Александр Таратин. Жениться по любви

Жить Хорошо 3 августа 2018 0 Просмотров: 232

1Июль – разгар свадебного сезона. Мы решили побывать там, куда устремляются все молодожены города, – во Дворце торжеств города Калуги – и поговорили с его директором Александром Таратиным. Вопреки популярной шутке он считает, что брак – хорошее дело.

- Александр, сколько раз вы слышали марш Мендельсона?

– Если вы в каждой строчке будете писать «марш Мендельсона, марш Мендельсона, марш Мендельсона» – журнала не хватит.

– Не надоело вам?

– У меня устойчивый иммунитет. Не испытываю никаких эмоций. Кто-то делает колбасу, кто-то шьет, кто-то делает операции изо дня в день, по многу лет. А мы проводим свадебные церемонии. Мы же пытались ввести другую музыку на регистрации брака, но все равно вернулись к Мендельсону. Причем я думал, что новое поколение выберет что-то другое. Например, меня от «Вальса невесты» Вагнера прямо пробирает, или живой вокал с квартетом. Но молодожены прохладно восприняли наши предложения. Они все время спрашивают: «А Мендельсон будет?» Ну что же, хотите – пожалуйста.

– Статус «Дворец» – что он за собой несет?

– Дворец – это в первую очередь торжественные церемонии, это высокий уровень услуг, это праздничная атмосфера, красота. Здесь для этого все предусмотрено и продумано: есть комнаты жениха и невесты, зал, где проводится подписание документов, зал для фуршетов, работают фотографы и операторы.

 Дворец – это высокий уровень услуг, это праздничная атмосфера, красота. Но за красивой картинкой стоит огромная работа 

Но за красивой картинкой стоит огромная работа. Использовать и содержать в порядке памятник архитектуры очень тяжело. То стены плесневеют, то из подвала воду откачиваем… Мы же на открытии Дворца хлебнули. Пришли Городской Голова, высокие гости, десять пар женихов и невест, телевидение… А у нас туалеты не работают. Оказалось, когда забивали громоотвод, строители пробили трубу на метровой глубине. Никто сразу не заметил, а на открытии стояки встали до самого чердака. И я в костюме итальянском, купил специально ради такого случая, вместе с инженером откачивал колодцы.

У нас же после каждого свадебного дня как Мамай прошел. Поэтому подкрашивать, подмазывать приходится еженедельно. Упустил – все, дворец просто разнесут.

– А энергетика особняка купца Теренина? Ходят легенды, что здесь до сих пор живут духи.

– Когда я первые дни работал в этом здании, оставался допоздна, частенько слышал какие-то скрипы, шорохи. После того как за эти годы я выучил, где какая досочка скрипит, где что капает и шуршит, вся таинственная аура развеялась.

– Вы начинали работать с Валерием Буравцовым, который осуществил этот, казалось бы, неподъемный проект реконструкции и создания Дворца, но вскоре ушел из жизни. Насколько дворец соответствует его замыслам?

– Думаю, никто не мог бы соответствовать его высоким требованиям. Валерий Александрович работал круглосуточно, был очень дотошный. Его образ всегда незримо присутствует здесь. Мы очень часто вспоминаем его и в работе ориентируемся на его правила и заветы.

Сейчас у нас замечательный руководитель – начальник Управления ЗАГС Майя Викторовна Паненкова. Мало того, что она очень терпеливо относится ко мне как к подчиненному, но и практически круглосуточно оказывает любую поддержку Дворцу в его работе.

Во многом нам пришлось быть первопроходцами. Я съездил во все соседние регионы, и оказалось, что нет ни одного подобного автономного муниципального учреждения. Не была понятна правовая форма. Нужно было все создавать с нуля, принимать муниципальное задание. Но теперь мы можем гордиться тем, что все получилось.

3С самого начала планировалось, что Дворец будет заниматься не только свадьбами. Сегодня мы проводим все семейные торжества: юбилеи семейной жизни, памятные даты, дни рождения, организует детские новогодние утренники.

Людям больше нравится, когда с ними работают молодые симпатичные женщины. Это как в самолете, когда приятнее видеть красивую стюардессу, нежели стюарда

– А торжественная регистрация новорожденных?

– Мы в этом вопросе столкнулись с таким тонким моментом: после родов маме обычно не до торжеств. Чествования новорожденных, имянаречение мы перенесли в родильные дома. Согласно муниципальному заданию, мы организуем такие городские семейные праздники ко Дню защиты детей, Дню семьи, когда мы инициируем такие торжественные выписки.

Но мы можем сделать это для всех желающих. При регистрации ребенка в представительстве управления Загс в роддоме родители могут попросить, чтобы свидетельство о рождении было вручено в торжественной обстановке. Выезжает наш специалист в роддом, и проводится такой маленький праздник, например при выписке.

4– Как вы оцениваете нынешний свадебный сезон?

– Если оценивать с точки зрения бизнеса – сезон провальный. Факторов к этому много. Я не аналитик, чтобы делать макропрогнозы. Но в то же время ни для кого не секрет: мы находимся в демографической яме. Не рожали в начале 90-х детей. Очень много стало возрастных свадеб – после 30 лет.

Много стало пар, которые не устраивают торжеств. Связано это с отсутствием средств или желания – другой вопрос.

Кроме того, с начала этого года Дворец регистрирует браки в любой день, кроме воскресенья и понедельника. Много пар расписываются в будни, получают свидетельство о браке и дальше уже не празднуют, уезжают в путешествие или на дачу.

– Какое самое большое число пар вы расписали в один день? Какими рекордами можете похвастать?

– Мы не гонимся за рекордами. И даже наоборот, наша цель – уйти от конвейера и сделать церемонию индивидуальной, красивой. Торжественные регистрации, которые мы проводим с артистами театра, музыкальными коллективами, не можем сделать чаще, чем одну в 30 минут. В субботу мы всегда работаем нон-стоп, без перерывов с 8 до 17 часов. После каждой пары еще нужно убраться, подготовиться к следующей. Максимально мы принимаем 18 пар. Теоретически можно принять больше, но от этого пострадает качество. Этого мы не можем допустить.

– А как же быть с теми датами, когда желающих сыграть свадьбу гораздо больше?

– Плотность и ажиотаж обычно возникают вокруг «круглых дат». В этом году это 18.08.18. Но не забывайте, что в городе работают еще площадки регистраций браков: в Городской Управе, в Калужском драматическом театре, в Доме музыки, в Квани. Поэтому для всех желающих создать семью именно в этот «волшебный день» найдется место.

– А вы верите в эту магию цифр?

– Никогда не угадаешь. Когда мы с женой подавали заявление, мы не знали никаких примет. Нас спросили: «6 мая подходит?» Потом нам уже сказали, что в мае жениться – всю жизнь маяться. Вот мы «маемся» 25 лет. Если нет любви, никакие цифры не помогут.

– Бывали ли случаи в вашей практике, когда на регистрации кто-то из вступающих брак говорил нет?

– Только в шутку. Это парни так забавляются, хотят показаться «остроумными». Девушки с этим не шутят. Вот недавно был модный тренд. Там примерно такой текст: «Нет». И после паузы: «Не позволит мне сказать мое сердце…» и так далее. Когда это случилось первый раз, конечно, у сотрудников Управления ЗАГС было замешательство. Ведь по закону в таком случае нужно прервать церемонию. Теперь ведущие церемонии уже знают эту уловку, и просто ждут, пока остряк закончит. А нервничают только мамы.

5– У вас преимущественно женский коллектив. Какие нюансы есть в управлении?

– В женском коллективе работать прекрасно. Девочки же мне и чай нальют, конфеткой угостят. И людям больше нравится, когда с ними работают молодые симпатичные женщины. Это как в самолете, когда приятнее видеть красивую стюардессу, нежели стюарда.

Чтобы знать, что у тебя происходит в хозяйстве, нужно самому разобраться во всех процессах. Как включается звук, знать, где что лежит, откуда льется вода, и так далее. Я знаю Дворец от и до

С женщинами в первую очередь важна тактичность. У каждой характер, свои секреты. Нужно это понимать и по-человечески относиться. Я могу подколоть, шуткой указать на недоработки. Но разнос устраивать не стану. И я считаю, лучший показатель стабильности и атмосферы, что за четыре года работы у нас полностью сохранился коллектив. Больше того, у нас внутри коллектива сложилась семья. Поженились два сотрудника – Евгений и Аня.

6– Ваша должность управленческая, при этом вы занимаетесь всем.

– Во-первых, я люблю делать все сам. Я и дома все делал сам: всю электропроводку, гипсокартон, стены, отделку… Недавно сам во дворе Дворца плитку тротуарную переложил. Это во мне, наверное, говорит инженерное образование. Во-вторых, чтобы знать, что у тебя происходит в хозяйстве, нужно самому разобраться во всех процессах. Как включается звук, знать, где что лежит, откуда льется вода, и так далее. Я знаю Дворец от и до.

В-третьих, у нас в коллективе так заведено – все делают всё, что необходимо, несмотря на должности. Когда после регистрации надо быстро убраться перед следующей свадьбой, включаются все. Надо посуду помыть – помоет тот, кто свободен.

– В чем вы видите развитие Дворца торжеств?

– В поиске новых форм услуг, в новых мероприятиях и событиях в сфере семейных торжеств. Сейчас мы готовимся к следующей свадебной выставке WEDDING EXPO-KALUGA. Чтобы продемонстрировать калужанам возможности и уровень свадебной отрасли региона.

– Александр, вы обмолвились, что у вас инженерное образование. Где вы учились?

– В наше время после школы у выпускников была одна попытка, и я выбрал бауманский. Поступил на «легкую» специальность – гидропневмоавтоматика, а когда стал учиться, оказалось, что это одна из сложнейших специальностей с мощной научной кафедрой. Меня даже хотели отчислить с 3-го курса. И тут у меня взыграло самолюбие: неужели я не смогу. Диплом я искренне, по-честному чертил и писал сам, успешно защитился и… Оказался с дипломом на улице. На следующий день после защиты я вышел на работу грузчиком на склад бытовой химии. Потому что у меня уже была семья, ребенок, надо было зарабатывать деньги здесь и сейчас.

– Значит, вы поженились студентами? А как же «встать на ноги, обзавестись жильем, пожить для себя»?

– Мне это подход понятен. И он наверняка во многом правильный и разумный. У меня есть масса примеров – друзей и родственников, которые женились по этому принципу и живут очень хорошо. Но у меня другая история: мы встречались около двух лет. Нам было хорошо вместе. И я подумал: а что, было бы прикольно жениться в 20 лет.

– А ваши родители не были против?

– Мы их не спрашивали. Пришли и сказали, что хотим пожениться. Они ответили: «Ну, что делать, хорошо». Я учился на последнем курсе. Потом диплом писал уже с ребенком на руках. А супруга моя Ирина уже отучилась и работала в лаборатории реанимации областной больницы. На складе я работал я до тех пор, пока от этих порошков и химии волосы на голове не стали выпадать. Случайно увидел вакансию: требуются подсобные рабочие в ГУ Центробанка России на Ленина. Тогда его только построили. И я пошел туда. Столы собирал. Одна сотрудница, помню, сказала нам: «Вот, смотрите, какой у меня сын – институт окончил, работает, теперь пошел в высшую банковскую школу. А вы сидите со своим ПТУ, ничего вам не надо». Я не выдержал и говорю: «Ну почему же. У меня тоже высшее, между прочим, образование». Она опешила: «Как? А почему вы тогда здесь работаете?» И я решил: все, пойду на завод, по специальности. И поступил работать на КЭМЗ. Разрабатывал дешифратор связи. Руководство отправило меня на учебу, и я стал одним из первых чертить в программе «Автокад». И чертил бы дальше с превеликим удовольствием. Но, не смотря на то что в банке я был подсобным рабочим, зарплата у меня была в пять раз больше. Тогда на заводе у меня был оклад 500 рублей и 30 процентов премия. Живи, как хочешь.

И тут приятель мой предложил: давай откроем рекламное агентство. И мы, «молодые дарования», стали делать рекламный бизнес. А через полгода после первых прибылей мы с другом разругались в усмерть. А рекламные вывески, которые мы делали больше 20 лет назад, до сих пор еще висят по городу. С того момента я работал индивидуальным предпринимателем.

– Чему вас научила ваша история?

– В первую очередь пониманию того, что нет непрестижной работы. Везде можно себя найти. Я никогда не стремился к какой-то карьере, славе. Как сложилось – так сложилось. Но у меня всегда было четкое понимание того, что моя семья не должна нуждаться. Безусловно, бывали сложные моменты. И тогда опять помогает только семья. Спасибо родителям с обеих сторон.

– Расскажите, пожалуйста, о них.

– Мама моя – медик, всю жизнь работала методистом-инструктором по лечебной физкультуре. А папа с 1973-го до нынешнего года работал преподавателем физкультуры в Бауманском. Плюс ко всему тренировал городскую волейбольную команду. Каждый год собираются его воспитанники разных лет, поздравляют его с днем рождения. Один из его учеников Костя Чистяков возрождает студенческий волейбол. Конечно, я тоже с детства играю, тренируюсь два раза в неделю. В сезоне играл в команде Калужской любительской лиги.

– Какая же роль у вас в команде?

– Связующий. Мне доставляет удовольствие не забивать, а пасовать. И в работе мне близка роль второго плана. В этом я нахожу свой кайф – все сделать, подготовить и уйти в тень. Кто знает, тот оценит. Не знает – да и Бог с ним.

У меня есть младший брат. Нас воспитывали без перегибов. Никто никогда на нас не давил, не унижал, но и наглеть не давали.

– Вы наблюдаете кризис брака?

– Нет. Но боюсь этого. Я ретроград с патриархальными взглядами. У меня в семье должно быть все чинно, благородно. Чтобы вся семья за столом, муж – глава семьи. Хотя меня дети подкалывают, конечно. Больше того, без жены я уже абсолютно нежизнеспособен.

А если серьезно, для меня семейные ценности – действительно главное. Надо будет выбирать: карьера, полет в космос или семья – нет, только семья.

Те, кто говорит, что можно жить свободно, а штамп в паспорте – условность и ничего не значит, может быть, грубо скажу, они боятся ответственности. Абсолютно не логично. Если ты сам говоришь, что штамп в паспорте ничего не меняет, чего ты противишься этому? Скажи честно: я не уверен в себе, я не хочу делиться, я хочу всегда иметь возможность уйти без последствий.

Нет непрестижной работы. Везде можно себя найти. Я никогда не стремился к какой-то карьере, славе. Как сложилось – так сложилось. Но у меня всегда было четкое понимание того, что моя семья не должна нуждаться

– А если сын захочет пожить без брака?

– Запретить я не смогу, но сарказму моему не будет предела. Причем подкалывать буду обоих. Сделаю жизнь их невыносимой. Я даже больше скажу, мы смирились с тем, что в любой момент можем стать дедушкой и бабушкой.

Вообще, у меня был жесточайший кризис в 40 лет. У меня был клин, что все лучшее в жизни, уже со мной случилось и ждать больше нечего. Сейчас мне хочется, чтобы дни были длинные. Чтобы больше ездить. Вдруг сорваться куда-нибудь. Купаться зимой. Встречаться с друзьями. С младшим сыном мы освоили велосипеды и теперь катаемся.

– Вы разгадали секрет семейного счастья?

– Нет! Больше того, я думаю, как только мы его поймем, наше счастье закончится. Обычно как говорят: любите друг друга, уступайте друг другу… А как уступать, если она не права!

текст: Анна Большова
фото: Дмитрий Демидов (Мамяс) и из архива семьи Таратиных

Прокомментировать

От редактора

Интервью

Опрос

Какое название по вашему мнению больше всего подойдет новому спортивному комплексу "Дворец спорта", который вскоре будет построен на месте стадиона "Центральный"?





Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...



Архив опросов