчас хочу сделать совершенно новый проект на базе этого места, творческую площадку «АрхПолис».

– Говорят, теперь вы соавтор и партнер «Архстояния». В чем проявляется ваше участие?

– Я не являюсь куратором отдельной программы, не участвую в выборе проектов на каждый конкретный фестиваль, потому что этим все же должны заниматься представители профессионального архитектурного сообщества. Я не архитектор, не дизайнер, не создал ни одного архитектурного объекта, но я хорошо умею разрабатывать стратегии развития проектов. И свое творческое участие в проекте «АрхПолис» я вижу как раз в планировании того, как этот проект будет работать. В этом смысле я вижу себя «архитектором стратегии». Я работаю на будущее.

– Какова ваша цель?

– Я люблю проекты, которые бросают мне вызов, при реализации которых мне предстоит узнавать что-то новое, решать задачи, которые до этого я не решал. Именно поэтому мне и интересен проект «АрхПолис». Как сделать проект, который позволит реализовать творческий потенциал российских архитекторов, дизайнеров и художников? Действительно ли при создании благоприятных условий они смогут создавать проекты мирового уровня? Как создать такие условия, учитывая те проблемы с общим уровнем культуры, которые есть в России? Я пока не знаю ответы на эти вопросы. Моя цель – эти ответы получить.

– Значит, вполне возможно, что вы через какое-то время уедете и начнете создавать что-то новое в другом месте. Насколько вы привязаны к стране?

– Знаете, довольно сильно. У меня был опыт жизни за границей. С точки зрения реализации крупных проектов мне здесь намного проще делать масштабные вещи, я здесь лучше чувствую среду. Мне понятно, что для этого нужно. Например, в Лондоне не так просто найти что-то, что не сделано до вас. А в России непаханое поле возможностей, огромное количество незанятых ниш. Моей жизни не хватит на то, чтобы эти возможности полностью использовать.

– У вас есть партнеры? Как вы вообще относитесь к партнерству в бизнесе?

– У меня был опыт как успешных, так и неуспешных партнерств. Некоторые партнерские проекты с равным разделением ответственности закончились с отрицательным финансовым результатом, но положительно с точки зрения приобретенного опыта. В общем, я умею и справляться своими силами, и работать с партнером. Но предпочитаю работать с миноритарными партнерами и иметь контроль над ситуацией. Потому что это позволяет быстрее принимать решения, реализовывать свое видение в чистом виде. Партнерство предполагает объединение людей и целей на какойто промежуток времени, но после преодоления определенного этапа у людей цели могут разойтись. Любое партнерство конечно, в отличие от ситуации, где вы контролируете все сами.

– А история ГК «Связной», она конечна?

– В философском широком смысле конечно все. Да и в более узком макроэкономическом смысле тоже. Любой проект рождается, развивается, стагнирует и умирает. Но сейчас мы видим перед собой только радужные перспективы. 2010 год был самым успешным за 15 лет существования компании, в этом году мы работаем еще более эффективно, активно развиваем Связной Банк. Хотелось бы верить, что бренд «Связной» проживет несколько сотен лет! Не знаю… В Британии есть огромное число компаний, которые существуют столетиями. Было бы здорово построить компанию, которая переживет тебя и твоих детей.

– Возможно ли существование «Связного» без вас?

– Он уже существует без моего участия. Четыре года управляется генеральным директором. Всё, что я создаю, я стараюсь делать так, чтобы проекты не зависели от меня как от личности. Я вижу своей задачей развивать потенциал людей так, чтобы они могли драйвить эти проекты самостоятельно. Не вижу смысла тратить свое время на контроль за ними. Я доверяю людям, которые управляют ими. И мне везет на людей.

– Сколько вы работаете каждый день?

– Обычно я работаю с 8.30 утра и заканчиваю встречи где-то в десять вчера. Пять дней в неделю. А в выходные… теперь я буду заниматься «АрхПолисом».

– Не устаете от такого режима?

– Во-первых, у меня регулярно бывает отпуск. Уезжаю на несколько дней, но часто, так что месяц-полтора в году я отдыхаю. Во-вторых, когда человек занимается любимым делом, он не устает. А когда занимается чем-то ему не свойственным, ему становится тяжело. И это, наверное, мой принцип: если мне легко чем-то заниматься, я этим занимаюсь. А если становится сложно, ищу себе другую область применения.

– Как вы относитесь к тому, что вас называют миллиардером, олигархом?..

– Хорошо отношусь. Мне кажется, миллиардер – это почетно.

– А у вас есть все атрибуты этого?

– Если говорить об ассоциациях, то, наверное, да. Хотя, честно говоря, я не очень хорошо представляю себе хрестоматийный образ миллиардера. Машина-кабриолет есть, хорошая квартира есть. Но вообще я живу на зарплату. Наверное, трачу меньше, чем среднестатистический владелец крупного бизнеса или топ-менеджер крупной компании. Мне не надо больше.

– На что вы тратите деньги?

– На путешествия. Это основная статья моих расходов. Я довольно рациональный человек. Для меня неприемлемо купить дом за границей, чтобы приезжать туда раз в год. У меня за пределами России ничего нет. Тратить деньги на то, что потом не используешь, не рационально. Я так не делаю.

– Вы сильно изменились в связи с вашим статусом, ростом. Изменилось ли отношение окружающих к вам?

– Изменилось немного. Люди стали реже звонить мне на мобильный. Больше звонят секретарю и пишут по электронной почте. Видимо, стали больше ценить мое время. Я меняюсь каждый день. Меняюсь с точки зрения понимания, с точки зрения опыта, новых идей и целей. Я три года назад, пять лет назад и я сейчас – это два разных человека.

– Сейчас лучше?

– …Да. Сильнее.

– Насколько история с Чичваркиным помогла вам?

– Помешала. Если бы Евгений остался рулить компанией, мы были бы сейчас гораздо сильнее. Потому что «Евросети» тогда вообще не стало бы. На момент кризиса у «Евросети» было много долгов, была отрицательная чистая прибыль. Новые акционеры, с точки зрения финансового менеджмента, гораздо сильнее, чем был Женя. Они сильно сократили расходы и сделали «Евросеть», чуть ли не в первый раз, прибыльной. Финансово они очень сильны, и с ними нам конкурировать сложнее, чем с Чичваркиным.

– А как вы вообще относитесь к конкурентам?

– Я не отношусь к конкурентам как к конкурентам. За компаниями стоят конкретные люди. И есть люди, к которым я отношусь очень позитивно, и есть люди, к которым я отношусь негативно. А в целом к конкуренции я отношусь как к спорту: мне было бы скучно, если бы ее не было, но, естественно, я хочу быть первым.

– Что вы считаете своей работой?

– Создание новых инновационных проектов. И поиск финансирования для них. Кто-то любит крестиком вышивать, кто-то любит деньги зарабатывать, кто-то любит быть с семьей, а я люблю создавать новые интересные проекты. Меня можно назвать «стартапером», я могу быть и управляющим, и идейным вдохновителем. Мне нравится думать, придумывать, креативить, соединять людей. Для меня самый приятный момент – когда на фундаменте идей из кирпичиков ресурсов начинает строиться дом – новый проект. И ты определяешь, насколько высоким должен быть этот дом, в каком стиле его необходимо построить. Вот это и является моей страстью и работой. Кстати, в Никола-Ленивце я чувствую такое же приятное ощущение. Когда на месте огромного поля в богом забытой деревне возникают красивые, интересные объекты, этому нельзя не радоваться. Созидание и творчество – это то, чем я занимаюсь сам и поддерживаю в других людях.

Беседовала Анна Большова

Прокомментировать